UNKNOWN

Валентина Яровая
UNKNOWN

 (поэма)


1

Тяжелая волна о скалы бьётся с рёвом,
Грозит разрушить, смыть всё каждый миг,
Шипит и пенится, отхлынув, но готова
Вновь с большей силою набросится на них

Высокий берег нависает над волною.
Как ни пытается она перехлестнуть,
Напрасно: тёмной, мрачной каменной стеною
В планету врос – не сдвинуть, не столкнуть.

И продолжением стены нерукотворной,
Вздымаясь к небесам, столетия стоит
Такой же неприступный, мрачный, чёрный
Здесь замок Иф – огромный монолит.

Безмолвно сильфы* стерегут к нему подходы,
И глухо, и безлюдно, только чаек крик.
Прибежище кожанов* – гротов тёмных своды,
Сюда не проникает солнца, света блик.

На много миль вокруг – лишь водная пустыня,
Где вольный ветер спорит с грозною волной.
И чёлн не бороздит её просторы ныне,
И птичьи стаи облетают стороной.

2

И смех, и музыка, и радостные лица,
Звенят бокалы и шампанское рекой,
Напутствия слова…
А с неба синь струится,
Сливается вдали с голубизной морской.

У пирса парусник. Прощанья поцелуи
И пожелания и счастья, и добра…
Свободу предвкушая, на волнах танцует,
Торопит всех суденышко: пора, пора!

Весёлым ветром, наконец, наполнен парус,
Бежит и пенится за бортом шумный след.
И гавань, и друзья – всё позади осталось,
И, кажется, преграды к новой жизни нет.

Они вдвоем – одни на всем на белом свете,
Ласкает лица их попутный свежий бриз.
И чудится, что солнце в небе ярче светит –
Смеётся радостно, лучами брызжет вниз.

Она прекрасна в платье, белом подвенечном.
Его глаза, к ней устремленные, горят,
Восторг в них, умиление, любовь, навстречу –
Её счастливый, преданный и милый взгляд.

Летит кораблик, паруса свои расправил,
А молодые*, все на свете позабыв,
Не замечают ничего…
Но вдруг заставил
Их оглянуться ветра сильного порыв.

Увидели они: вокруг в одно мгновенье,
Внезапно потемнело море, облака
Застлали небо, будто бы по мановенью
Руки могучей…
Слышится издалека
Протяжный рёв, вселяя в сердце ужас дикий.
Всё ближе, ближе он!...
И вот огромный вал
Подхватывает яхту, словно щепку…
Крики,
Мольбы о помощи никто не услыхал…

3
Ночь.
Тихо.
Полная луна на небосклоне.
Морская гладь покрыта вязким серебром.
Весь остров в призрачном сиянии, лишь тонет
Во мраке замок на крутом утёсе.
Гром
И стрелы молнии недавно рвали тучи,
Пытаясь рушить стены, ветер волны гнал…
Но, как всегда, он снова выстоял на круче,
Такой же грозный, отражал за валом вал.

Сейчас спокойно море, и волна покорно,
Подобострастно лижет каменный утёс.
В сиянье лунном чёлн, здесь, над пучиной чёрной,
Завис на скалах он – прилив его принес.

На палубе видны два неподвижных тела:
Обняв, как будто защищая от беды,
В порыве юноша укрыл собою деву,
Видны повсюду разорения следы.

Обрывки паруса и сломанная мачта –
Сомнений нет: их в море страшный шторм настиг.
Последних сил запас давно уже утрачен…
Средь тишины – вдруг чей-то плач… потом затих…

И юноша очнулся, словно эти звуки
В сознание вернули, в чувство привели.
Сорвался с уст протяжный стон, исполнен муки:
Вокруг вода и камни, ни клочка земли.

Любимая недвижима… в сиянье лунном
Разлита бледность по прекрасному лицу…
Рука холодная! – Ему поверить трудно:
В ней жизни нет!...
И стал молиться он Отцу
(Обыкновенно забывал об этом часто):
«О Господи, спаси Её и сохрани,
Не дай Ей умереть! И в этот миг ненастный
Прости меня за все, скорей Её верни!»

Призыв отчаянья несчастного над морем
Разнесся громким эхом, между тёмных скал.
В нем было столько страсти, было столько горя…
Чуть дрогнули её ресницы…
Услыхал!
Всевышний услыхал мольбы –
её пожатье
И трепет тонких рук почувствовал герой.
Глаза ее открылись…
Кинулись в объятья…
(Вновь обретённое так дорого порой!)

Рыдания, слова любви, восторга, клятвы
И прославление Небесного Отца
Вверх, к звездам вознеслись…
Не состоялась жатва
Безносой здесь – вновь бьются вместе их сердца!

(Дальше будет)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.