Начало осени

Илья Цейтлин
 Начало осени


До встречи

Неярок свет. Негромки голоса.
Вальяжно ночь берёт бразды правленья.
Возможно плавать поперёк теченья,
но Время не приемлет противленья,
оно, как горизонта полоса,

непостижимо и достичь нельзя,
но есть необходимость достиженья.
Вся наша жизнь – попытка постиженья.
Из зёрен страха всходы уваженья
и призрак суеверия в друзья.

Так, что ж с того, что страх рождает стыд?
Ведь не солидно с возрастом бояться.
Но смелость из разряда декораций,
всё что приходит с сединою, братцы, –
умение удачно делать вид.

Со стороны, спокойны и умны,
мы – дети поседевшие, не боле.
Страшимся одиночества, не боли,
плен суеты предпочитаем воле,
бежим от пустоты и тишины.

Но, слушая ворчанье за стеной
ночного ветерка. Без колебаний,
пускаешься в поход воспоминаний,
долиною из встреч и расставаний,
чтоб где-то повстречаться с тишиной...

Не оглядываться

Начало осени. Тепло. Почти безветренно и сухо.
На серый пёстрый белый свет не поспешил сменить наряд.
Мотив седеющих времён ловить стараешься со слуха
и звуки падают в строку, как бесконечный листопад.

Всё это было сотни раз, но каждый трепетно – прекрасен.
Прозрачный воздух сентября пить, точно доброе вино.
И потихонечку хмелеть, и знать, что вовсе не опасен
угар осеннего питья. Как бессловесное кино

картинки памяти листать, не сокрушаясь на усталость,
сложить в мозаику клочки и, не жалея, разбросать.
Из всех немыслимых удач нам, без сомнения, досталась
удача кануть в листопад и не оглядываться вспять...

Сентябрьская зарисовка

Дрожит на хвое паутина
в блестящих бусинках росы.
Лес усмехается в усы
кустарника. А на опушке,
на пёстрой лиственной подушке,
следы. Осенняя картина

в подсветке гаснущих лучей.
Рассветы дышат холодами,
плоды прощаются с садами
и заполняют закрома.
Сюда торопится зима.
Привыкший к вольности ручей

готовится сковаться льдами.
Мы станем вглядываться в синь.
Страх перед временем, покинь,
уставшие за лето души.
Дыши прохладою и слушай,
как отягщёнными садами

сентябрь шатается. Молчи.
Не стоит ворошить былое.
Тепло печали под золою
пожаров давешних храня,
любуйся красочностью дня,
сдаваясь памяти в ночи...

Неразлучные друзья

Друг за дружкой идём по пятам.
Оттого, что расстаться не можем.
Время сделало суше и строже,
до полосочек сузив уста,
отношения. Шрамы на коже

не страшны. Но, порою, саднят
те, что глаз различить не умеет.
Так отборные вина, старея,
обретают букет. Аромат –
верный спутник зелёного змея.

Делим время раздумий в пути,
разбавляя реальное снами.
Я и Память. Судьба между нами.
Не поссорить и не развести.
Да и мы не пытаемся сами...

  

Пора листопада

Приходит – уходит. Движенье времён
похоже на краткий, несбывшийся сон,
что так и не сделался явью.
Судьба, точно книга. Странички – года.
Мелькают всё чаще, так зреет беда
в любви эпилога к заглавью.

Любовь безответна, груз давит к земле.
Кружится мечта на подбитом крыле,
твердя, что ещё полетаем.
А осенью странно тихи вечера,
негромкое дело глядеть во вчера,
страницы былого листая.

Там много знакомых, потерянных лиц,
там блёклые сцены встают со страниц
и сердце даёт перебои.
Иные события, новая суть,
а то, что мелькнуло, уже не вернуть
и это зовётся судьбою.

Для памяти наши пределы тесны,
она заполняет осенние сны
и смотрится в небо, как в море.
И эта промытая, зыбкая даль
дарует возможность сменить на печаль
безмерное, чёрное горе.

Пора листопада с душой в унисон,
похожа на краткий, несбыточный сон,
что с явью не в силах тягаться.
Мелодия плещется подле виска
и музыка эта столь сладко горька,
что пёстрый наряд декораций

нисколько не режет, но радует глаз.
Судьба, точно книга. Столь краток рассказ,
но сколько вмещается, чудо!
В нём встречи, разлуки, нетленное, тлен,
канвою проходит нелепый рефрен,
«Во веки веков не забуду!»

В пустых обещаниях вязнет язык.
У Времени – вечность. У Памяти – миг.
Но с сердцем она неразлучна.
Пора листопада и строк о былом,
где грусть вытесняет тревогу со злом
и падают листья беззвучно...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.