Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

МОЁ ОТЕЧЕСТВО - ДОНБАСС! Поэзия |
Владимир Зайцев
МОЁ ОТЕЧЕСТВО - ДОНБАСС!


Запели над Донбассом соловьи,
Дохнули ветры запахом полынным.
Как объясненье вечное в любви
К степям твоим, просторным и былинным.

Донбасс – моё Отечество, Донбасс!
Тебя века на крепость испытали!
Ты мощь свою показывал не раз
Теплом угля, упругим блеском стали!

В краях других немало есть красот,
Но этот край из всех для нас дороже!
Мы из Донбасса, мы такой народ,
Который всё осилит и всё сможет!

Донбасс! Моё Отечество – Донбасс!
Могучий край родной моей державы!
В веках не оскудеет этот пласт
Рабочей Чести, Мужества и Славы!


AVE, MARIA!

Ave, Maria! Ave, Maria!
Вижу тебя не в хитоне, не в ризе я,
В платье холщовом сидишь ты на призьбье.
Волос – ковыльный, ноги – босые…
Ave, Maria! Ave, Maria!
Детство уходит, околица тянет,
Стала Марийка красавицей Маней!
Ночи бессонные и озорные…
Ave, Maria! Ave, Maria!
…Счастье порвалось ниткою тонкою
В том, 41 – ом, с его похоронкою.
Злые, бессонные ночи такие…
Ave, Maria! Ave, Maria!
Вместе с тобою весна голосила…
В мир принесла, что под серцем носила.
Ожили в хате стене немые…
Ave, Maria! Ave, Maria!
Ты говорила чисто и прямо
С Матерью Божьей, как с собственной мамой,
Чтоб помогли людям силы святые…
Ave, Maria! Ave, Maria!
Ты для себя ничего не просила,
Молча все тяготы жизни сносила.
Только глаза переполнились грустью…
Ave, Maria! Ave, Maria!
Жизнь пронеслась через все лихолетья,
Нет тебя больше, Мария, на свете.
Осиротели дали родные….
Ave, Maria! Ave, Maria!
Каюсь. Не часто ходил к тебе в гости.
Розы принёс в первый раз на погост я,
И целовал твои руки впервые…
Ave, Maria! Ave, Maria!
… Пройдено. Прожито. Но не забыто.
Смотрит на мир наш светло и открыто -
Внученьки, Маши, глаза голубые…
Ты – повторилась! Ave, Maria! Ave, Maria!

ПОКАЯНИЕ

Век XX-й был для всех, как проклятие,
С той гражданскою войною меж братьями.
Заболтали крикуны человечество,
Посрывали с нас кресты за Отечество.
Возвели они себя над законами,
Погубили казаков миллионами!
Но молчала ты, страна окаянная,
Где ж молитва та, покаянная?
Ты послала казаков на заклание…
Покаяния! Покаяния!
Когда снова к нам пришла беда черная,
Встали в строй все казаки непокорные.
Да не слава нам нужна, что обещана,
Свою землю боронить нам завещано!
И громили мы врага всё, как водится,
Чтобы Родина жила с Богородицей!
Но молчала ты, страна окаянная!
Где ж молитва та, покаянная?
Пережили мы бои и страдания…
Покаяния! Покаяния!
.. .Годы память замели, как порошею.
Нет давно уже страны – ушла прошлое.
Разорвали на клочки, на околицы,
Только в сердце за неё еще молится!
Не за быль её ту кровавую,
За честной народ, с его славою!
Но опять молчит страна окаянная!
Где ж молитва та, покаянная?
Для других она нужна в назидание…
Покаяния! Покаяния!

ДЛЯ ЧЕГО РАСТУТ ЦВЕТЫ?

Для чего растут цветы?
Чтобы солнце было ближе.
И котёнок, что на крыше,
Не боялся высоты!
Для чего дожди идут?
Чтоб умылся дом под душем,
А мы бегали по лужам,
Ведь от этого растут!

Отчего, когда темно,
Небо звёздами покрылось?
Чтоб луна не заблудилась,
А смотрела нам в окно.
Отчего наш дружный класс
Говорит всегда про лето?
Есть отгадка у секрета:
В нём каникулы для нас!

Почему мы любим петь?
Чтобы взрослые порою
Стали нами – детворою,
И забыли постареть.
Почему среди людей
Громче всех смеются дети?
Потому что на планете
С нами будет веселей!

Мы найдём на всё ответы!
Про цветы, про солнце, лето,
Про дожди, которые идут.
И не скроется в секрете -
Всё на маленькой планете,
Потому что дети здесь живут!

ПАМЯТИ М.РОСТРОПОВИЧА


Он был чудак, он ртом ловил
Весной капели.
Всю жизнь свою он предан был
Виолончели.
Нежна была его рука,
Он чуть не плакал,
Когда ласкал её бока
В вишнёвом лаке!
Ей жизнь по капле отдавал
Легко, без страха,
И вместе с ней негодовал,
Играя Баха.
Он не сфальшивил до конца
В единой фразе,
И раскрывались вмиг сердца
В одном экстазе.
Но как-то вдруг не стало сил
И духа в теле.
Он умер. Смертью изменил
Виолончели.
Их разлучила тишина.
Уже не в паре.
И горько плакала она
В своём футляре.


***
Опять весна капелью позвала,
Опять тревожит травы ветер вольный.
И вновь звучат во мне колокола,
Как будто праздник на душе престольный.
Жизнь начинаю с белого листа,
От груза лет ушел, как от погони…
Ты падаешь мне с неба, как звезда,
И прожигаешь душу и ладони.

***

Храните их, в веках храните,
Солдат, погибших под огнём.
Не только строчкой на граните,
А в сердце бережно своём!


***
Когда умру, прошу, ребята,
Забудьте про печаль и грусть.
Черту не ставьте между датами -
Я обязательно вернусь:
Травой, слезинкой на ресницах,
Ручьём, июньскою грозой,
А, может, скрипом половицы,
Слегка нарушив ваш покой.


***
Я, кажется, дошел до точки:
Неделю не пишу ни строчки.
Ослабли струны, нету лада,
Но пробивается, как правда,
Как сквозь асфальт росток сирени,
Щемящим словом вдохновенье.

***
Была любовь, была любовь.
Мы наломали столько дров!
А по-другому не умели.
Расстались. Жизнь была права.
И не зажечь уже дрова -
Сердца, как спички, отсырели.


***
Конец столетья. Дымка. Осень.
У перекрёстка трёх дорог
Шахтёры милостыню просят,
Измученные от тревог.
Стыдливо мелочь кто-то бросит
И виновато отойдёт.
Шахтёры милостыню просят…
Шахтёры? Гордый наш народ?!
Да их в войну и в плен не брали!
Враги умели цену знать:
Их не согнуть – они из стали!
Их можно разве что сломать.
И вот как будто солнца проседь,
Как неземное наважденье,
Шахтёры милостыню просят!
А я у них прошу прощенья
За сытых тех, кто воровато,
Зато идейно, славит труд
И за страну, что виновата,
За то, что нищими живут.

***
Как память и печаль всей Украины,
Как боль незабываемых утрат,
Взметнулась в небо стая голубиная,
Как души не вернувшихся солдат.
Расправьте крылья! И летите птицы,
Пусть вас степные ветры донесут
К домам, которым всё еще не спится,
Где до сих пор солдата с фронта ждут.

***
Стремителен наш XXI-й век!
И в череде грядущих поколений
Он соткан из прекраснейших мгновений,
Застывших здесь, в тиши библиотек.
Туда идём смиренно, словно в Храм,
Ведь в них мечта и мудрости основа…
Нет, не бывает мёртвым чудо - слово,
Оно живёт, принадлежа всем нам!

***
Становлюсь я мудрее и старше.
Только возрасту вопреки,
Я считаю года по упавшим
Звёздам в воды нашей реки.
И прошу я, Господь, тебя просто:
Сохрани их, чтоб не было тьмы…
Никогда не срываются звёзды,
Никогда не кончаемся мы.

М. Голубовичу

От Бога это Вам дано –
Играть в театре и кино.
Как в шкуру, в жизнь других влезать,
Смеяться, плакать, побеждать.
За честь героев своих драться,
И умирать, и возрождаться…
А после съёмки, снявши грим,
Уйти домой и стать другим.
А утром снова в кадр спешить
И за кого-то жизнь прожить.
Отрава сладкая оно –
Святое, грешное кино!
Где проза жизни, нет поэзии,
Ведь босиком стоишь на лезвии!
А камеры в холодной студии
Страшнее, чем земные судьи.


***
У поэта нет отчества,
У поэта – Отечество!
Всё его одиночество –
Боль за всё человечество.
Его голос уставший
Отдаётся набатом,
Против скверны и фальши
Баррикадами правды!
Своё сердце готов он
Распахнуть, словно ставни!
И растёт его слово
Тополями на камнях.
И гуляет степями
В чабреце и полыни,
Чтобы выпасть дождями,
Оживляя пустыни!

***

Идут года, не замечаем
Их в суматохе наших дней,
И в суете сует встречаем
Такой нежданный юбилей.
Мы, кажется, ещё не жили,
А только взяли свой разбег,
Сердца в заботе не остыли,
Звучит, как в юности, наш смех.
Не укатали ещё горки,
Душа стремится только ввысь!
Но отсчитали две пятёрки
Часы, что называем жизнь.

***

Умирала бабушка Авдотья,
Подошёл черёд ей умирать.
Но душа, навек прощаясь с плотью,
Долго не хотела отлетать.
Обступили скорбные старухи,
Отсоборовал её и поп.
Уложили бабке накрест руки,
Венчиком украсили ей лоб.
Сжалась от печали даже хата,
Словно в смерти часть её вины.
Со стены смотрели два солдата -
Сыновья, что не пришли с войны.
Умирала бабушка Авдотья,
Майским, ясным и красивым днём!
Разлилось сирени половодье,
Что сама садила под окном.
Жаворонком плакало всё небо,
Но от забытья очнулась вдруг:
«Я прошу вас, девки, дайте хлеба», –
Позвала она своих подруг.
Принесли ржаного ломоть хлеба,
И в глазах зажглись любовь и грусть:
«С хлебом я приду теперь на небо
И с сынками сразу поделюсь».
Как младенца, хлеб к себе прижала:
«Вот и всё! Назад уже не жди!»
Умерла. Погасла. Отстрадала.
С хлебушком насущным на груди.

ЖЕНЩИНАМ

Простите нам обиды и грехи,
В душе мы лучше, чем на самом деле.
Мы вам писали нежные стихи
И из-за вас стрелялись на дуэли.
Мы ревновали, предавали вас,
Когда влекла к себе любовь чужая,
И, как грехи, вы отпускали нас,
По-матерински вслед благословляя.

ДРУГУ


Барвинком стелется добро,
Беда летит свинцовой тучей,
И красит волос в серебро.
Но мы с тобою, друг, живучи!
Года пока не ставим в счёт,
Пьём жизнь, как воду из колодца,
И верим, что придёт ещё
Нечаянная радость солнца!


***
Я бы очень хотел улететь, словно ветер,
К той единственной,
Самой надёжной на свете.
И в колени упасть в том её далеке,
И прижаться щекой к её тёплой руке,
На коленях застыть, не просить, а молчать.
Блудным сыном смиренно прощения ждать.
Я любил собирать пыль далёких дорог,
Я от женщин других оторваться не мог.
Пил удачу свою на обрыве крутом,
И все встречи свои отложил на потом.
Всё держали дела: «Подождёт, не беда!..»
Опоздал. Не на день, не на год –
Навсегда.
…Тихо ветер листвою берёз шелестит
Над могилой, где мама давно моя спит.

ИЗ ДЕТСТВА


Сосед, Кузьменко Феоктист,
Который был женат на бабке Фёкле,
Был до войны посажен, как троцкист,
И даже в областной газете проклят.
На 20 лет колымских лагерей
Отмерил срок тот суд особой тройки,
И Феоктист кормил в бараках вшей
И спину гнул на коммунизма стройках.
Он планы все досрочно выполнял,
Мечтая о той жизни своей вольной.
А Троцкого он даже не читал
По существу неграмотности полной.
Когда «отец народов» околел,
О чём шепнул карманник один ловкий,
То Феоктисту срок пересмотрел
Высокий суд, опять особой тройки.
Вернулся Феоктист к себе домой,
Где хата под дождём соломой мокла,
Согнутый, измождённый и седой –
На всё село заголосила Фёкла!
Собрались мужики, как на помин.
Утешили, мол, были перекосы.
Пришёл и тот, на всё село один,
Что всё строчил в НКВД доносы.
Поматерились, много, мол, дождя,
Нескоро он продёт по всем законам,
А тот один пытался за вождя
Наполнить всем стаканы самогоном.
Елозил он, не поднимая взгляд,
Звериная тоска в глазах тех сытых.
Поднялся Феоктист, сказал: «За нас,
Кто жизнью, кто войною был побитый!
За то, что мы вернулись на село,
Звала сюда крестьянская порода.
Давайте, мужики, забудем зло.
Земля рассудит, кто был враг народа.
Я с нею был за проволокой зон,
А вы в окопах были с ней в обнимку…»
Наутро одноногий почтальон
Повёз в район начальству анонимку.
Я помню этот год, хотя был мал,
Голодную тоску от недорода.
Я колоски на поле воровал,
А значит, тоже был врагом народа.
Я не люблю высокопарных слов
И клятв в любви высоких не приемлю.
Но где найти страну таких «врагов»,
Чтоб так любили Родину и землю?

ОСЕННИЙ БЛЮЗ


Над осенью летели гуси,
Летели гуси, не таясь,
Копьём остроконечным грусти
В чужие, тёплые края.
Летели гуси. Пролетели.
А мы не встретились с тобой.
Переметут мечту метели –
Всё то, о чём с тобой не спели,
Не досказали мы с тобой.
Любви непостижима тайна,
Как опустевший этот сад,
Где взглядом встретились случайно –
В душе остался этот взгляд.
Как звуки музыки рождались,
Как был прекрасен этот миг!
Но мы с тобой не догадались,
И жаль, сердца не достучались
К любви единственной для них.
В лицо нам дует ветер хлёсткий,
Зажглись над городом огни.
На самом людном перекрёстке
Мы – одинокие одни.
Но только верю – будет встреча,
Придёт тот долгожданный час:
Зажгут каштаны свои свечи,
И будет старый джаз весь вечер
Звучать единственно для нас.

***

Я Вас любил за Ваши бантики.
В каком же классе?
Кажется, в восьмом.
Какие были мы наивные романтики,
Как было чисто и светло у нас кругом!
Но только детство было перечерчено
Суровой правдой, что зовётся жизнь.
Вы стали молодой красивой женщиной,
И Вы другим, конечно, увлеклись.
Как жаль, что наши годы на закате,
Утешили и усмирили пыл…
И ситцем выцвели на стареньком халате
Те васильки, что Вам дарить любил!

***

Надоело мне, надоело!
Одиночества платье белое,
Равнодушие это сонное
И молчание телефонное.
Ничего с собой не поделаю,
Ночь рисую я краской белою.
И в руке дрожит на весу свеча,
Только ночь темна, как моя печаль.
Умоляю тебя отчаянно:
Набери мой номер нечаянно.
И скажи слово просто мне.
Я к тебе дотянусь – вёрстами.
Я к тебе долечу – грозами,
Белый цвет, поменяв на розовый…
Виновата. Была несмелою…
Ночь рисую опять краской белою.

ПОБЕДНЫЙ МАЙ


Есть в памяти у нас особый день,
Который будет вечно жить в народе.
На пепелищах расцвела сирень,
По всей земле сирени половодье!
Победный май, салютов огнепад.
Над всей страной ракеты дружно взвились!
Старухи у своих сожжённых хат,
Как на иконы, на сирень молились.
И в одночасье мир помолодел,
И добрые пришли к нему заботы.
Солдат рубаху чистую надел
После тяжёлой праведной работы.
И с гордостью смотрела вся страна
На них, солдат в простой пехотной форме.
Впервые смугловатый старшина
Превысил все наркомовские нормы!
С их орденов суровый лик вождей
Смотрел на мир, их подвиг возвышая,
А им хотелось только лишь дождей,
Чтобы были дома люди с урожаем.

***

Лучше нету занятия в мире
И не может, наверное, быть –
На речном голосистом буксире
В утро это июньское плыть.
Ничего, что обходят «ракеты»
На искристом речном вираже,
Но зато нам вручают рассветы
Петухи, что живут на барже.
У нас настежь распахнуты двери
И лихое словцо на устах.
Не салаги мы – флибустьеры!
Дай команду – и выбросим флаг.
И сойдёмся бортами мы лихо.
Нас волна в тартары – не сметёт.
И волнует сердца повариха,
Что на палубе сушит бельё.

***

Минуты длительны, а годы скоротечны.
И в суматохе лет своих и дат
Нет времени задуматься о вечном,
Как нет его, чтобы взглянуть назад.
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Ты молился светло и неистово
  • Есть сто причин мне от тебя уйти…
  • Краткость - сестра...
  • НЕ ЗОВИ
  • Артель «Напрасный труд»


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Октябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Вчера, 00:54
    Стихи

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.