ОТКРОВЕНИЯ

Сергей Евсеев

Чем продолжительней молчанье,
Тем удивительнее речь.
Николай Ушаков



ОТКРОВЕНИЯ

Первое стихотворение

Подойди ко мне поближе,
Загляну в твои глаза.
Нежный сумрак щеки лижет,
Вдалеке идет гроза.
Я хочу в тебя влюбиться,
Чтоб навеки, навсегда.
Ни за что не разлучиться,
Не погаснуть никогда.
Я хочу с тобой смеяться,
И с тобой хочу я петь,
В хмельных травах затеряться,
На тебя одну смотреть.
Ах, как счастье льется звонко,
Ты вся в радости слезах.
Вижу я себя ребенком
В озорных твоих глазах.
Август 1986г.

***
То солнцем весенним согреты,
То грустью осенней томясь,
Идут по земле поэты,
Идут, и скорбя, и смеясь.
Их души открыты всем ветрам,
Их судьбы – то к небу, то в грязь…
Идут по земле поэты,
К счастливому свету стремясь.

Дорога

Настоящего, чистого – мало.
Ну, а если и есть – все не то.
Оттого к поездам да вокзалам
Выхожу в своем старом пальто.

И по жизни бреду одиноко,
Разрывая безмолвия нить.
О дорога, родная дорога.
Видно, мне без тебя не прожить.

Видно, мы навсегда породнились
В том краю, где снега и мороз.
А унылую стужу и сырость
Нам, увы, полюбить не сбылось.

Ничего, это все преходяще.
Как пришло, так и сгинет вовек.
Ведь не в завтрашнем – лишь в настоящем
Может счастье найти человек.

Так куда ж все бредешь одиноко,
Разрывая безмолвия нить?
О дорога, родная дорога,
Знаю, мне без тебя не прожить.
1989г.
***
Отмеченный черным недугом,
Ни о чем уже не мечтая,
Я хотел бы остаться Вам другом,
Дотянуться душой до рая.

Я хотел бы остаться Вам верным,
Но влечет меня странная сила.
Это близко развязка, наверно,
Это значит – судьба не простила.

Это значит, что жить мне в изгнанье
И смириться с печальным итогом:
Запоздало мое осознанье –
Слишком часто мы ссоримся с Богом.
1990г.

Светлый призрак счастья

Такие простые слова, такая родная улыбка.
Все было как будто вчера, и вместе с тем – шатко и зыбко.
Такие родные глаза, и челка, и губы, и руки…
Мы встретились будто вчера, но время торопит к разлуке.

И пропасть уже пролегла меж нами незримой чертою.
Все было как будто вчера, и было прекрасно, не скрою.
Но гаснет уж в сумерках день, ведь счастье не может быть долгим.
Прошел, отзвенел наш апрель, а дальше – дороги, дороги…

И снова вершины зовут,
Зовут нас незримые дали.
И, может быть, где-то приют
Уж ждет нас – в небесной вуали.

Пусть путь наш тернист и далек,
А радость знакома немногим,
Светил бы вдали огонек,
Да пели б степные дороги!
1990г.


Огоньки дорог

Тихо стелется белая вьюга,
Заметает дороги, следы…
Мы с тобой потеряли друг друга,
Сколько ж дней утекло и воды?

Мы с тобой потеряли друг друга,
Ты былинка, а я лепесток…
Кружит, кружит январская вьюга,
Поезда всё идут на восток.

Снова тает в пространствах Россия:
Перелески, дороги, столбы…
Я любил – ты меня не простила.
Видно, нам не уйти от судьбы.

А метель – серебристая, снежная,
По-сибирски мудра и щедра.
Для кого же ты – тихая, нежная,
Рассыпаешь крупицы добра?

Для кого все, что было и не было,
Для чего этот сладостный сон?
Для того чтобы былью и небылью
Растворился в преданиях он.

Чтобы мы со слезами и горечью
Ощутили сквозь суетность лет,
Как над тихою темною полночью
Льется, льется божественный свет.

Тихо стелется белая вьюга,
Заметает дороги, следы…
Мы с тобой не ценили друг друга,
Много дней утекло и воды.
Январь 1992г
***
На заезженном жизненном круге,
В передрягах беспутной судьбы
Вновь приходят на память подруги,
Беззаботной юности дни.

Те денечки давно отзвенели,
Позабылись в житейском быту.
Что же струны души вновь запели,
Вспоминая мотив на лету?

Что же дышится легче и глубже,
Снова полнится чувствами грудь?
Неужели ж напомнить им нужно,
Что тех дней ни позвать, ни вернуть?
Неужели еще все возможно,
Неужели я молод и свеж?
Да, я вижу уже, как безбожно
Снова высится замок надежд!

Снова сердце поет и трепещет,
Снова полнится чувствами грудь.
Видно, время в отместку мне шепчет,
Что тех дней нам уже не вернуть.

Что ж, гуляй, веселись, безнадега,
Чтоб в лицо ненасытной судьбе
Смог ты бросить, спокойно и строго:
«Что еще не хватает тебе?»
1991г.

***
Что ты, вечер, снова гонишься за мной,
Фонарями отражаясь в каждой луже?
Я иду, спешу к себе домой
И надеюсь, что еще кому-то нужен.

Что ты, сердце, так стучишь? Постой!
Не спеши, нас ждет еще работа.
Вместе бережем мы образ дорогой
И как будто прячем от кого-то.

Ветер, ветер, ты мне песню спой,
Веселей, не надо про печали,
Помнишь, как когда-то под луной
Каждый день с тобою мы встречались.

Ты полней и краше стань, луна.
Ведь кому-то это очень нужно!
Верю я, что ждет меня жена
И готовит добрый вкусный ужин.
1992г.

Грустные дожди

Эта тихая, нежная грусть
Уходящего звонкого лета.
Я за ним бы пошел на край света,
Но оно мне шептало: «Вернусь!»
Эта тихая, нежная грусть.

Эти милые слезы дождей
Все печали с души смывают.
Раны сердца от них заживают,
И все беды снимают с людей
Эти милые слезы дождей.

Эта красная прядь на рябине.
В сердце пламень уже не разжечь,
Каждый стог так и манит прилечь.
Небосвод на заре синий-синий,
Только красная прядь на рябине.

Эти девичьи косы берез,
А в них радуга в нежном соцветье.
И все шепчут березы о лете,
Нежно трогая сердце до слез.
Эти девичьи косы берез.
1992г.
***
И это всё, что мы зовем любовью?
Безудержна пленительная связь.
Но это чувство, вздыбленное кровью,
Вдруг отойдет, сквозь плоть перебесясь.

И это все, что мы зовем мечтою?
Что ж, мимолетна летняя звезда.
Да, было всё у нас «навек» с тобою.
Но так беспечны юные года…

И это всё мы назовем судьбою
Когда-нибудь, конечно, не теперь.
Когда-нибудь мы встретимся с тобою.
Да, да – мы встретимся, мы встретимся, поверь!
1992 г.
***
Всё равно,
всё равно,
всё равно
Ни о чем я уже не мечтаю.
По привычке плетусь я в кино,
По привычке друзей собираю.

Всё равно, всё равно, всё равно
Ничему уж, конечно, не сбыться.
Будут люди, наверно, толпиться,
Когда брошусь я камнем в окно.

Новых чувств мне уже не разжечь,
Не подняться до святости духа.
И проклятая дура-сивуха
Будет в глотку по-прежнему течь.

Пусть злорадно смеются друзья!
Янтарем тихо льется вино…
Буду вечно со звездами я
Всё равно, всё равно, всё равно!
1992 г.

***
Город в сером тумане застыл.
Вдруг в унынии этого лика
Засияло сто тысяч светил
Звездным именем: Анжелика!

Не надеюсь, не верю, не жду.
Я поэт. Разве этого мало?
Спрячу с глаз я подальше нужду,
Только этого мне не хватало.

Да, конечно, я жалок и мал.
До бездонного, резкого крика.
Но в глазах твоих глыбой восстал,
Анжелика моя, Анжелика!

И играет в витрине кристалл
Острой прелестью света и блика.
И поет очумевший квартал:
«Анжелика моя, Анжелика!»

***
Мир наполнен волнением дивным
И тревожит дыханием дня.
Безграничен мой край любимый,
Его дали как прежде манят.

Чистой гладью волшебного света
Распростерт небосвод голубой.
У людей не спрошу я совета,
Умудренный земли красотой.

Что бы ни было, что б ни случилось,
Край родной, ничего не тая,
Я хочу, чтобы к сердцу лучилась
Бесконечная радость твоя.
Май 1993г.
***
Я иду, с головой погружён
В эти серые, мрачные дни.
И кому-нибудь, может быть, нужен,
Может быть, впереди есть огни.

Где-нибудь вдалеке до рассвета
Будет чей-то клубиться дымок.
Отзовитесь, друзья! – Нет ответа.
Значит, путь мой как прежде далек.

Значит, тихая зимняя вьюга
Заметет, как и прежде – следы.
Лишь она мне по жизни подруга,
Успокоит, спасет от беды.

Наворожит мне денег и славу,
Да в придачу царевну-жену.
Но не выпью я эту отраву:
Что посеял себе – то пожну.

И пускай шибче ветер стучится
В эти серые, мрачные дни.
Верю я – ничего не случится,
И вдали не погаснут огни.
Осень1993г.

***
Вот опять пустота и безбрежность,
И опять этот варварский пыл.
Где ж твоя безграничная нежность?
Да и сам я душой поостыл…

Все смотрю и смотрю за окошко.
Напряженно, с надеждой немой.
Никого, лишь бездомная кошка
Пробежит меж домов стороной.

Тишина, только сердце стучится,
Уж не в силах влюбляться и петь.
Сердце словно подбитая птица,
Обреченное столько терпеть.

Закудрявилась снежная замять,
И трепещет вдали огонек.
Тихо полнится радостью память
Переполненных чувствами строк.

Что ж, кудесничай, радуйся, буйствуй,
Золотых моих снов верея.
Чтобы силой и прелестью чувства
Озарилась дорога моя!
Осень 1993 г.

***
И снова грустные дожди
Польют, наполнив с верхом лужи.
А ты надейся, верь и жди,
Ведь далеко еще до стужи.

Опять страницы невпопад
Заполнишь грустными стихами.
И снова опустеет сад,
И боль в душе не утихает.

Но в эти пасмурные дни
Земля полна очарованья.
Не зря приходят к нам они,
То песнь любви и грусть прощанья.
Осень1993г.

Печали свет

***
В твоем взгляде и жажда и воля.
Что кривишь свой насмешливый рот?
В сердце поле – бескрайнее поле.
В сердце храп лошадей у ворот.

За полями, долами, за лесом,
Где-то там, в безнадежной дали,
Я смотрел на тебя с интересом,
Как профан на полотна Дали.

Я смотрел, забывал о покое,
Отправляясь надолго в полет.
Только поле, бескрайнее поле.
Только храп лошадей у ворот…

А теперь, а теперь – ты другая.
Ты чужая. В бессонной ночи
Я себя беспощадно ругаю.
Но все тщетно, кричи - не кричи.

Ничего уже здесь не поделать.
Все прошло, ничего не вернуть.
И опять за поземкою белой
Будет так же бескраен мой путь.

***
Где же, где ты, о счастье мое!
Где моя безграничная радость?
Запоганило все воронье.
Где надежды, мечты? – Все не в радость!

Где ж он – чистый и светлый приют,
Где, огнями полны – чудо- ночи?
А желанный домашний уют,
И любимой бездонные очи!

Это все уже пропил давно,
Променял ни за грош – за копейку.
И хлещу еще больше вино,
Собирая лишь медь в тюбетейку.

И по жизни как прежде иду,
Ни на что уж всерьез не взирая.
Будет день – Бог подаст на еду.
И далек еще путь мой до края.

Бесконечен мой путь до вершин.
Только этим, наверно, и счастлив.
Всякий мерит на свой лишь аршин,
Потому я к молве безучастен.

И веселые песни пою,
Но зачем и кому до них дело?
Славлю долю земную свою,
Праздник жизни, любви – без предела!
1994г.

***
Снова льется за окном молебен.
И опять стирает вечер краски.
Посмотри в окно, как город беден!
И уже не вспомнить прежней сказки.

Посмотри, как улицы пустынны,
Как зловеще в небо вторглись тучи.
И плывет-плывет средь мглы унылой.
Грез твоих неугасимый лучик.

И зовет в страну мечты и счастья,
Где еще все живо и сегодня,
Где возможно жить лишь настоящим
И так ясно слышен глас Господний.

Последние песни


***
Побежать и пропасть с головой,
Задохнуться, забыться навек…
Рай березовый, край мой родной,
Как же много на свете калек!

Как их много с пустою душой
Суетится, не зная о том,
Жить-то как на земле хорошо
И любить милой родины дом!

Хорошо как по свету бродить,
Пить дыханье дорог и их грусть,
Все живое всем сердцем любить…
Кто-то скажет: «Чудак!» – Ну и пусть!

Пусть же звонче поет душа,
Вторя ветрам весенним смело.
Все о том лишь, как жизнь хороша,
Как идем мы по ней неумело.
Осень 1995г.

***
Я брожу по дорогам земли,
Ничего еще толком не зная.
И зовут меня вдаль журавли,
Снова прочь от родимого края.

Журавли улетают на юг
И уносят прощальную песню.
Так прохладно, так тихо вокруг,
И поры нет для сердца чудесней

Что же им, мне родным, пожелать?
Улетают – пускай улетают.
И опять будет ждать меня мать,
И в тумане мой поезд растает.

И привычной опять чередой
Побегут наших будней деньки.
И опять позовут за собой
Самых разных дорог огоньки.

И опять, по привычке – опять
Я бреду, я грущу, я скорблю…
И смеяться готов и рыдать!
Отчего ж я так осень люблю?
Осень 1995г.


***
Над деревнями пляшут зарницы,
Где-то грозы идут вдалеке.
Чья-то девушка в воду глядится,
Задержавшись одна на реке.

Сердцу снится, что скоро рассветы
Снова чью-то разбудят весну.
Заиграют в полях нежным светом
И в чужие края унесут.

Снятся сердцу седые дороги,
Что в надеждах весны так легки.
Так быстры чужой юности ноги…
Догорает заря у реки.

После зноя пьянит вольный ветер.
Прогрохочет за лесом состав.
Ах, как сладостно жить на свете,
Жемчуг счастья душою собрав.
Май 1996г.



«Как кладбищем пахнет можжевельник…»
Крик родине Николай Ушаков


Вот опять идет на бой Россия.
Но в кого стреляют, погляди!
Флаг над нею бело-красно-синий,
Вроде бы все беды позади.
Нет, опять в жестокой схватке братья,
Вой сирен и кровь во все лицо.
Стон повсюду – в центре, на Арбате,
В трауре Садовое кольцо.
И опять ты жертв своих считаешь,
Родина… любимая, очнись!
На звонки мои не отвечаешь,
И течет как прежде вроде жизнь.
Все нормально, тихо и спокойно,
Пострадало здание одно,
В телецентре несколько пробоин
Да прошито пулями окно.
Тишина! А может быть, затишье?
Кто-то снова быстро лезет ввысь,
Рвется, чтобы всеми был услышан,
Чтоб за ним народы поднялись!
Господи, страна моя, Россия!
Я кричу во тьму: «Остановись!»
Флаг над нею: бело-красно-синий,
Вьется в небе, продолжая жизнь!
Октябрь 1993г.

У черты

Мне трудно выходить на свет.
Мне больно видеть это солнце…
Из зеркала глядит скелет,
Лишенный сил, лишенный донца.
Не пожелаю никому,
Как тяжело прожить на свете.
Спасибо Богу одному
За то что где-то наши дети.
За то, что был он – свет в душе,
За то, что живы, слава Богу!
За то, что нам с тобой уже
Назад не повернуть дорогу.



И снова жизнь

И снова жизнь! И снова сны и грезы.
И грусть проходит, в общем, без труда.
А я спешу туда, где юные березы
О чем-то шепчутся над зеркалом пруда.
Спешу подальше я от шума городского,
От нудных дел, всеобщей суеты…
Где горизонт открыт для вечного, большого,
И сердце радуют простор, леса, цветы.

Спешу туда, где вечер дарит песни,
Где смех девичий льется над рекой.
Что может лучше быть, волшебней и чудесней,
Чем ширь полей, что сердцу льет покой.

Там август снова зажигает звезды,
И в путь выходит месяц-звездопас.
Там вновь поверю я, что жить еще не поздно,
Ведь дарит силы златоглавый Спас.
Осень 1994г.

***
Вновь на сердце, как в юности – мука.
Я теряю привычный покой.
И ни строчки, ни слова, ни звука.
И хожу меж людьми сам не свой.

У друзей уж и семьи, и дети.
Все живут, ничего не боясь.
Мне ж судьба шаловливые сети
Расставляет, так мило смеясь.

Ну, зачем тебе это, послушай?
Ведь отпели давно соловьи.
И мою отстрадавшую душу
Не встревожат уж больше они.

Только этим любовь не отвадить.
Да и сам я, конечно же, рад –
Как мальчишка, при всем при параде
Выходить на вечерний Арбат;

Окунувшись в волнение улиц
И в густеющий сумерек дым,
Не лукавя и не рисуясь,
Вновь себя ощутить молодым.
Осень 1994г.
***
Мир такой же, как вчера,
Легкослезый, волоокий.
Золотые вечера.
Дождь запутался в осоке.

И такой, как прежде клен,
В золоте своем червонном.
И опять я в жизнь влюблен,
Хорошо так жить влюбленным
Хорошо как, боже мой,
Пить дыханье этих сосен.
И опять грустит со мной
Тонко чувствующая осень.

И опять со мной опять –
Этот пруд и это поле.
Вновь смеяться и рыдать
По своей лишь доброй воле.

И брести вновь наугад,
С грустью вспоминать о лете.
Я всему на свете рад,
Все люблю на белом свете.
1996г.

***
Ах, какая метель серебристая!
А вокруг белоснежная гладь.
И глаза твои, омуты мглистые,
До утра целовать, целовать…

Где мечта, где реальность – не знаю.
Закружило, и в пропасть несет
Лебединая юности стая,
Нашей первой любви крестный ход.

Боже праведный, что-нибудь сделай!
Отведи, защити, сбереги…
Снова образы сказочно белой,
И волшебной, и страшной пурги.

Ну, ответь же, зачем ты такая,
Неземная, а в голосе лед?
И бегу за тобой, спотыкаясь,
И за далью звезда упадет.

Упадет на краю небосвода,
И исчезнет волшебная гладь.
Чтоб сквозь дни, расстоянья и годы
С новой силой опять воссиять.

И опять захватить меня в омут,
Но теперь, я прошу, мне не лги.
А зима снова лепит хоромы,
И, как прежде, не видно ни зги.
Осень 1994г.
***
Шалунья Весна, плесни нам вина!
В небесной лазури глаза колоколен.
Вакханка Весна, напои допьяна!
Хотя бы на миг приласкай, успокой.

Слышу шум твоих гроз, слышу звон родников.
А пока только серость и холод собачий.
Но уж тронулся лед, всюду скрежет оков.
Лишь одни смельчаки продолжают рыбачить.

На отлете зима, строен времени ход. –
На пространствах вселенной колышутся стрелки…
Еще в сердце Февраль, еще жив Новый год,
Но навстречу весне уж распахнуты дверки.
Март 1998г.

Фея Ночь

Ночь роняет неясные тени,
И уходит земля из-под ног.
Час любви – тихий страж откровений…
Я ж опять под луной одинок.

В этой жизни я вечный бродяга,
Не сидится на месте одном.
Все богатство – перо да бумага.
Все мечтаю о чем-то другом.

Да, мечтаю – о чистом и новом,
Слишком много потребно душе.
Все, что трудно так выразить словом,
И так много в прошедшем уже.

Ну а жизнь, как ни есть – прекрасна,
Будто бы продолжение сна.
Снова солнце нам светит ясно,
И опять правит миром Весна!

И опять правит миром Любовь…
Но ведь это нам всем и надо,
Ведь еще где-то льется кровь
И царит слов пустых бравада.

И опять правит миром Весна!..
Ах, как хочется верить в это.
А с соборов снимают леса,
В куполах их фонтаны света.
Июнь 1995г.

***
Вновь на улицах фонари,
А за окнами ад кромешный…
И опять я в ночи до зари
Промечтаю о дальнем, нездешнем.


И опять я на пару с свечой
Закружусь в этом танце безумства.
И широкой рекой потечет
Буйство чувств и словесное буйство.

Фея Ночь. И волшебные сны.
Все начертано легкой рукою.
Ах, дожить бы до новой весны!
Что бы в ней начудачить такое?

Чтобы помнился долго мой бред,
Чтобы чувства по краю ходили,
Чтоб средь всех поражений и бед
Мы с тобою бы счастливы были.

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.