Достоевский FM

Александр МОЦАР
Достоевский FM



Достоевский FM

В эфире радиостанция Достоевский FM
Как и всегда в это время сегодня
С вами в потоке креативных тем
Харизматичная ведущая Мармеладова Соня

Тема нашего сегодняшнего трепа
Банальная но языки почесать стоит тем не менее
Некий Родион Раскольников зарубил свою подругу Алену
Как объяснил убийца он не мог видеть, как она стареет

Он любил ее как сорок тысяч пуделей своего хозяина,
Она отвечала взаимностью но была тень недоговоренности
Она выглядела на тридцать была хозяйкой ломбарда
В общем убитая была женщиной весомых достоинств

Ее острый ум и нетривиальность суждений
Убедили Раскольникова что они созданы друг для друга
Но в один прекрасный день в кавычках прекрасный разумеется
Он узнал, что Алена Ивановна глубокая старуха

Слушая этот радиотреп о жертве пластической хирургии
И о том как не выдержали нервы у человека
Мне почему-то вспомнилась панночка из «Вия»
И еще какой-то детективный сюжет девятнадцатого века

В общем классическая литература рулит до сих пор
Времена меняются, а темы остаются те же
Та же старуха тот же топор
Что-то читал я об этом давно в школе наверное


* * *

Умерла моя соседка Елена Александровна Гаврилова
– Инфаркт – констатировала врач скорой
Люди об умершей говорили:
– Редкая сволочь

Чтобы так оценить человека нужны весомые причины
И в общем понятно
Почему известие об ее скоропостижной кончине
Многими было воспринято более чем прохладно

Но когда финальная точка а не запятая
Тогда задумываешься о смысле написанного
а не о красоте почерка
Смерть – самое высокое перед людьми оправдание
Короче…

Коллеги по работе в заводской бухгалтерии
Соседи подруги детства и прочие знакомые
Пришли помянуть покойную в недорогой кафетерий
В соседнем доме

Не было речей о золотом сердце
Ангельском характере и прочих достоинств покойников
Немного посудачили о причине смерти
Посочувствовали родственникам

Когда все расходились
Я подумал шагая в свою конюшню девятиэтажную
Как будто в чистое все переоделись
Не вспоминая то что по сути уже неважно


* * *

Первый вопрос который приходит в голову
Когда наблюдаешь за разговором глухонемых
Как они говорят с переломом
даже одной руки?

Мысль дешевая дешевле хлеба
черного. Не об этом впрочем
Сижу в кабаке. Пью водку. Слева
Две девчонки болтают молча

«Не повезло» – подумал я кисло
Давя окурок в пепельнице
И вдруг слышу совсем близко
И это вдруг заставило меня оглядеться

Нет наверное всё это приснилось мне
Такое не может оказаться былью
Короче я попал туда где
Люди говорят крыльями

А не языком болтают чепуху всякую
От нечего делать до поздней ночи
Я видел как парень в любви объяснялся взмахами
Крыльев. Поверьте это красиво очень.

Да что говорить даже простое действие
От бытовых сплетен до банального спора
Доставляло здешним громадное наслаждение
От самого процесса разговора

Нет наверное все это мне померещилось спьяну
Очнувшись я рухнул в обычный вечер
Сижу вылупившись в пустой стакан
Рядом девушки руками щебечут


* * *

О чем не следует говорить о том следует молчать
(Людвиг Витгенштейн. «Логико-философский трактат»)
«Хорошая фраза надо будет эпиграфом взять
К какому-нибудь стихотворению». Подумал я год назад

В поезде Москва-Киев, возвращаясь домой
В плацкарте из жести
Поездка не была деловой
Поездка не была связана с женщиной

А так, пригласили. Впрочем, неважно
Почему я околачивался две недели в Москве
В точно таких же девятиэтажках
Точно в такой же другой стране

Поезд ломился в метафизику ночи
Вдруг кто-то сказал мне голосом ледяным:
– Вы на человека похожи не очень
– Что? Спросил я. И разговорился с ним

Он был лысый совершенно
Глаза две проруби. Холодное пенсне
Я его видел раньше где-то
Только не мог вспомнить где

Он говорил что мир это дерево
Люди то листья то зола
Но среди листвы есть яблоки спелые
Плоды познания добра и зла

Листья опадут когда осень спустится
Перегорят как стишки в тетрадочке
Только червь превращается в гусеницу
Только гусеница становится бабочкой

Поезд как брошенный камень летел
Колеса заходились туберкулезным кашлем
От монотонного храпа тел
Становилось страшно

И он повторил как бы между прочим
На козлином черепе поправив пенсне
– Вы на человека похожи не очень
– Ты говорил это не только мне


* * *

Егор – увесистый мужчина 35-ти лет
Друзья в шутку называют его шкафом
В шкафу находится скелет
Принадлежавший некогда его папе

Скелету удобно в теле Егора
Особенно в те дни когда тело вино пьет
Скелет подползает к самому горлу
И подставляет под горло беззубый рот

Напившись бессмысленно и скоро
Скелет заставляет плясать тело
Голым
И радостным одновременно

За голой радостью приходит раскаяние в содеянном
За раскаянием маячит желание выпить страстное
Егор идет за следующей бутылкой портвейна
Не подозревая о внутренней причине своего пьянства


* * *

Вчера был в городе
В котором ничего не происходит
Вернее что-то где-то какое-то
Движение в подворотнях…

Сомнительные компании
Людей без возраста
Смотрели на меня стеклянными глазами
Но опасности я не чувствовал. Просто

Было не по себе
От этих взглядов
Как будто получил мейл
В котором меня обозвали гадом

Или часы остановились
Когда спешишь на вокзал
И никак не сообразишь
Опоздал или не опоздал

Этот ассоциативный ряд
Можно продолжать до бесконечности
Суть – город застыл словно мат
В горле повесившегося

Мужика
Я видел, как выносили его труп
От вида вывалившегося языка
Меня стошнило. Вдруг

Точно такой мужик
Сказал посмотрев на меня зло
– Что вылупился бык
Ничего не произошло

Да ты приезжий вроде
Тогда предлагаю запомнить –
Ты здесь (он сказал где). А в этом в городе
Ничего не происходит


* * *

Большая Васильковская 114-й дом
В доме кабак. Каждой ночью
В нем собирается то
Что принято называть сливками общества.

Николай живет этажом выше
Над кабаком в квартире 40
Сливки называют его Карлсон живущий на крыше
Или привидение с мотором

Для Николая, жизнь не загадка
А стрела летящая в мишень легко
Он мечтает попасть в ТОП-десятку
А не промазать в молоко

Недалеко от своего дома, в кабаке попроще
Куда его пускают без гламурного дресс-кода
Он рассказывает небылицы из жизни сливок общества
И его завистливо слушают менеджеры
и другие представители офисного планктона

Напившись он возвращается в свой домик на крыше
Выходит на балкон и орет во все горло
– Суки, я вас всех ненавижу
Вы слышите меня? – И кто-то из сливок снимает его
мобильным телефоном

Они не сердятся на Николая
Ведь он своеобразное подтверждение их успешности
Их устраивает форма протеста такая
И вообще приятно когда тебе завидуют до ненависти


* * *

Утром окно напоминает проявляемую фотографию
Все четче и четче контуры города
Черно-белые здания
На фоне в небо торчащих хоботов

Это слоны живущие на Татарке
(Есть в Киеве такой район)
Странная смесь промзон и парков
Слоны достопримечательность промзон

О существовании слонов догадываются немногие
Потому что слоны похожи на котельные
Конечно если подожмут под себя ноги
И примут прямоугольную форму тела

Но это не сложно для слона
Который живет на Татарке а не в Индии
Татарские слоны из хоботов выпускают облака
Имитирующие разных зверей. Жители

Татарки, в небо тычут пальцами
– Смотри говорят. Это похоже на бульдога, а это– зайца.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.