Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

КНИЖНАЯ МУЗЫКА Поэзия |
ВИТАЛИЙ ЮРЕЧКО

Поэт, прозаик, переводчик.
Виталий Иванович Юречко родился 24 сентября 1936 г. Закончил Александрийский культурнообразовательный техникум и Харьковский институт культуры. Работал главным редактором Донецкого областного телевидения. Писал на украинском и русском языках. Автор поэтических сборников "Пристани", "Зеленые поезда", "Радуга лета", "Внутренний свет", "Кошки-мышки" и др. Умер в 2004 г.



***
Ты все для меня: ты земля моя, небо,
ты боль моя, быль моя, радость и грусть.
Наверное, жизнь я прожил бы нелепо,
не встретив тебя. С опозданием – пусть!
Рассветы и звезды, молчанье и песни –
поделено поровну все на двоих.
И лишь одному мне, пожалуй, известно,
как солнце лучится в ресницах твоих.
С тобой становлюсь я светлее, моложе,
Хоть времени ветер все яростней, злей…
Твоими глазами смотрю на прохожих,
знакомых встречаю улыбкой твоей…
Вот так и живем мы. Бывает, нелепо
завихрится ссора… Завихрится – пусть!
Ты все для меня: ты земля моя, небо,
ты боль моя, быль моя, радость и грусть.


КНИЖНАЯ МУЗЫКА

В комнатушке накуренной, узенькой,
где идей бушевал океан,
поселилась органная музыка,
в стеллаже, что похож на орган.
Ничего постороннего, лишнего,
Только гулкие клавиши книг,
разноцветные клавиши книжные
да притихшая музыка в них.
Вот аккорд бирюзовый – Есенин.
Голубая октава – Блок.
В перламутровых клавишах – все
симфонии пушкинских строк.
В тех вон, тоненьких, пестрых, броских –
голоса гомонящих сейчас.
А вот этот регистр – Маяковского:
что ни красная клавиша – бас!..
Спят соседи (добрейшие люди!).
Я колдую у книг, будто маг…
Оратории, фуги, прелюдии –
сколько здесь их в клавирных томах!
Тишины в моей комнате – залежи.
Но опять подхожу к стеллажу,
и сдается: коснусь только клавишей –
и весь дом, и весь мир разбужу!


НОЧНЫЕ КРИКИ

Сколько крика в ночной тишине!
Многогласна она, многолика…
Вот опять раскричались во мне
Не уснувшие с вечера крики:
новых строчек, памяти, чувств.
Ночь уснула давно. И тем более –
в тишине я расслышать хочу,

как кричат наши радости, боли.
Боль, как радость, – не сыщешь ничьей.
Их улыбка и крик – по соседству…
А вы слышали крики вещей,
нам оставленных как по наследству?
Из ржавеющей меди кольцо,
но любовью семейной согрето…
Треугольные письма отцов
и квадратные рамки портретов?
А игрушек безмолвная рать,
что навалом – в чердачной корзине?
А стихов неумелых тетрадь
в тайнике повзрослевшего сына?
Вещи, чувства… Они не молчат.
Я их криками будто прострелен…
О, как руки шахтеров кричат,
разметавшись на белых постелях!
А мозоли, что носит сосед?
А хирурга уставшие пальцы?
А тревожные сводки газет
с новой версией шуток данайцев?
Погодите… Что это за крик?
Дом садится? А может быть, это
в город, в дом мой случайно проник
стон уставшей от криков планеты?
Может быть. Мир не так уж велик…
Что криклив он – секрет невеликий…
Жизнь – как грустный и радостный крик.
Не оглохнуть бы только от крика.


РОЗОВЫЙ ТУМАН

Квартира… Мебель… Дочь… Жена…
Подсчет долгов… Маршруты на базары…
Ну, а любовь? Была же ведь она!
Прекрасная, как утренний розарий!

Была любовь. И в прозе, и в стихах.
Ах, что она творить умела с нами!
Любимых мы носили на руках
и бредили святыми именами!
Всесильная, взаимная любовь…
Была она. И самой настоящей.
Мы с ней ушли б на подвиг на любой
но случай не случился подходящий…
Была любовь. И это не обман.
Но где теперь те утренние розы?
Клубится только розовый туман
над чувствами поэзии и прозы.
Ушла любовь. На мебель, на рубли…
Воротит душу – будто продал черту!
Твердит сосед: "Женился – по любви,
А развожусь, как видишь, по расчету…"


КАМЕНЩИК

Считаю этажи высотных строк.
На них потом появится орнамент.
Я каменщик. Перо – мой мастерок.
Хоть слово – не кирпич, бумага – не фундамент.
Я каменщик. Разряды – ерунда.
Пусть не считаюсь мастером-умельцем,
но кладку слов и строк своих всегда,
как ватерпасом, проверяю сердцем.
Я каменщик. Я строю дом.
Строфа – квартира (в некотором смысле).
Хочу, чтоб в нем сегодня ли, потом,
вселялись чувства добрые и мысли:
о майском всплеске весел на реке,
о первенце – супружеском кумире,
о друге детства и о друге-горняке,
о долге и о Родине, о мире…
Примите этажи высотных строк.

Пусть сыроваты облицовка и орнамент…
Я – каменщик. Перо – мой мастерок.
Стихи – дома. Земля моя – фундамент.


ОСТРОВА

Люди – острова любви и слов.
Тишины и песен. Жизни просто.
Судеб – океан. А островов –
Что ни человек, то остров, остров.

Где на все – свой взгляд, свои права,
Свой уклад, свои заботы, блага…
Всех нас окружают острова
Солнечных людских архипелагов.

Твой и мой. И множество других
Островов, рассветами расшитых.
Знаю точно: нету среди них
Лишних, безымянных, необжитых.

Но когда придет нежданный срок,
О котором мы, увы, не знаем,
И умрет, ну, скажем, островок –
Он тогда уже необитаем…

Жизнь, порою, рубит как дрова
Судьбы наши разные. При этом
Гибнут, умирают острова,
Но живет, вращается планета!

С островами чувств, надежд, и слов.
Тишины и песен. Жизни просто…
Каждый материк – из островов.
Да и шар земной – плавучий остров!


***

Вот и все. Лучится рельсов сталь,
Удаляясь и не беспокоясь,
Что тебя опять увозит вдаль
В точку превращающийся поезд.


***

Грусть сердечную в строчки не выгрузить.
Я бродил и как море молчал.
Морю б волны на берег выбросить,
Да мешает гранитный причал.


***

Доктор был веселым человеком,
Знал мои болячки хорошо.
Я с его рецептом все аптеки
Обошел – лекарства не нашел.

Говорят в одной: – Не завозили.
– Дефицит! – ответили в другой.
Ну, а в третьей просто разозлили:
– Препарат довольно дорогой!

Если что – не выручит зарплата.
Можете проспекты полистать,
Но ни по знакомству, ни по блату
Этого лекарства не достать…

Оказалось, доктор по латыни
Прописал, чтоб вылечилась боль,
То, что тщетно я ищу поныне:
Ласковую нежность и любовь…

Ай да доктор! Ай да чудо-лекарь!
Может быть, считал, мне повезет?
Но такого – ни в одну аптеку
Никогда никто не завезет!


***

О нелюбви рассказывают люди.
А я опять на том себя ловлю,
Что не люблю, когда меня не любят,
И не люблю, когда я не люблю.


***

Загорелась осень, загорелась.
Даже дождь огню не помешал.
Все сжигает, но какая прелесть –
Многоцветьем дышащий пожар!

И летят с деревьев днем и ночью,
В холоде туманном ли, в тепле,
Пламени бесформенные клочья,
В листья превращаясь на земле…

Мы в лесу, мы в огненном полоне.
Эту пору искренне люблю.
И твои осенние ладони,
Как листву лучистую, ловлю.


 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Стихи о любви
  • Я помню свет огня
  • Я не люблю твои глаза...
  • Из книги "Ностальгия"
  • ВЕТЕР РОЗОВЫЙ


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Май 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Вчера, 14:30
    Два кольори
    24 мая 2020
    Стихи

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.