Среди зимы


Юрий Афанасьев, Киев
 Среди зимы



Зима
Зима пришла,
Чтоб живопись осеннюю сменить
На графику узоров черно-белых,
Углем жестокосердным начертить
На ватмане снегов природы остов смело.
Зима пришла
Морозом отогреть
Холодных рук осеннюю постылость,
Отвергнуть хляби, утверждая твердь,
И сдать печаль страданию на милость.
Зима пришла
Ветрами просушить
Осенних глаз меланхоличных влагу,
Колючим снегом нежность пробудить
И юности наивную отвагу.
Зима пришла,
Как старый добрый друг
Приходит разделить невзгоды,
Замкнуть природы непорочный круг
В канун грядущего таинственного года.

ПАСТОРАЛЬ

В листву зарылся теплый солнца луч,
Послеполуденный, немного сонный.
На пастбище небесном стадо туч
Голубизну пожевывает томно.

За леса полосой беззлобно гром ворчит,
Грозя дождем над пыльными садами,
А рядом кот невозмутимый спит
С роскошными геройскими усами.

И нет нигде ни кризисов ни войн,
Борьбы за власть и митинговой речи.
Из всех конфликтов - петушиный бой,
Из всех проблем - нет тяги в старой печке.

И только мозг, не верящий в покой,
Все бдит и вечно настороже,
Он здесь и там - за той большой рекой,
Всегда в пути на нашем бездорожьи.


* * *
Опять каштаны мячиками катятся,
Осенний провоцируя футбол,
Вон, прямо на меня. И я ногой замахиваюсь
Удар — каштан летит под лавку. "Го-о-ол!".

Осенняя пора - не время меланхолиям
Минорами навеивать затасканную грусть.
Хочу, чтоб осень нас еще похолила
Прохладою своих дымком пропахших рук.

Чтоб моросящий дождь с зонтом шептались.
Мне с ними так уютно, хорошо
Чтоб шпага одиночества чистопородной стали
Блестела мокро ободряюще свежо,

И бестолковый гул крестьянских свадеб,
Замешивая счастье на крови,
Улыбку осени на пьедестал поставил,
Украсив надписью короткой: «От любви».

Пора любви – конечно, это осень.
Романтиками полнится земля.
И если кто весной любви попросит —
Пусть осенью приходит. Вуаля.


* * *
Воздух был свеж и холоден,
Небо — пронзительно синим.
Ты опустила голову,
Ты ничего не спросила.

Тихо накрыли ресницы
Глаза из малахита.
Зябко нахохлились птицы
В беседке, плющом увитой.

Луч, отраженный от лужи,
Тебя освещал, словно рампа.
Мотив наступающей стужи
На башне пробили куранты.

И путалась времени года
Мелодия в странных аккордах,
И музыка жизни хода
Сжималась комком в горле



ВЕЧНОЕ СКОЛЬЖЕНИЕ

Скользящий разговор, скользящие ботинки,
Скользнувшая рука по шелку невзначай,
И солнца рыжий луч, веснушчатый, в пылинках,
Скользнул по серебру и окунулся в чай.

Воскресный день скользнул и умер незаметно,
И месяц тихо-тихо скользит за облака,
Любовь явилась вдруг, как призрак, беспредметна
И ускользнула вновь, растаяла в руках.

Скользящий странный мир – ты, словно капля ртути,
Резвишься необузданный, никем неуловим,
Явлением являешься, скрывая облик сути,
В изменчивости прячешься, как за щитом своим.


РОМАНТИЗМ

Во мне, как саксаул в пустыне,
Романтизм торчит.
Не так чтобы красив,
Но зеленеет.
И тень его средь моря зноя
Хоть и слабый щит,
Но солнца грозный меч
Все ж перед ним слабеет.
Уставший человек, в пыли, в поту,
С ним обретает ненадолго передышку.
Чуть прислонится к жесткому стволу –
Во сне услышит запах елки, шишки.
Проснется и пойдет на Запад ли, Восток,
Но сохранит в своей душе навеки
Тот саксауловый неистребимый ток,
Тот романтизм как признак Человека.



* * *
Парк. Осень. Моросит.
Человек ходит, не спит.
Хотя полночь выела свет,
А он ходит, ищет ответ,
Что не сыщешь днем и с огнем,
Потому, что ответ в нем.
Потому-то его не сыскать –
Мы себя не умеем понять.
Все ответы мы ищем в других,
Самых близких и дорогих.
Ноша близости - тяжкий рок,
Разделяет нас, будто порог,
На иной мир и мир в себе
Одиночество в общей судьбе.


ОПЫТ
Что такое опыт? Соль земли,
Политой дождями крови, пота.
В опыте соленом проросли
Семена любви травой заботы.

Что такое опыт? Синяки,
Боль в суставах, колики, бессонница,
В парке на скамейке старики -
Не годны ни в танки, а ни в конницу.

Опыт в лике женщины - порок,
Опытный мужчина - показуха.
Топчет опыт, как тяжелый рок,
Поступью слоновой чуткость уха.

Опыт замораживает боль
И анестезирует надежду,
Опыт - разнаряженная голь,
Жалкое прибежище невежды.

Не спеши за опытом, весна,
Опыт сам придет порой осенней.
Пусть не выцветает новизна
живописи чувственных прозрений.

Я в тебе неопытность люблю,
Я свою неопытность лелею,
От печали опыта храню
Свежую фиалковость апреля.


Эвристика
Чтоб тебя отыскать,
Не нужны мне ни компас, ни атлас.
Чтоб тебя отыскать,
Нужно просто идти и идти.
Или сесть в паровоз,
Что стоит на пути на запасном —
Самом верном и скором,
Самом дальнем кратчайшем пути.

Я тебя разыщу
На привале, вокзале, причале.
Ты придешь вдруг ко мне
При свечах, при друзьях, при Луне
Я узнаю тебя
В тишине, в суматохе, в бокале.
Я на вкус отличу тебя
В песне, стихе и вине.

Мне чужого добра
Ни копейки, ни слова не надо.
Отыскать бы свое,
Что не сыщешь в бою и в борьбе.
Ведь свое отыскать —
Высочайшая в мире награда,
Той награды исток
Лишь в себе, лишь в себе, лишь в себе.


Из истории искусства
Все краски светлых, радостных тонов
Я на тебя без жалости растратил.
На ясном небе свежею Луной
Ты нежно светишься сквозь призрачное платье.

И просветленный тонкой дымкой вид
Вдали умытым лесом серебрится,
И позолоченный зарей гранит
Породой кварцевой своей искрится.

А на переднем плане ряд господ
И бледных дам белеют в белых шляпах,
И белый пудель сбоку у ворот
Стоит сияющий на задних лапах.

Я посмотрел, и этот белый свет
Мне показался хуже грязи.
И весь КВАДРАТ, весь твой портрет
Я черной-черной краскою замазал.



* * *
Не подыскиваю слов,
Они ложатся,
Словно листья золоченые к ногам.
Не подыскиваю слов,
Пускай кружатся
На утеху всем нечаянным ветрам.
Не подыскиваю слов
Погорячее,
Когда холод обжигает, словно сталь.
Не подыскиваю слов
Добрее,
Когда просто и невысказанно жаль.
Не подыскиваю слов
Потверже,
Чем взаправду могу стукнуть кулаком.
Не подыскиваю слов
Горше,
Чем реально ощущаю языком.
Не подыскиваю слов
Красивых,
Не подыскиваю слов
Смешных,
Не подыскиваю слов
Спесивых,
Мне достаточно и слов
Простых.



Романс

В осеннем парке лист резной
Под звуки музыки печальной,
Спадая с липы вековой,
Танцует менуэт прощальный.

Свершив последний пируэт,
Он на плечо тебе ложится
И весь трепещет, как корнет
Под взглядом молодой царицы.

Как долго ждал он этот миг:
И в свежий май, и знойным летом.
Науку ждать сполна постиг —
Тяжелую науку эту.

Он каждый день тебя встречал,
Завидев издали в аллее,
И влажным взором провожал
Искринки бус на тонкой шее.

И вот настало время «Ч».
Свой шанс дает ему природа.
И вот он на твоем плече —-
Восторг любви и час исхода.



Я не хочу тебе дарить
Смертельно раненые, срезанные розы.
В них нет для нас послания любить,
В них смерти дух и оскорбленья слезы.

Я подарю цветок хоть скромный, но живой,
К своей земле прижавшийся корнями,
Он улыбнется нам в тиши ночной
И ток любви пропустит между нами.

Я подарю тебе цветок
Из самой пылко-нежной акварели,
Его наивный бледно-розовый росток
Нам будет свеж зимою и в апреле.

Я подарю тебе цветок из серебра —
В нем лунный свет согрет
талантливой рукою.
Я принесу тебе смешных стихов букет
От моего пера
с макушкой золотою.



Чтоб тебя описать,
Не нужны, невозможны сравнения.
Розы, ландыши, лилии —
бесполезный и пошлый набор. Чтоб тебя описать,
Нужна тонкая, гибкая линия,
Нужен солнечный свет,
Нужен воздух, простор и восторг.


* * *
Что мне воспеть в тебе?
Изгиб лукавых линий,
Зовущих,
Словно песня,
В никуда?
Или холодных губ
Знобящий иней
И взгляд,
Как в проруби
Студеная вода?
Что мне сказать?
Тебе?
Непредсказуем
Судьбы твоей
Извилистый маршрут.
Что написать?
Увы,
Неописуем
Любви моей
К тебе
Нелегкий труд.



* * *
Подумай обе мне с улыбкой легкой,
Чуть-чуть насмешливой, но без издевки,
Чуть-чуть кокетливой, но без жеманства,
Улыбкой музыки, улыбкой танца,
Улыбкой свежего цветка лесного,
Не знающего шарма наносного,
Глядящего открыто, без подтекстов,
Как теплый хлеб из дрожжевого теста.
Пусть вкус и аромат, и тихий пламень
Твоей улыбки чувство не обманет.
И снисходительность к моим ошибкам
Вспорхнет со вздохом, растворясь в улыбке.


СИНИЧКА

Синичка -
гордая, смешная.
В руках моих ты с каждым днем теплей.
Уже спокойно взглядом провожаешь
Ты за море летящих журавлей.

Синичка,
но уже в повадке
Движенья как у птичьих королев.
А жест - то повелительный, то сладкий,
То угрожающе проклюнется в нем гнев.

Синичка.
В опереньи замечаю
Я блесточки жар-птичьего пера.
Манит тебя золотокрылых стая,
Так значит отпускать тебя пора.


* * *
В переборах серебряных струн слова
Обретают права
Иные.
В перекатах небесной арбы гроза,
Как слеза,
Стынет.
В перепадах разбуженных чувств уста
Неспроста
Лживы.
В перестрелке открытой и тайной
Фраз,
Глаз
Мы живы.



Звезды
Какие звезды в мамином саду!
Они сияют звонко как награды,
И выше этих звезд наград я не найду,
Да выше мне, пожалуй, и не надо.

Они даны не «за», а просто так,
Они даны как зов, как перспектива.
Средь награжденных есть и умный, и простак,
Но всякого волнует это диво.

И всякий, кто сутул или понур,
На звезды глядя, спину распрямляет.
Становится он выше без котурн
И голову свободно поднимает.

И что-то философское в душе
У каждого невольно шелохнется,
Как будто пианист таинственным туше
К ней шелковым пассажем прикоснется.

Звучи во мне, великий хор светил,
Пой ораторию простора-света,
Струи в меня потоки мудрых сил
Солирующим голосом кометы.

В партере сада тихо и тепло,
Мне месяц-дирижер приветливо кивает.
Концерт окончен, на душе светло,
И сад со мною мирно засыпает.
— Ты слышишь, капает вода?
— Нет, это с крыши льются слезы льда.
Они от солнца опьянели вдрызг
И падают, рождая искры брызг.
Так слово падает, дробясь,
Десятком смыслов калейдоскопясь.
Так сердце рвется на куски
В тисках тоски.

На тему одиночества
Любил ли кто так одиночество, как я?
Оно как друг, любовница, семья.
И только с ним малейшая разлука —
Мне все претит, такая скука
От роскоши общения и слов,
Что наложил бы, не колеблясь, руки
Не только на приятельство, любовь...
Хотя... любовь я взял бы на поруки
Под обещание почти молчать,
Поставил поцелуем бы печать
На губы милые и... поскорей бежать
На встречу больше чем с любовью,
Ведь тет-а-тет с самим собою
Единственное вроде рандеву,
Где оба ровня по уму,
По темпераменту, по силе,
Не возникает где вопрос:
Который выше и красивей.
Ведь с нас двоих единый спрос,
Хотя и спорим мы друг с другом,
Но знаем — до седых волос
У нас одна судьба-подпруга.

Мы с одиночеством, как боль,
Жизнепоток превозмогаем,
В любой толпе оно со мной
Среди зимы и даже в мае.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.