Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

В серовато-сиреневой мгле... Поэзия |
Гонки жизни

Телегой, отпущенной с горки,
Несутся деньки всё быстрее.
И жизнь, как безумные гонки.
Хотя б не сломать себе шею!

И как удержаться в потоке,
И к скорости этой привыкнуть?
Мельканье огней, биотоки…
…Наружу язык и навыкат
Глаза.

Ночные страхи

Щёлк выключатель. Во тьму
Комната вмиг погрузилась…
Медленно ветка грозилась
Клёна – окну моему.

Тени, кружась, на стене
В чудищ неясных сплетались.
Пасти их, хищно оскалясь,
Словно тянулись ко мне.

Что это под потолком?
Нет, это вовсе не люстра!
Ужас! Вверх глянуть боюсь я –
Это трёхглавый дракон.

Шкаф, темнотой окружён,
Чудится мне великаном –
Мрачным, зловещим и странным –
Жертву ища, замер он.

Ночью – всего берегись!
Всё в темноте оживает.
Каждый здесь угол скрывает
Жуткий какой-то сюрприз.

Страшно мне. Тьма – мир иной.
Здесь всё не так, как при свете.
Жутко порой и не детям
В тьме оставаться ночной.


Почти что Икар

Бушует жизни карнавал,
Творится буффонада.
А я высоких чувств искал.
Глупец! И вот – награда.

Я в облаках витал, мечтал
О жизни светлой, новой…
Но пал на землю и… попал
Здесь в балаган дешёвый.


* * *
Кафки бред и ужасы Лавкрафта
С нашей жизнью смогут ли сравняться?
Наважденье, сон?.. Нет! Это – правда.
Разум спит – чудовища плодятся.

Утро в зимнем парке

Ночь прошла. Снега белеют,
Тает мгла.
Вьюга в парке все аллеи
Замела.

Ночью здесь творились пляски
Тёмных сил.
Снежный призрак в звёздной маске
Здесь кружил.

И призывно тёмный ветер
Песню пел.
Но никто на зов ответить
Не хотел.

Ну а нынче, слава Богу,
Вьюги нет.
Гонит прочь тоску, тревогу –
Солнца свет.

Так и в жизни: радость, горе –
Чередой,
Как волна стремится в море
За волной.


* * *
Снег сиреневого цвета –
В бледном свете фонарей.
А в сугробах – вдоль аллей –
Клёны спят, им снится лето.

Так душа моя в сугробах
Бытовых пустых забот
Тихо спит из года в год.
Разбуди её, попробуй!..


* * *
Зима достигла апогея,
На градуснике – минус двадцать.
Восторги юности развеяв,
Пришла седая зрелость, братцы.

Она подобна зимней стуже.
Как безысходно одиноко!
Кому ты в этом мире нужен?..
И сердцем охладел – до срока…


* * *
Эта ночь на исходе зимы
Веет грустью прощально-морозной.
Есть, наверно, таинственный смысл
В том, как светят февральские звёзды.

В серовато-сиреневой мгле
Лёгкий контур сугробов печальных.
Тёмный ветер свистит нам вослед
Свой мотив заунывно-прощальный.

А луна калачом золотым
От мороза румянится в небе…
Дверь в Весну. У неё мы стоим.
И февраль исчезает, как небыль.


* * *
Погляди-ка, над нами поднял
Знамя белое зимний полдень.
Полустанок забытый где-то,
Весь в сиянье снегов и света.

Взявшись за руки, здесь стоим мы
Средь пучины бескрайней зимней,
В океане слепящем снега,
В серебре, что струится с неба.

Может, мы одни на планете?
Всё утихло и даже ветер.
Всё застыло в величье строгом…
Как найти нам к весне дорогу?


* * *
Под венцом нам с тобой не стоять,
Позабыв жизни суетной бред.
Поп не будет над нами читать:
«Раб венчается Божий рабе
Божией»… А из окон на нас
Свет не хлынет потоком златым.
И слезиночки счастья, смеясь,
Нам с тобою не смахивать с глаз,
И в руках не держать нам икон…
Всё исчезло, как призрачный сон,
Растворилось, как жертвенный дым.





Ялтинское осеннее

Осени огненный шарф
Крымские горы окутал.
Отзвуком тысячи арф
Плещет прибой поминутно.

Пляжей октябрьский простор.
Боже, какая свобода!
Кромки чеканные гор,
Дальний гудок теплохода.

Чаек парящий полёт.
Небо сливается с морем.
И к горизонту вперёд,
Словно бы с ветром поспоря,

Мне бы хотелось лететь,
Только потом возвращаться.
С Ялтой-красавицей впредь
Чтобы почаще встречаться.

Господи, слава Тебе!
Ты даровал радость эту,
Чтобы не только из бед
Жизнь состояла поэта.


* * *
Дождик лёгкий осенний, как прописью беглой тетрадь,
Расчертил небо города в розово-серых просветах.
Я забыл дома зонт. И, от дождика силясь сбежать,
В переулках кружил, на окраине, видимо, где-то.
Извивался причудливо узких дорог лабиринт
И старинных домов окна щурились подслеповато.
Клочья дымки белёсой, как будто разорванный бинт,
Чуть заметно дрожали под сводами крыш угловатых.
Позапрошлого века здесь дух архаичный царил.
Может, время замедлило бег свой, а, может быть, осень
Наиграла мотив этот, чтобы не слишком грустил.
Похоронным бюро под названием «Милости просим»
Жизнь порой обернётся. Таинственный замкнутый круг.
Мегаполиса плен. Мегамаркеты, многоэтажки…
Урбанизма оковы. В унынье впадаешь. Но вдруг,
Чтоб совсем не «прокис», от судьбы получаешь поблажки.
И поддержка приходит, в туннеле виднеется свет.
Вот такая окраина, этот пейзаж архаичный…
И душой чуть оттаешь, и, светом незримым согрет,
Вдруг поймёшь и поверишь, что есть где-то мир гармоничный.
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • ВЕТЕР РОЗОВЫЙ
  • Стихи
  • Весна души
  • Прикосновение к тайне
  • Есть даже у плохих поэтов неповторимая строка.


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    4 октября 2017
    Стихи

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.