Аве, август…

Денис Голубицкий
Аве, август…
(написанное в разные годы в августе)
 
***
 
Горы ходят подолгу вокруг
между нами, за нами, по нашим следам,
молчаливо толпятся.
Похоже, отъезд неминуем.
Мы листаем зеленую, желтую,
красную книгу плодов по садам,
не страницы, а лица,
глаза, голоса нумеруем.
 
Лишь один редкий год, лишь один,
не судите поспешно сады по плодам,
им еще предстоит оправдаться,
предстать в ином свете.
Горы нам доверяют,
они изучают пространство по нашим следам.
Неизбежен отъезд.
И разорваны времени сети.
Так века, постарев,
станут зодчими вдруг
и воздвигнут громадный собор.
Мы их будем судить по себе –   
дерзость следствия по отношенью 
к причине.
Мы – сады и плоды,
и заложники готики гор.
Но спасибо горам, что заставили нас леденеть
и гореть научили.  
 
2017
 
 
***
 
Владимиру Каденко
 
…и показалось, вместе плыли мы,
и день качался мусульманином,
и ночь морским цвела сукровищем,
и был внушителен улов…
Что оказалось, как простились мы, 
какими скреплены молитвами 
все наши песни, уповання, 
что приготовил нам Гезлев?
 
Войди в стоглазый город дервишей
рабыней моря, ханской дочерью,
и ночь пленит тебя из ревности,
и остановят караван.
Сквозь паутину улиц ломаных 
смотри глазами воспаленными, 
как уезжает твой возлюбленный, 
как возвращается Синан.
 
2019
 
 
***
 
В закатной печи обожжен керамический день.
Ему среди прочих изделий найдется ли место?
Рука, зачерпнувшая глины, трудись, не скудей,
судьбы середина – всего лишь начало семестра.
 
У каждого замысла свой режиссер и гончар,
но светом раскрашивать время другому кому-то.
И ты понимаешь, что если уроки горчат, 
готовятся сахар и мед, и, возможно, цикута.
 
А каждый счастливый в другой ипостаси – Улисс.
Что более хрупко гадай, рассуждай, что ценнее.
Рассвет-водоем смотрит в небо как будто нарцисс.
Керамика не разобьется, и мы уцелеем.
 
2018
 
* * * 
 
Пришли письмо, чернил не экономь.
Разлукой терпкой пахнет клей столярный.
Быть может, как в Иртыш впадает Омь,
и мы впадем в соблазн эпистолярный.
 
Не то чтоб осязанью вопреки
отринута бумажная морока…
Но что за город вырос у реки,
невнятный отзвук школьного урока?
 
Как будто в чай добавили имбирь,
стремясь от расстоянья излечиться.
На языке все вертится: «Сибирь»,
играет, дышит, ластится, лучится.
 
А это жженье легкое во рту –
примета ожиданья и смятенья.
И строки оживают на свету,
и нежность, прихотливое растенье.
 
2013
 
* * *
 
Собери ночи августа спелые
да смотри не растрачивай зря.
А гроза предвещает Успение,
заостряет черты сентября.
 
И пока не раскрыт адрес явочный,
кто еще будет взят на постой...
А за августом-гостем дым яблочный
по пятам за густым негустой.
 
Что успели, чего не успели мы,
подытожат кларнет и фагот.
Календарный обрывок Успения
за экватором комкает год.
 
2017
 
***
 
Аве, август, спасение в том, 
что за яблоки, мед и орехи
непременно заплатим потом,
ткань морей разделяя на реки, 
 
пряжу месяца нитями дней
заменяя, живи тридцать лет и 
тридцать суток плюс полдень теней,
окунай в опрокинутость Леты
 
пересохшие корни свои, 
ветви, долго не знавшие влаги. 
Август, время дели на слои, 
исполняйся плодов и отваги. 
 
Аве, август, проститься и впредь
не спастись, не спасти, но по мере 
созревания света гореть,
ливням звезд воздавая по вере. 
 
2018
 
***
 
Каждый может играть словами: перчить - перечить,
повторять заклинания, чет принимать за нечет.
Но тебя узнают не в игре, а всегда по речи,
ставшей только твоей, каких бы подобий ни
отыскал тебе критик, знаток, пародист, учитель,
ну, подумай, играть словами не нарочито ль?
На тебя нельзя надевать униформу, китель,
нужно тонкое нечто, свое, но прочней брони.
Может каждый ходить конем и слоном, и пешкой,
 притвориться орлом, на деле остаться решкой,
объяснять самому себе ежедневной спешкой
окончаний несоответствие и корней.
 
Да, тебя узнают - не то чтобы четкий почерк,
но по запаху, вкусу, цвету, касанью строчек.
Как известно, внутри плода есть и память почек,
и она существует вне всяких мыслей о ней.
Но как только ты утверждаешь, что может каждый,
то становишься лишь одним из безликих граждан.
По идее, все водоемы страдают жаждой,
и, напротив, жажда похожа на водоем.
Но тебя отличают читатель, создатель, муза
и ещё небольшой кружок, элемент союза.
Если сам ты не шар, зачем эта крайность - луза,
вот окно на землю, вот в небо дверной проем.

 2019
 
*** 

Тебе, в сентябри,
потому ли что небо внаём
сдают ежегодно, тайком, заплатив по безналу...
Есть что-то ещё сентябрее
в раскладе таком,
чего никогда не постичь,
не забыть нелегалу.

Представь себе цвет
отвлеченно-увядшего бри,
где плесень и осень созвучны
и лесу, и сени.
Как странно, что адрес не стерся:
"Тебе, в сентябри".
Так пишут домой,
опасаясь поверить в спасенье.

Так платят авансом, постфактум,
повторно, на бис...
Крылатые кроны -
и платья, и заросли плоти,
Тебе, в сентябри, сентименты -
и кара, и приз.
Полнеба внаем, остальное -
 позднее, в полете.
 
2019
 
***
 
Не теряй меня из виду.
Пой из ада. Плачь из рая.
Сорок лет царю Давиду
предстоит стеречь Израиль.
 
Ни безумным притвориться,
ни жену любить чужую…
Где на деле та граница?
Воды знаний освежу я.
 
Сорок взглядов, мыслей сорок,
будто можно ровным счетом
ум развлечь, развеять морок.
Между опытом и потом
 
нет различия, пожалуй.
Не ищи царя с царями.
Пусть предшествует пожару
Божий гром в душе и в храме.
 
2019
 
***
 
Концерт за концертом терпенью учиться у моря. 
Как будто на свете нет бед и страданий, и горя. 
Как будто никто не погибнет в ближайшие сутки.
Концерт за концертом. Попытка добраться до сути.
 
Восторг за восторгом... Как будто безмолвствуют "Грады". 
А люди, как волны, отчаянной музыке рады.
Учиться у моря, как будто войны не бывало. 
Концерт за концертом, как будто бы времени мало. 
 
Нельзя ничего отложить. И рассвет за рассветом 
звучат, словно Гендель за Бахом и лето за летом. 
Как будто на свете не плачет никто и не стонет. 
Ты, музыка, знаешь, ты знаешь, чего это стоит:
 
сеть судорог, колик, смятение в левом предплечье.
Как будто всего драгоценнее жизнь человечья.
Концерт за концертом. Пылают закаты–афиши. 
Учиться у моря быть громче и чище и тише.
 
2017
 
***
 
Эта ночь, словно платья вырез,
и куда приведет еще?
Ты чего на прогулку вылез?
Там по-прежнему горячо.

Нет, не в смысле погоды, спэкы
украинской, на пол Днепра.
Алфавит проглотили греки.
Буки, веди, глагол добра.

Пожиратель энциклопедий,
знаешь толк в гардеробах дам.
Этот день будто голос меди,
ударяющий по ладам.

Между делом судьбу погугли,
теоретик и сибарит.
А нужны ли тебе прогулки,
если август и так сгорит?

 21.08.2019
 
*** 
 
Пассажир, следящий из окна поезда за пейзажем, 
на самом деле смотрит, спокоен ли он сам,
 благодушен или сердит.
Кто знает, быть может, это не он перемещается даже, 
а только картинки, за которыми внимательно он следит.
 
Вполне возможно, что пассажир-константа, 
а множество переменных, которыми он окружён – фон. 
И все же ему необходима точка отсчёта, старта, 
и всё-таки у него в крови относительности закон.
 
А кто его попутчики – пассажир внимания не обращает, 
все лица размыты, тем более, Photoshop всегда 
под рукой. 
Но между тем, все длиннее список тех, кого он прощает, 
и сам он у других в подобных списках одной строкой.
 
И что-то знают о нем проводник или проводница – 
он дал согласие на обработку персональных данных –
 вот подпись и дата.
Пассажир, следящий из окна поезда за пейзажем,
 хочет определиться:
он едет сейчас, он ещё поедет
 или давно уже приехал куда-то.
 
2019
 
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.