Осени душа, как пёс, верна...

Игорь ИВАНЧЕНКО
ОСЕНИ ДУША, КАК ПЁС, ВЕРНА…


КОГДА…

Когда поэты рифмовали
Безжалостное «кровь-любовь»,
Ветра листву ошельмовали
И – на распыл пустили вновь…

Когда музык звучали ритмы
И шелест поздних птичьих крыл,
Я лезвием острейшим рифмы
Себе повторно вены вскрыл…

Когда разлуки эхо смолкло, –
Лишь одинокая заря
Ложилась отсветом на стёкла,
Кровавей грудки снегиря…

Когда –
Житейских драм участник –
Я загляну на жизнь вперёд,
Твоих обид чернильный ластик
Из памяти меня сотрёт…

АКТРИСА

Осваивает осень мастерство,
Как первоклассник – буквы алфавита,
Как лицедей, чья роль ещё не бита…

И – скоро все поверят в естество
Актрисы, поступившей очень мудро:
Она игру с тумана начала,
Полсотни изб сибирского села
Слизавшего, как языком, под утро…

Потом она, уже входя во вкус,
Дождей нам отпустила на копейку
И подчеркнула тоненькую шейку
Рябины ниткой выкрасневших бус.

О, как немели, видя ту игру,
Все зрители – от мала до велика!..
И – долго умирала повилика.
И – хохлилась ворона на юру.

Ловила осень в сети паутин
Всех грибников.
И отыграла – гляньте! –
Два первых акта.
И в её таланте
Уже не сомневался ни один.

И – вскорости актрисой гениальной
Она царила на подмостках, где
Из декораций той поры печальной –
Лишь ржавый лист на медленной воде,
Да мокрые фигурки журавлей,
Стартующие в пасмурное небо,
Свиданий наших кратких быль и небыль,
Да скука одичалых тополей…

Её успех оплачут в три ручья
Дожди.
И – никому не станет нужен
Унылый мир.
И – будет мокнуть в луже
Большая кукла, неизвестно чья.

…Поцарствовать хотелось целый век
Актрисе, но её со сцены гонит
Дебюта долго ожидавший снег,
Который, как Иван, родства не помнит…

* * *
Вчера в полшестого умолкли пичуги в садах –
Агония осени…
Выстыла за ночь изба.
На влажном стекле – отпечатки ладоней и лба.
Прибежище призраков – плотный туман на задах.

И мысли о солнце – крамольны:
Наложит табу
Октябрь на них.
И – останутся гнёзда пусты.
Замёрзнет трава.
И – оденутся в траур кусты.
Ускачет во мрак сумасбродных желаний табун…

И – стужи топор вновь наточит деревьев палач.
И – снег не замедлит.
И – вывернет душу тоска.
(Как будто грудного младенца лишили соска, –
Лицо деформирует миру невидимый плач…)

И – призраки прошлого, выстроясь цепью, в туман
Уйдут обречённо.
Обиды осядут на дно.
И – станет душа вдруг с ветрами скулить заодно.
И – серой волчицею рыскать и рыскать в урман…

Но разве возможен в спектакле счастливый конец?
Печаль о несбывшемся хмурое небо коптит…
И – зверский зима нагуляет в полях аппетит.
И – снег возвратится.
И – руки умоет Творец…

* * *
маленькая поэма
без названия


I

Вязнет звук в тумане, точно в вате.
На часах подтягивая гири,
Заунывно «Песнь о Гайавате»
Затянула осень здесь, в Сибири…

Млечный Путь залётные путейцы
Ремонтируют…
По швам – судьбы рубаха!..
Клёны и осины – как индейцы
Племени чероки и навахо,

Вышедшие в боевой раскраске
На тропу войны; их оперенье –
Листья разномастные…
(Не в сказке
Воевать им, а в стихотворенье…)


II

Крот сомнений почву жизни роет.
Запах одиночества летуч.
Осень, словно мёртвому, прикроет
Веки солнцу пятаками туч.

Облетел и потемнел багульник.
Собственности общей переделы.
Кроет, злясь, октябрь-богохульник
Трёхэтажным… дождиком пределы.


III

Томагавк сломавши о колено,
Осень выкурит не Трубку Мира,
А «косяк»…
(Как Карло – из полена,
Сотворит душа себе кумира

Из порочного, как Магдалина, снега, –
Непорочного, как Иисуса Матерь…)
Выглажена ветром –
Блажь и нега –
Леса и полей сибирских скатерть.


IV

Время, к сожаленью, вероломно:
Обещает много… но…
Всю ночку
Первый снег настойчиво и скромно
Трубку Мира курит в одиночку…

Вот и побрели индейцы чинно,
Облачившись в белые одежды,
По тропе,
Теряя обречённо,
Как листву, последние надежды…


V

Звук в снегу увязнет, точно в вате.
На часах приопуская гири,
Заунывно «Песнь о Гайавате»
Допевает осень здесь, в Сибири…

Поворчав для виду, улетели
Журавли на долгую зимовку.
…Жизнь, плутая в завтрашней метели,
Потеряет счастье, как подковку…

* * *
Осень простирает тучи длань,
Раздражая зонтики и ткани…
Ветер с сада сбирает дань
Золотыми да и медяками.

А душа, как сука, заскулит,
Вновь твоим пришиблена обманом…
Время –
Мой бесплатный окулист:
Лечит зренье утренним туманом…

Тонкий слой;
И – в метре над землёй
Левитируют деревья,
Словно
Хоть
чуть-чуть
продлить
мой
срок
земной
Этим
захотели
поголовно…

<!-- /3413315d1e944aae4cc7b8507ae0ab12 --> <!-- /546e23d03bc5757d80b1296e0cb9ea48 --> <!-- /9de4fb9d9cc9da3a29e24a491332eff7 --> <!-- /b3ca1ebf5b8b8cde51b9cca813ee9abe -->
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.