Страсть

Марина Шапиро

Страсть

А знаешь,
Я знаю, что будет однажды —
Однажды гортань пересохнет от жажды,
Ты крикнешь, но криком окажется малость,
Что в нежных глубинах едва нарождалась.

А знаешь,
Я знаю — мы выроем зёрна
Рукой торопливой, лопатой проворной...
Нам так интересно — не вырос ли колос?
Не надо.
Не вызрев, не пробуйте голос.

А знаешь,
Я знаю, что сразу начнётся —
Начнётся пожаром огромное солнце,
Что вытопит всё до последней крупицы
И кончится.
Мы не успеем проститься.

Я знаю,
Мы оба рванёмся к началу,
Где так прозорливо и свято молчали,
И будем хвататься за корни и травы —
Искать приворотной бессильной отравы.

Я знаю,
Чужими уйдём мы оттуда,
Не вынеся боли, не веруя в чудо,
И с этой поры я везде и повсюду
Искать тебя буду...
Искать тебя буду.

А знаешь...
Не слушай пророчеств тревожных!
Я знаю,
Бывает — молчать невозможно.
Мы будем с тобою собою тогда лишь,
Когда обожжёмся,
Я знаю,
…………ты знаешь.

Интерьер

Между черным лаком дерева
И панбархатом портьер
Так изысканно-рассеянно
Изнывает интерьер.

Я пришла сюда по улочкам,
Где с утра весь день метёт.
По дороге съела булочку,
Постояла у ворот...

Вы меня так мило встретили,
Расспросили про метель
И как будто не заметили,
Что не застлана постель.
Вы торшер включили бдительно,
Кофе с тортом принесли
И совсем неубедительно
В кресло тёмное вросли.
А потом сильнейшей жаждою
Истомили разговор.
И за фразою, за каждою,
Всё ломался слов узор.

Ах, как хочется, как хочется
Между слов пустой канвы
Обратиться к вам без отчества,
А потом опять на Вы.
Притянуть — и отодвинуться,
Приласкать — и отпугнуть —
Жаркой лавой опрокинуться
Прямо с неба к вам на грудь!
Где же вы набрались мужества,
Не протянете руки,
Не разрушите содружества
Уваженья и ...тоски?
Ах, припасть бы к этим искровым,
К этим яростным очам,
Потерять бы счёт неистовым
В бездну брошенным ночам!

Но метель накроет белою
Остужающей волной...
Ничего-то я не сделаю,
Потому что вы — не мой.
Пусть стоит ветрам открытая
Безнадежная кровать.
Я одна,
………..тобой не сытая,
Дома буду ночевать.

Прощай

Крупицами идеала разбросаны как попало ростки, что вчера держала
в горсти.

Теперь в естестве-пустыне на чёрных расчалках стынет бетон-седина гордыни,
пусти!

Пусти, я хочу собою остаться, уйти без боя, а ты выбирай любое
взамен —

Вот юность — любовь босая с подробностью Хокусаи*, с пассажами, что бросает
Термен**

Рукой по душе (…играли… теперь повторить? Едва ли…) Я — зрелость — кувшин в подвале
с вином —

Хранят для какой-то даты, а дата прошла когда-то… прокисло и старовато —
вверх дном.

Ты смотришь рискОвым глазом и юности злой заразу бросаешь горстями сразу —
на чай!

Мне юность когда-то снилась… уйди, милый, сделай милость, пока я не так влюбилась.
Прощай.
ххххххххххххххххххххххххххххххххххх


*Хокусаи — японский художник.

**Термен Лев Сергеевич — изобретатель первых электромузыкальных инструментов. На его электроакустическом инструменте Терменвоксе играют пассами рук, приближая и удаляя их от инструмента.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.