Жизнь недавно началась, а уже кончается

Павел Хмара  (16.12.1929 - 08.04.2011)

Жизнь недавно началась,
 А уже кончается


Астрономия
«Астрономию» с грустью листаю.
Предо мною плеяда планет.
Есть ли жизнь на Венере — не знаю,
Но, по-моему, все-таки нет.

Хмурый Марс. Рожа красная, злая!
Сталин. Гитлер. Батый. Пиночет.
Есть ли жизнь там, на Марсе, — не знаю,
Но, по-моему, все-таки нет.

Труд. Любовь. Земляника лесная.
Черный август. Инфляция. Бред.
Есть ли жизнь на Земле — я не знаю,
Но, по-моему, все-таки да.


Баллада о воздухоплавании
Порыв. Дерзанье. Подвиг. Солнце. Кара.
Воздушный хулиган. Поэт. Пижон!
Летели перья с дерзких крыл Икара,
Как из подушки, вспоротой ножом.

Паденье. Всплеск. И все в пучине скрылось.
И люди (осуждать их не спеши)
Расчета очевидную бескрылость
Назвали окрыленностью души.

По белу свету слава заметалась,
И вот дошла до нас она, как дар:
Автобус комфортабельный — «Икарус»,
И астероид бешеный — «Икар»!

И все же зря был этот шум затеян:
Икар был легок мыслью,как турист,
Он был небрежен и самонадеян
И кое в чем, увы, авантюрист.

В обмен на жизнь он получил бессмертье, —
Какой поэт об этом не мечтал?
Но, милые сограждане, поверьте, —
Героем настоящим был Дедал!

Ведь это он, не веруя химерам,
Своею мыслью окрылил мечту...
Он был большим и тонким инженером,
Хотя и не кончал МВТУ.

Его душа не менее дерзала,
Но знал предел возможностям Дедал!
И пусть никто в честь мудрого Дедала
Автобусы пока не называл
(В истории всегда со славой сложно),
От нас ему и слава, и почет...
Свершение дерзаний невозможно,
Когда проигнорирован расчет.


Бессонные стихи
На бессонье и зевок — удача,
На бездурье и мудрец — дурак,
На бездачье и лачуга — дача,
На безгрошье и алтын — пятак!

На безлюдье и хапуги — люди,
На безбабье — баба и мужик,
В безлошадье ехать на верблюде —
Пусть не мерседес, но все же шик!

На бесхлебье плюшка — даже корка,
На бесхмелье — выпивка и квас,
На безгорье даже кочка — горка,
На безглазье и бинокль — глаз.

На безглыбье — и булыжник глыба,
На бездушье — и стукач душа!
На безрыбье даже раки — рыба,
Только их не стало ни шиша.


В реанималке
Вне времени, вне цели, вне пространства,
На самой-самой грани бытия,
Почти готовый с жизнью распрощаться,
За жизнь свою цепляюсь нынче я.

Как космонавт, опутан проводами,
Вниманьем медицины окружен,
Я думаю о пращуре Адаме:
Он долго жил, но тоже был сражен!

Здесь фронт! Здесь мы в своем окопном мире!
Что смерть? Здесь нет обыденней словца!
Здесь лупит нас судьба в упор, как в тире,
И разбивает вдребезги сердца.

Здесь сестры — мне такие и не снились!
А я на них (вот дожил!) не клюю!..
На голубом экране фирмы «Сименс»
Луч пишет биографию мою.

Пока (тьфу-тьфу) рисует без простоя.
Давай, голубчик, дольше продержись!
Ну что тебе твое движенье стоит?
А для меня твое движенье — жизнь!

Дай дописать хотя бы эту строчку!
Ну дай вздохнуть еще разок-другой…
Вот так. Спасибо. Можешь ставить точку.
А может, обойдемся запятой?


Гамбургский счетчик
При осмыслении чего-то,
Что может сдвинуть жизнь мою,
Канонам гамбургского счета
Я предпочтенье отдаю.

Я счетчик гамбургский включаю,
Вперяю взор, вхожу в экстаз
И суть предмета отмечаю,
Доселе скрытую от глаз.

Забыв к чертям любовь и дружбу,
И пьянки общие, и службу,
Вельможность и другую муть,
Я замечаю только суть!

Я вижу пыл в оковах стужи
И тьму в сиянии зари,
И, видя весь предмет снаружи,
Стремлюсь узнать, что есть внутри.

Я вижу: признак патриота —
Не оголтелость идиота,
Не пена бешенства у рта,
А теплота и доброта!

Я вижу выспренность придурка,
И в том меня не проведешь —
Где жизни цвет, где штукатурка,
Где правда-мать, где кривда-ложь,

Где в бочке дегтя ложка меду,
Где старый хлам слывет за новь,
Где истая любовь к народу,
А где — подделка под любовь!

В пустышке я увижу дуру,
В блаженном бреде — Божий глас!
Я вижу голую натуру
Без косметических прикрас,

Без пудры, без наград, без сана,
Без положенья, без гроша...
С лица стираются румяна,
С ушей срывается лапша,

И мир я вижу в виде чистом
(Хотя и грязи в нем не счесть!),
Где и пророкам, и фашистам,
Как говорится, место есть!

Все. Утолил свою охоту:
И всех разнес, и всех достал!..
Хотя — по гамбургскому счету —
Я чушь собачью написал!


Желания
Мы имеем все, что хотим, потому
что довольствуемся тем, что имеем.
(Мудрость)

Желания, как псы, голодным лаем
Волнуют наши слабые сердца.
Мы весь наш век желанья утоляем,
А утолить не можем до конца.
Голодный молит: — Только корку хлеба!
А жаждущий: — Глоток воды испить!
Но Океана, и Земли, и Неба
Не хватит их желанья утолить.
И смертные хотят уйти от тлена,
Улитки — стать владыками вершин,
А пассажиры метрополитена —
Водителями собственных машин.
Сегодня ноль мечтает о немногом,
Но завтра страсти разожгут его,
И он взалкает стать бессмертным Богом,
А может быть — и более того:
Захочет поохотиться на ланей,
Захочет трех в неделю выходных...
Какое горе быть рабом желаний,
Какое счастье быть превыше их,
Когда все пережитое — награда,
И радостью украшено лицо...
Я, например, имею все, что надо.
Поскольку не желаю ничего.

Изъян
Будь ты хоть Анпилову приятель,
Будь хоть негритянских ты кровей —
Все равно любой жидоискатель
Может доказать, что ты еврей.

Гитлер с кодлой суперсверхфашистов,
Рузвельт, Ельцин сам, увы и ах,
Уж давно слывут у них в нечистых,
Грубо говоря, — слывут в жидах!

Для бомжа, британской королевы
И для всех готова западня:
Если ты произошел от Евы,
Значит ты Израилю родня!

Вы правы, ребята, но мой Боже!
В генах ваших тоже есть изъян!
Вы ж произошли от Евы тоже!
Или, может, впрямь от обезьян?


Истина
Был поздний вечер. Догорал закат.
И город становился тише, строже...
Сказал я другу: «Ты мне друг и брат,
но, понимаешь, истина — дороже!»
А мы гуляли, разговор вели:
что хорошо и что такое плохо...
Вдруг предо мною, как из-под земли,
возник прездоровенный выпивоха.
«Очкарик», — он зловеще пробасил...
(Я возразить, признаться, был и рад бы,
но я и впрямь всю жизнь очки носил,
и утвержденье было чистой правдой.)
«Ты, умник», — он сказал. (Я сжал кулак,
но промолчать был вынужден уныло:
ведь то, что я и вправду не дурак,
незыблемою истиною было.)
А встречный надвигался, не спеша,
он сбил мне шляпу богатырской лапой
и, снова против правды не греша,
ногою встав на шляпу, гаркнул: «Шляпа!»
Но в это время друг вмашался вдруг.
Он двинул кулаком по пьяной роже...
И тут я понял, как мне дорог друг!
(Хотя, конечно, истина — дороже.)


Куриная слабота
Что, где, когда, почему и зачем?
Сел я обедать и курицу ем.
Может, её погубил бы и грипп:
Муж её, Петя, намедни осип,

Громко чихает, слезятся глаза,
Над курьим миром нависла гроза!..
Грипп не сломал, да работник зашиб,
Шею свернул и направил в ощип!

Наш супермаркет её охладил,
Я же — купил и в кастрюле сварил!
Много у курочек жизненных бед:
Как ни вертись, — попадёшь на обед!

«Жизнь — такова, какова она есть»!
Сильный готов всю вселенную съесть!
Всех норовит затолкать себе в рот!..
Хоть бы разок подавился, урод.

Медитация
Плыл по небу самолет.
Как себе он нравился!
Там, где лошадь шла бы год,
Он за день управился!
Шел по миру человек —
Воплощенье гения!
Где дурак корпел бы век,
Тратил он мгновения!
Люди очень любят бег,
Быстроту свершения!
Что такое человек
Минус поспешение?
Кто спешит деньжат нажить
И отмыть их начисто,
Кто — количественно жить,
Не плюя на качество,
Кто — в политику влететь
Под знамена алые,
Кто — в тюрягу загудеть
На срока немалые!
Все торопятся, спешат
В зной, в дожди, по наледи,
И чего-то все вершат
До потери памяти!
Вот и я всю жизнь спешу,
Существо натужное,
Мчусь, кручу, лечу, пишу
Никому не нужное.
Годы щелкают, смеясь,
Маятник качается...
Жизнь недавно началась,
А уже кончается.



О времени и о себе
По временам, скребя в раздумье темя,
В мозгах перебирая то да сё,
Я размышляю — Что таков Время?
И отвечаю: — Время — наше всё!

Оно — тысячелетья и мгновенья,
Оно лечить способно и карать!
То — Смутное оно, то — Возрожденья,
То — Время жить, то — Время умирать.

Есть Время для печали и для шутки,
Есть Время-деньги (тает — просто жуть!),
Нет Времени порою ни минутки!
Тогда его приходится тянуть.

Но... Время спать настало: очень поздно!
На сон имею право: не война!..
Небось, иные скажут: Время — Познер!
А вот и дудки! Познер — «Времена»!


Читателям
Я всех, кто хочет прочитать
Мой труд, прошу учитывать:
Меня не надо почитать,
Но следует почитывать!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.