Этот век, как могу, обживаю…

 

Игорь

МАРКЕС

 

 

* * *

 

Мы возвращаемся всегда,
Туда, где нас с тобой любили,
Где вязко пахнет резеда
И сохнет сено на настиле…

 

Где за окном ещё жива
Сирень, посаженная мамой,
И занавесок кружева
Взлететь пытаются упрямо…

 

Туда, где бродит старый кот,
Похож на нашего Тимоху,
Где куры прямо у ворот
В пыли выискивают крохи…

 

Туда, где битым кирпичом
Дорожка выложена к дому,
Где все обиды нипочём,
Где голоса звучат знакомо…

 

Где слово «смерть» ещё табу,
И утро будет длиться вечно,
Где ветер снова про судьбу
Напеть пытается беспечно…

 

Мы возвращаемся всегда…

 

 

* * *

 

Растаял день, а ночь нежна
В своём безмолвном утешенье,
И миром правит тишина,
Клубясь по улицам блаженно…

 

Нежна – дыханием своим,
Движеньем штор и занавесок,
Когда, на время растворим,
Июльский сплин в пространстве тесном…

 

Когда обычные слова
Не дольше пауз между ними,
Но ночь по-прежнему права,
Нежна, тиха, необъяснима…

 

 

* * *

 

Дожди за дождями… По небу упрямо
Плывут облака в никуда, в никуда…
И мятою пахнет пьяняще и пряно,
И день пролетает за днём без следа…

 

В поклоне жасмин загрустил у порога,
До срока сирень отцвела во дворе,
И вечер за вечером – мокро и волгло –
В унылой, щемящей, весенней поре…

 

И некому, некому в этой печали
Развесть облака ради солнечных дней, –
Сокрыты за моросью зыбкие дали,
И ангелы сушат крыла в вышине…

 

 

* * *

 

Сожалею, поверь, сожалею, –
День прошёл без тебя в пустоте.
Вечер тусклым огарочком тлеет,
Удивляясь своей немоте…

 

Сожалею часам и минутам,
Чей беспечен и длителен путь;
Скрытым планам и тайным маршрутам,
Где живёт чья-то радость и грусть.

 

И в вечерней притихшей аллее,
Средь уснувших на время теней,
Я разлукою нашей болею –
В приютившей меня тишине…

 

Сожалею, поверь, сожалею…

 

 

* * *

 

Вития ветер в подворотне
Стихи читает фонарю,
О том, что жизнь бесповоротно
Дорогу правит к декабрю…

 

А тот на мир глядит слезливо,
Мигая ветру невпопад,
Обрывки слов неторопливо
Собрав неспешно к ряду ряд…

 

И ночь чудна и бесконечна,
И стёртый гривенник луны
Висит над крышами беспечно,
Торгуя лето в полцены…

 

 

* * *

 

Этот век, как могу, обживаю,
Дни тесьмою дорог обшиваю,
Собираю разлуки и встречи,
И играю с судьбой в «чёт и нечет»…

 

Душу настежь для всех открываю,
Гроздья слов, не стыдясь, собираю,
И навстречу ветрам и тревогам
Пролагаю пути и дороги…

 

Травы смятые глажу рукою,
К вербе льну над парною рекою,
И завидую, разве что птицам,
И далёким лиловым зарницам…

 

Этот век, как могу, обживаю,
Дни тесьмою дорог обшиваю…

 

 

* * *

 

И за дождями – в август, за ветрами,
Туда, где первых листьев ржавь и медь.
Туда, где лето бродит вечерами,
Торгуя днями, сонных улиц средь…

 

Где грузный шмель гудит своё легато
Над разноцветьем вянущих дворов,
И где из слов истёртые заплаты
Скрывают лет забытых серебро…

 

Туда, туда, где мёдом полнят банки,
Где лущат мак созревший не спеша,
Где ночь играет звёздами в орлянку
И светом тихим полнится душа…

 

И за дождями – в август, за ветрами,
Туда, где первых листьев ржавь и медь…

 

 

* * *

 

День приходящий, наверно, не хуже
Тех, ускользающих кучно… Просто –
Август, полуночи ветром разбужен,
Утром нагрянет привычным гостем…

 

Яблоком скатится прямо под ноги,
Руку протянешь – вот снова вечер,
И где-то там, в суматохе, у Бога
Ангел запишет тебя на встречу…

 

Только внутри оборвётся так гулко,
Что-то сорвётся струною зычно,
И уведёт по чужим переулкам
Ночь, пританцовывая по-птичьи…

 

 

* * *

 

Корка хлеба, август, птицы,
Тени смазаны жарой.
День по улицам клубится,
День воркует за спиной…

 

Флоксы гордо дразнят небо,
Пу́стынь старого двора,
Дворник, в курточке нелепой,
Дремлет с самого утра…

 

Шторы с ветром спорят бойко –
Миг-другой – и улетят,
И опять ведёт к помойке
Сука маленьких щенят…

 

И, неслышно кувыркаясь,
Первый лист к земле летит.
День стекает, будто тает,
Крошки вытряхнув с горсти…

 

Корка хлеба, август, птицы,
Тени смазаны жарой…

 

 

ЖАТВА

 

Время рассудит когда-то нас,
Пётр подберёт нам ключи.
Нынче за всеми словами – Спас,
Плачет дождями в ночи…

 

Нынче молитва за тех, кто жив –
Племя Адамово – рожь.
Месяц над полем серпом дрожит –
Жнец заработает грош…

 

Встанет рассвет – над стернёю дым,
Сирин гнусавит свой плач.
Жатва прошла, – в небеса следы,
Облако словно калач…

 

Время рассудит когда-то нас,
Пётр подберёт нам ключи…

 

 

* * *

 

                     Ні обіцянок, ні пробачень,
                     Все сталося само собою…

                                                      С. Лазо

…И нет у осени моей
Ни обещаний, ни прощений,
Но там, всё ближе, всё видней
Мгновенья поздних утешений…

 

Мгновенья поздней тишины.
И вязь из слов в строке негромкой,
И непридуманные сны,
И лёд ноябрьский, первый, ломкий…

 

И нет у осени моей
Ни ожиданий, ни прощаний,
Кружится лист в тени аллей,
Слетая в срок – без опозданий…

 

 

* * *

 

Вам обо мне расскажут небылицы –
Пусть так и будет, это мишура…
Но ночью о югáх шептались птицы
На ржавых крышах нашего двора…

 

Сегодня ночью ветер-волокита
Пугал котов опавшею листвой.
И поздний дождь, просеянный сквозь сито,
Отшелестев, стекал по мостовой…

 

А до рассвета час подобен году,
И сигарета тлеет, чуть дымя.
И мы молчим под сонным небосводом –
Я и – за ночь озябшие – дома…

 

Вам обо мне расскажут небылицы –
Пусть так и будет, это мишура…

 

 

* * *

 

Длиннее паузы... Вдоль слов
Бреду полжизни и на ощупь…
И то, что раньше было проще,
И не казалось тяжкой ношей,
Теперь далёких облаков
И выше, и взаймы, на время…
И, расставляя ударенья,
Не совпадаю с тишиной,
И крылья – камнем за спиной…

 

Не совпадаю... Времена
Меня в своём не держат списке –
Желтеют письма и записки
Друзей, знакомых, дальних, близких.
Листает ветер имена
Из той страны, страны далёкой,
Где ждал нас свет знакомых окон,
И где средь тысяч-тысяч слов
Я выбрал тихое… Любовь…

 

 

* * *

 

Осень над спящей осенней Сенной,
Поздний рассвет, словно простынь, льняной,
Ржавь на пока что зелёных каштанах,
В ношеных годы и годы кафтанах…

 

Сонный светильник в далёком окне,
Первая капля дождя в тишине.
И зарифмованы, будто нарочно,
 Небом дарёные строки неточно…

 

Осень несмело, украдкой, тайком
Кружит сорвавшимся с ветки листком
Над перекрёстком судеб и желаний,
Улицей встреч и забытых свиданий…

 

…Осень над спящей осенней Сенной,
Поздний рассвет, словно простынь, льняной…

 

 

* * *

 

Не срок идти дождям, ещё не срок,
Ещё сороки прочат бабье лето.
А впрочем, что нам нынче до сорок,
Когда медово стелятся рассветы…

 

И снова ангел дудочкой своей
Зовёт в закаты, души нам тревожа,
И для любви так мало этих дней,
Так мало – для признаний осторожных…

 

Не срок идти дождям, ещё не срок,
Печали множа отраженьем в лужах,
Ещё сентябрь плутает между строк,
Не ведая ничуть о зимних стужах…

 

________________
© Игорь Маркес

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.