Вкус любви

ВКУС ЛЮБВИ

У любви моей вкус горчинки.
Я б любила тебя, но как?
Исчезают в песке песчинки,
У терпенья особый такт.
Каплей влаги солоноватой
Отдохну на твоей щеке,
Уплывают из жизни даты
В бездну времени по реке.
Упрекали: «Ты споришь с миром»,
Обряжали в свои грехи.
В состоянии, мной любимом,
Просто так я пишу стихи.
Просто так, потому что здесь я,
Кто-то дал мне свободу слов.
Я приправлена поднебесьем.
Вкус горчинки - моя любовь.


НОЧНЫЕ ЦВЕТЫ

Горит свеча, и на цветок чугунный
Слеза её горячим языком
Стекла, и задремал уставший дом.
Колдунья-ночь спустилась в мир подлунный.
Лишь я не сплю, смотрю на лепестки,
Укутавшие амфору тюльпана.
Ночная свежесть так благоуханна!
Жаль, что её мгновенья коротки.

МЕЖДУ МИРАМИ

Ах, любимый, когда ещё свидимся?
Стынет свет дальних звёзд во тьме.
Из каких измерений вылился
Млечный путь на ладони мне?

Время скручено не спирально,
Просто сложено пополам.
На заезженной магистрали
Не увидеться, милый, нам.

Я в другой рождена эпохе,
В этом мире я только тень,
Лишь в твоём оживаю вздохе
Каждый день.

БЕЗ ТЕБЯ

Пустоту разрывают минуты,
Изменяя движенье планет.
Не живу... Но жива почему-то,
Даже если любимого нет.
Даже если подушка пустая
Белизною сияет, как нимб.
Я живу, только часто вздыхаю:
«Дай мне, Господи, встретиться с ним!»

ГОРОДСКОЙ РОМАН

Я город между нами положу,
Его кварталы россыпью жемчужной,
И стану для тебя такой ненужной!
Я не тебе уже принадлежу.
Я не твоя... Но всё еще хранит
Предатель-память губ твоих касанье.
Молю забвенья, словно подаянья.
...А город между нами мирно спит.

МОМЕНТ ПАДЕНИЯ

А мне, поверьте, не до разговоров,
Когда вокруг бушует листопад
И шепчут листья: «Скоро, скоро, скоро
Сорвёт нас ветер и обрушит в ад!»
И я стою в минуту откровенья,
До замиранья сердца, не дыша,
Я жду момент великого паденья:
Листва - к земле, а в небеса - душа...

РУССКАЯ МАТРЁШКА

Не дворянкой столбовою,
Не графиней, не княжной...
Знаешь, я хочу с тобою,
Наконец, побыть собой,
А не чопорно роскошной,
Не уставшею от дел,
И не хищной чёрной кошкой,
Когтем рвущей цельность тел.
Я, как русская матрёшка,
Раскидали - не собрать,
Хитромудрая дорожка
Завела меня опять.
Завела да закрутила
В мутный омут головой.
Чуть не стала мне могила
И графиней, и княжной.

ЧИТАЯ ФРЕЙДА

Отдала я себя без чувства,
Мне ведь чувства запрещены.
Садистическое искусство:
Наказание без вины.
Отдала я себя из долга
И вернуть уже не стремлюсь.
Я - ментальная недотрога,
Не задорого отдаюсь.
Острой бритвой по венам - нежность,
Вот уж худшее из безумств!
Спит запретная неизбежность
В лабиринтах глубинных чувств.
Неизбывность первичной травмы...
Повторяемый перенос
По сценарию вечной драмы,
Излечения не принёс.
Ну, зачем я искала знанье,
Как теперь с этим знаньем жить?
Одиночество и изгнанье…
И луна, чтобы волком выть.

Я ВАС ЛЮБЛЮ

Ну, всё. Молчание - закон!
Но мне в молчании неймётся
И новых песен не поётся,
И к старым доступ запрещён.
Нет большей муки для меня -
Молчать. Хоть слова не давали,
Но ведь и рта не замыкали?
И так промучилась полдня!
Что мне закон? Я говорю!
Из рифм построена квадрига.
Без напряженья, стона, крика:
«Я вас люблю, я вас люблю!»

МИСТЕС*

Сегодня снег. Сегодня нет небес.
Лишь хлопьев бесконечное круженье.
Сегодня снег. И неба свод исчез.
И, кажется, нет жизни продолженья.
Нависшую угрюмость облаков
Расчертит чайка крыльями, и лучик
Ворвётся в мир, в котором нет богов,
Лишь мы с тобой, глядящие сквозь тучи.

_______
*видящий сквозь туман

НА РАСКОПКАХ ДРЕВНЕГО НИМФЕЯ

Пыльный город Нимфей
Задремал в ожидании лета,
Чужестранных гостей
И богатых заморских даров.
Древний город Нимфей
Под землёю встречает рассветы,
В вечном царстве теней
Спит сокровище древних холмов.
Не горят факела.
Скорбен путь Элевсинских мистерий,
Но Деметра дала
Колосок, как надежду в пути.
Раскопали Нимфей.
В каждом доме открытые двери,
Но давно нет людей,
Что могли в эти двери зайти.

БЕСКОНЕЧНЫЙ ДОЖДЬ

Полуостров в плену дождей.
Как грустны наши города!
Память горькая площадей
Колет камушком иногда.
Красной конницей из легенд
Ищет повода грозный рок.
Я дождя аккомпанемент
Зарифмую в потоки строк.
Мне бы выбраться из причин,
Стать бы следствием навсегда.
Неба чистый ультрамарин
Разлинован на «нет» и «да».

ЖАРКАЯ НОЧЬ


Здравствуй, ветер горячих пустынь -
Поводырь иссушающих снов!
В сердце - айсберг, но ты не остынь,
Проникая до самых основ.
Жаркий трепет бессонных ночей,
Острой льдинкою страсть на губах,
И от этого ночь горячей,
Тает сердце в любимых руках.
Таю я - исчезающий стон...
Но опять по утру без утрат
Олимпийских богов пантеон
Холод сердца приветствовать рад.

СОН

Сорвалась, падала упрямо,
Кричали следом: «Подожди!»
Вдогонку слали телеграммы
Косыми строчками дожди.
Но в бездну ту, что я упала,
Не долетали их тире...
И я тогда ещё не знала,
Что дно той бездны - на Земле.

У-БОГА-Я

Было пошло, как в дешёвом фильме,
Было больно, и душа рвалась
Поскорее вон из тела выйти,
Я молилась молча: «Отче наш...»

Кто творил, свое закончил дело,
Удовлетворённо осмотрел
Бедное мое немое тело.
Только вот заметить не успел,

Что душа бродила в те мгновенья
В золотых неведомых краях,
Где другое мироощущенье,
Где другие меры на весах.

И с тех пор в краю богоугодном,
Где не нужно бодрствовать уму,
Спит душа, от прошлого свободна,
Безучастна к телу своему.

ОБРЕЧЁННОСТЬ ТВОРИТЬ

Страшней мучительных бессонниц
Власть неродившихся стихов.
От колоколен до околиц -
Набат души, великий зов.
И невозможно прекословить,
Прервать иль приостановить.
И остается только вторить
И с благодарностью творить.
Творить, сплетая в рифмы звуки,
И, придавая жизни смысл,
Без устали трудитесь руки,
Будите праведную мысль!

МАМЕ

Я родилась порой осенней
Под крики стаи журавлиной,
И разукрасилась рябиной
И хризантемами земля.
Меня встречало не веселье,
А муки мамы моей милой.
Вот на часах - три с половиной,
Тут родила она меня.

Ах, осень, что дала ты миру,
Пора философов и пьяниц,
Застольной бередящей песни
И моросящего дождя?
В прозрачный шарик из сапфира
Свернулся лиственный багрянец,
И смыли краски лести летней
Косые слёзы октября.

А я росла и замечала
То, что другим не интересно,
И без чего всем людям можно
Спокойней жить и веселей.
Но очень рано я узнала,
Что в мире правда неуместна,
И предала неосторожно
Саму себя, как Галилей.

Я, чтобы выжить, рот закрыла,
А получилось, что напрасно,
Поскольку нет теперь покоя
Моей мятущейся душе.
Моей голубке белокрылой
Нет счастья в клетке безопасной.
Лети, прекрасная, на волю!
Я стала взрослою уже.

О КРЫЛЬЯХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ

Режут дёсны младенцам зубы.
Большей мукой терзают крылья.
Эти крылья до крика грубы,
Тело рвут они от бессилья.
От бессилья жить «как все люди».
И нормальное в ненормальном
Не умеет дышать полной грудью,
Изменяется аномально.
Прорезаются крылья с болью
И с отчаянием терпенья.
Вырывается смерч на волю,
Не встречая сопротивленья.
Безразличны ему преграды,
Бесполезны людей упрёки.
Если сможешь, останься рядом -
Те, что с крыльями, одиноки.

СМЕРТЬ В ОГНЕ

Инквизиции почерк -
Горят на костре
Сотни мыслей и строчек
О зле и добре.
Лист чернеет от боли,
Сгорая дотла.
Как хотелось нам воли!
Да смерть не дала.

***
Я не могу иль не умею,
Я не желаю иль не смею...
Причин так много для того,
Чтобы не делать ничего.

ДИАЛОГ

Душа сказала телу так однажды:
«Я ветрена порой, но не продажна!»
На что ей тело с грустью отвечало:
«Вот если б ты ещё не доставала...»

КРЫМСКАЯ ОСЕНЬ

Симферопольский вокзал
Опустел с уходом лета.
Есть надёжная примета:
Нет тепла - окончен бал.
Нет тепла, и спит народ
Ранним утром в межсезонье,
Даже карканье воронье
Нас теперь не достаёт.
Дремлет полуостров Крым.
Льют дожди, и нет просвета
Между тучами для света,
Не поэтому ль мы спим?

О НОВОГОДНЕМ ПОДАРКЕ

Память детства - цветная картинка,
Золочёный игрушечный шар.
Дед Мороз - человек-невидимка -
Мне в подарок его передал.

Запах ели густой и тягучий,
Я свой шарик на нитке кручу.
Дед Мороз, удивительный случай,
Знает точно, чего я хочу.

Я от мамы ничуть не скрываю
Восхищенных глазёнок своих.
...Вдруг разбилась игрушка, сверкая,
Я осколки ее собираю.
И слезинки, дрожащие в них...

***
Вьётся узенькая речка
От истока недалёко,
А исток - моё сердечко,
И оно так одиноко.
Приходи ко мне напиться,
Напою живой водою,
Тень, крылатая сестрица,
Не расстанемся с тобою.
Я по щучьему веленью
Превращаю веру в знанье,
Отпускаю по теченью
Непокорность мирозданья.

***
Я – редкая птица, дружок.
Протянешь ладонь – прилечу,
Но путь мой всегда одинок,
И, знаешь, не я так хочу.
Капризной меня не считай –
Себе изменить не могу.
Иду я к тебе через рай,
А встретимся снова в аду:

Где кровь исчезающих рек,
Где слёзы седых матерей,
Где просто сказать «человек»,
Но стать им гораздо сложней.
Успеть бы устало шепнуть:
«Прости, мой любимый, прощай!»
И снова отправиться в путь.
Иду я к тебе через рай…

 

Комментарии 1

baltikconse
baltikconse от 12 ноября 2009 12:17
хорошо о любви
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.