ОСЕНИ ДУША, КАК ПЁС, ВЕРНА…

Игорь Иванченко

ОСЕНИ ДУША, КАК ПЁС, ВЕРНА…



* * *

Потемнела к осени вода.
Вечером один уйду из дому.
Прошлых дней полову и солому
Ветер носит…
Это – не беда.

Прошлых дней отборного зерна
Я отсыпал, не жалея, сыну…
Под сосной у озера застыну.
Осени душа, как пёс, верна.

Птиц не слышно.
Тёмная вода.
Вот звезда из бездны мирозданья
Пролетела.
Я опять желанья –
Не успел…
Но: это – не беда.

Все в крови рябины и в огне.
Я свободу обретал в скитаньях…
«Я теперь скупее стал в желаньях,
Жизнь моя? Иль ты приснилась мне?»

…Ничего уже почти не видно.
К дому путь по памяти держу.
Всем хорошим в жизни дорожу.
Но и за плохое – не обидно…


КАТЕРОК

Над прохладным простором Оби –
Крики чаек да северный ветер.
Умирают слова о любви –
Их никто не услышит на свете…

Та, с которой был с детства знаком,
Словно юность, уходит далече…
В горле – муки и нежности ком.

Бор заречный – в тумане по плечи.
На подходе ненастные дни.
Катерок отвалил от причала,
Зажигая на реях огни,
Доски сходней волна раскачала.

Неприкаянный берег Оби.
И прощён, и оплакан стократно,
Катерок нашей первой любви
Уплывает в туман безвозвратно…


* * *

Н. И.

Как той покаянной ночью
ты осыпала слезами моё лицо,
Так и берёзы сыплют листву,
золотя тёмную гладь озера ли,
Пруда ли, близ которого
древнее притулилось сельцо,
Где летом твою небесную
красоту прохожие озирали.

А теперь, когда больше плачется
и меньше хохочется,
Когда роща к зиме нищает,
разбрасывая монеты на воду,
Мне печально и рыбу тревожить
насадкой не хочется…
Тени туч лежат под глазами дня.
И совсем здесь не стало народу.

Природа устроена мудро,
её ритму и естеству
Подчиняюсь покорно,
бесцельно бродя по прибрежному лесу,
А потом жгу костёр,
и – сентябрь, подсыпая в огонь листву,
Прячет мелочи жизни
нескладной моей в дымовую завесу…


* * *

Михаилу АНДРЕЕВУ –
томскому поэту-песеннику

Эскиз заречья заштрихует дождь.
Стогов шеломы мокнут на покосе.
На луг из перелеска вышли лоси –
Проститься наспех с осенью…

Как вождь
Индейский в боевой раскраске, – клён
Стоит, своих скликая, на отшибе.
(В смертельной будет уличён ошибке
Снег, возвратясь из будущих времён…)

Скажу себе: «Царить в душе оставь
Лишь грусть; она – не частая отрада…»
Сегодня эмигрирует из сада
Последний лист.
А завтра – ледостав.

Сегодня солнце лжёт, как на духу.
В жилетку ветра плачется ворона.
Венец лосиный –
Осени корона –
Валяется, поверженный, во мху…


* * *

Н. К.

Не люби молодую – плохой совет.
Освещает два выпавших мне века
марсианских очей твоих ясный свет…
Душа, словно скрипки Амати дека,

усилит любовь. Осень берёт в полон.
Город затих в забытье листопада.
«Бабьего лета» предпоследний поклон.
Синица тенькает. Берёз лампады,

как икону, подсвечивают твой лик.
Наш ангел-хранитель незримо возник,
чтобы мы не потеряли друг друга

в мире, где неизбежно много потерь…
А когда смерть сведёт нас с жизни круга,
пусть ангел-хранитель в рай отворит дверь.


* * *

Зачехлили давно косари
Свои косы...
День – резко на убыль.
Красит осень бескровные губы
Транспарантной помадой зари.

Тополь в драном пальтишке продрог.
Поступлю безрассудно и мудро:
Сам себя награжу в это утро
Кандалами разбитых дорог...

За чертой городской простою,
Где стихает прибой листопада...
Может, в жизни всего-то и надо:
Перелетную душу свою,

Осенивши вдогонку крестом,
Отпустить с журавлями в кочевья,
Чтоб до марта не ждали деревья;
А судьба – чтоб грозила перстом...

Может, только и надо-то мне:
Неизбежность размолвок полынных;
Очи женщин, ни в чем не повинных;
Свет рябины закатной в окне;

Перебранки зимующих птиц;
Да чтоб ангелы – вдруг не отпели;
Да любви перекаты и мели;
Да гипноз этих белых страниц...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.