У поэта прямая с Создателем связь…

 

Лариса
МИЛЛЕР

 

 
* * *
 

Я жить хочу, но боли не хочу.
Я от сердечной боли так устала.
Она меня давно уже достала.
А коли так, зачем я здесь торчу?
На что я уповаю? Жду чего?
Кто знает, куда выведет кривая?
Ну что поделать, если боль живая
Есть продолженье счастья моего.

 
* * *
 

Хотя прозвучит слишком пышно и громко,
Скажу: лучезарной небесной каёмкой
Обшит, окружён, обрамлён, окаймлён
Мой нынешний день, натуральный, как лён.
Мой нынешний день, что из листьев и травок,
И ветра, и солнца, без всяких добавок.
И я не хочу, чтобы он истекал,
И чтобы мой срок на земле иссякал.
Тем паче, что дни мои – чистый Вермеер:
Пленительный, пёстрый и сказочный веер
Житейских обыденных сценок живых
Из светлых сторон и сторон теневых.
Но даже и в сумерках прячется где-то
Незримый источник нездешнего света.

 
* * *
 

Судьба мне посылает весть,
А мне невмочь её прочесть.
И я испытываю муку,
Не разбирая жизни руку.
Про что она? Про рай? Про ад?
Я всё на свой читаю лад.
Я всё по-своему толкую:
Где надо плакать, я ликую,
Где надо паузу держать,
Спешу беседу поддержать.
Причину смеха, слёз и вздоха –
Ну всё я считываю плохо.
То важных не секу речей,
То куче разных мелочей
Большое придаю значенье.
Мученье, Господи, мученье.

 
* * *
 

Я знаю, что это не ради меня,
Я знаю, что это –
Обычные краски погожего дня,
Рутина рассвета.
Я знаю, что этот взволнованный хор,
Хрустальные трели –
Лишь будничный птичий простой разговор
О будничном деле.
И день, что встречает меня, как родной,
Листвою ажурной, –
Он просто обыденный, очередной,
С улыбкой дежурной.
И даже мне, вроде, хватает того,
Что я – не помеха,
Что день от меня не таит ничего –
Ни слёз и ни смеха.
И всё-таки в миг заревого огня
Для полного счастья
Мне хочется стать наступившего дня
Существенной частью, –
Такой – да простится мне дерзкая речь,
Сей бред да простится, –
Чтоб день без меня не способен был течь,
Сиять и светиться.

 
* * *
 

Я так благодарна судьбе за уловку,
За навык держать перед носом морковку.
На эту уловку прекрасно ведусь,
То шаг ускоряю, то тихо крадусь.
Морковку из вида я не выпускаю,
Слежу за ней в оба и взглядом ласкаю.
И, ежели ножки мои не идут,
Меня к этой цели под ручки ведут.
И, ежели путь продолжаю, то значит,
Морковка моя перед носом маячит.
Она продолжает меня искушать,
А я продолжаю её предвкушать.
И с каждым мгновеньем морковка всё слаще,
А я на пути отдыхаю всё чаще.

 
* * *
 

У поэта прямая с Создателем связь.
Не успев головы оторвать от подушки,
Он Создателю может звонить по вертушке.
У них дружба такая – ну прямо вась-вась.
И не суть, что Создатель молчит, как молчал.
Важно то, что Он в трубку тихонечко дышит,
И поэт эти вдохи и выдохи слышит,
Понимая: Создатель ему отвечал.
И поэту теперь предстоит эту речь,
Это Божье дыхание в слово облечь.

 
* * *
 

И я, внести стараясь лепту,
Пеку по своему рецепту –
Нет, не блины, не пирожки, –
Духоподъёмные стишки.
Хотите знать ингредиенты?
Мешаю горькие моменты
С надеждой, что рассвет принёс.
И, поглядев на мир сквозь слёз,
И, видя всё, что опадает,
Хиреет, никнет, увядает,
Стараюсь взгляд перевести
На всё, что силится цвести.
И говорю ему: «Удачи!»,
Глаза заплаканные пряча.

 
* * *
 

Кто за меня мой дом посторожит,
Пока я налегке пройдусь по свету?
Кто даст мне шанс, не следуя сюжету,
Идти туда, куда душа лежит?
Кто из судьбы отпустит на денёк?
Кто скажет: «Ты иди, я подежурю.
Не беспокойся. Будет всё в ажуре:
В духовке – каша, в окнах – огонёк».



Июль 2020

________________
© Лариса Миллер

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.