А новостей глобальных нет

А новостей глобальных нет

А новостей глобальных нет,
И снова в вечность день обронен,
Но умер за стеной сосед,
Его назавтра похоронят.

Поклажа с воза – легче кладь?..
Но это горе несомненно
В масштабах Маленькой Вселенной,
Что принято Соседством звать.

Вся жизнь прожита на виду,
В трудах, заботах, честь по чести,
На эхо смертной этой вести
Сельчане в дом идут, идут...

По правый бок от дома парк –
Седой, неприбранный, незрячий,
По левый бок соседка плачет -
Иваныч был ещё не стар,

Всего-то семьдесят с лишком,
Её порядком помоложе,
Не сердце - жизнь хвороба сгложет
И не подавится куском.

Снесут на кладбище – к жене,
Что умерла годами раньше -
По размокревшей снежной каше
И по озимой новине.

А дому горе мыкать, стыть,
К кому теперь подашься, лихо?
В тревоге улица затихнет
И затаится до весны...



Ты помнишь московской зимы городскую речь?

А после Святого Николы повалит снег
Буквально на утро, двадцатого декабря,
И город-гигант перейдёт на особый сленг,
На зимний язык то есть, попросту говоря.

Ты помнишь московской зимы городскую речь?
А если не помнишь, а если совсем забыл,
То стоит на ухо одно - просто так - прилечь
И ухо второе ладонью моей прикрыть.

И сразу почувствуешь, как нависает тишь,
Как фильтр снегопада отсеивает Москву...
Лишь эхо шуршания автомобилей, лишь
Царапает окна лопаты фанерной звук.

И шлёпает в кухне из крана на сталь вода,
Но это примета не зимних, а всех времён,
Послушаем город, и, может быть, кран тогда...
Ты не отвлекайся, губами ища ладонь.

Послушаем город – таким я его люблю:
Снега заглушили навязчивый зов реклам,
Так тихо, что чудится, будто сверчки поют,
Их звук на цвета разделяет наш Пал-Секам.

И, кажется, лучше уже и не может быть -
Чем город в снегах, как молитвенный наш амвон.
Записывай чудотворение тишины
На сердце, на память, на ухо и на ладонь.



Настроение. Январь

За что ни возьмись и на что ни взгляни,
Не держит ни сутью, ни видом,
Какие-то странные серые дни
Январь по оплошности выдал.

Хотелось, как лучше, сбылось, как всегда:
Ушами прохлопали чудо,
Лишь вслед и успели промолвить: Куда?
Забывши разведать – откуда.

В шампанском устали искрить пузырьки,
Застыли на стенках хрустальных,
Летучие мыши летать зареклись,
Повесились вниз головами.

И кажется - так же, как мыши, смогу,
От жизни хватившая лишку,
Но там, за окном, на январском снегу
Футбол затевают мальчишки,

И что-то внутри начинает разбег,
Звенит ожиданием гола,
И смотрят на небо сквозь выпавший снег
Травы прошлогодней проколы.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.