Бабье лето любви

Сергей Евсеев
Бабье лето любви

*** 
Стол, свеча, вина глоток… 
За окном осенний шорох. 
Унестись бы на часок 
В край, где ночи тлеет морок. 
…Тихо тикают часы, 
И колышется край шторы. 
Где же, милая, где ты? 
За морями ты со штормами. 
Разогнаться б из всех сил 
И – в окно, где небо синее. 
Дождик только что промыл 
Даль осеннюю – родимую!.. 
Разогнаться б – в небо взмыть, 
Позабыть тоску мятежную. 
И любить тебя, любить 
Неземную, злую, нежную… 
Дней тех – нет, не возвратить. 
Ну так что же – будем жить! 

*** 
Я снова грешным делом затоскую, 
Когда осенний ветр мне постучит в окно. 
Ночной Париж в воображенье нарисую. 
И откупорю крымское вино… 
Зачем грустить? Вопросы без ответов. 
Жизнь, словно сон, прекрасна и проста. 
В соцветье чувств моих восторженных сонетов – 
Поэзия, мечта и красота. 
Весь смысл в Любви – она лишь правит миром. 
Любови крест – не «ахи» при луне. 
А коль предаст, ну, что ж – достану лиру 
И пропою, что истина в вине. 
 
Пасхальное 
Я все понял про жизнь и про смерть. 
К этим мыслям ничто не прибавить. 
А за окнами будет кипеть 
Весна – балагурить и баять, 
И в степь вслед за ветром лететь… 
Ну, а нам двум наивным влюбленным, 
Давно уж пора бы понять: 
Хоть виски сединой убеленные, 
Но ведь трепет в душе не унять. 
Ведь молодость мира – в томленье, 
В стремлении к счастью, в борьбе…
Я верю – нас ждет Воскресенье: 
Венец в нашей трудной судьбе.
 
*** 
Град наш Китеж – мечта и отрада, 
Золотых моих снов звездопады. 
Вновь к тебе я душой устремлюсь, 
Вспоминая глубинную Русь. 
И откуда бы знать мне, сердешному, 
Русь святую, исконную, грешную? 
И не знать даже – чуять насквозь, 
Как осеннюю хлипкую морось? 
Это память от дедов да прадедов. 
От земли, от камений с курганов. 
От степной той травы-муравы, 
От родимых  небес синевы. 
И от песен твоих колыбельных. 
От разъездов, полей, деревенек. 
И от чувств, что лились через край… 
Эх, играй же, гармошка, играй, 
Прославляя несносный свой рай. 
 
*** 
Проснуться от солнца на даче! 
Прохладно – конец ноября. 
И выдать строку наудачу 
Сквозь благовест птичьего гомона. 
Неспешно пройтись до калитки. 
А дальше – и поле, и лес… 
Расплыться в счастливой улыбке: 
Мир полон   добра и чудес! 
Мир полон… А ты не заметил, 
Как жизнь пронеслась стороной. 
Лишь ветер, неистовый ветер 
Шуршит под ногами листвой. 
Но если хоть что-то осталось 
В запасе у нас за душой, 
И эта, пусть самая малость, 
Прольется строкой золотой. 
 
Ноябрьский звездопад 
Смахну слезу – осталось плакать. 
Уйду тропинкой наугад. 
Пусть будет снег и будет слякоть… 
А над вселенной – звездопад. 
Родился сын – и этой ночью, 
В круговороте средь планет, 
Тебе, любимая, воочью 
Пригрезился небесный свет… 
Слеза катилась по щеке –
Ты так устала!...
А в неба дальнем уголке 
Звезда мерцала. 
 
***
На чистый лист судьбы ложится вкось строка 
И я за ней, как встарь – едва лишь поспеваю. 
Печаль моей души прозрачна и тонка. 
И с нею сладко мне дойти до жизни края. 
Какое волшебство – шагнуть за этот край. 
Чтоб жизнь, словно в кино, 
мелькнула на экране. 
Воистину блажен, кому это дано: 
Судьбы своей этюд приткнуть к оконной раме.
 
Идут, летят года – им уж на сотни счет. 
И не воротишь вспять того, что пролетело. 
У страсти и любви свой времени отсчет. 
Пусть молодость прошла, но разве ж в этом дело.
У жизни на краю бесценен каждый миг. 
И каждый вздох и взгляд – 
в них столько накипело.
Услышишь ли мой крик, 
как тридцать лет назад, 
Где солнце через край 
И счастье – без предела?
 
Душа – старшеклассница 
На крутых судьбины виражах 
Хоть на миг остановиться б и вздохнуть. 
Ну, зачем нам жить, как на ножах? 
Ведь и так столь краток жизни путь. 
 
Ну, играй же, музыка, играй! 
Душу пробуди от забытья. 
Чтобы чувства лились через край. 
И не видно было края бы-ти-я. 
 
Чтоб навечно – юность и весна. 
И чтоб миром правила любовь. 
Нет, наверное, на свете слаще сна. 
И сквозь строчки вновь сочится кровь… 
 
Что за блажь? Ведь жизнь – обман, обман!.. 
Всюду сумрак, серость и туман… 
Но душа, как старшеклассница, не спит.
Счастья ждет – за звездами следит. 
 
*** 
Спасибо тебе за субботу, 
За праздник, за нимб над сосной. 
Спасибо за кров и заботу, 
За счастья мой сон золотой. 
Спасибо за то, что деревья 
По следу за мною идут. 
И что из тоски и неверья 
Ты мир создала и уют.
Из мечт, ворожбы и гаданий 
Я рос и стремился к тебе. 
Без жалоб, без слез и стенаний 
Дорогу торил я к Судьбе. 
Так звезды росли над страною, 
Средь праха  всходили цветы … 
И светлой воскресной зарёю
Над бездной светила мне ты.
 
*** 
Как осени черты неброски, 
Неспешны как ее шаги. 
Хватаюсь за ее обноски: 
Регланы, гетры, сапоги…
 
Бегу за ней до перелеска, 
До края тверди над рекой. 
Вдыхаю стынь в восторге детском, 
Забыв про разум и покой. 
 
Покоя нет – он только снится, 
Когда манит простор и свет. 
И мчит лихая колесница 
По струнам чувств на склоне лет… 
 
Душа-проказница смеется, 
Ведь для мечты пределов нет. 
Но   чем восторг твой отзовется 
Над бездной отзвеневших лет?

*** 
Какие дни, а ночи-то какие! 
Я боль души своей не донесу. 
Глянь, как прекрасна осенью Россия. 
И как грустна! Но в этом ее суть. 
 
Вся суть ее – из скорби и отваги.
Душа ее – вот этот блеклый свет. 
Я поверяю грусть души бумаге. 
На протяженье многих зим и лет. 
 
А ей-то с кем свою тоску развеять, 
С кем разделить ей груз своих забот? 
Тоской неразделенной дождик сеет, 
А утром снова солнышко взойдет. 
У осени такие, брат, завалы 
Из чувств и мыслей, страхов и забот. 
Что вряд ли разобрать и самосвалом. 
А там, глядишь, уж грянет Новый год… 
 
И осень канет в сны наши и песни. 
И в Лету жизнь течет день ото дня. 
А что на свете может быть чудесней, 
Чем сполохи предсмертного огня? 
 
Природа дарит нам восторг красы нездешней. 
Веселье красок, хоровод огней. 
Как это все сродни любови грешной, 
Воскреснувшей на склоне бурных дней. 
 
*** 
Когда б не встретиться нам в 21 веке, 
Когда бы и в двадцатом нам с тобой не жить. 
Коль не познать бы скорбь всю в человеке, 
Тогда б нам не было вообще о чем тужить. 
 
И, может, счастье б улыбнулось нам на свете,
Чтоб радость и любовь без меры пить. 
Истерло б сердце память тех столетий. 
Тогда бы можно было просто жить да жить. 
 
Мечтать и думать только о прекрасном, 
Стремиться только к лучшему вовек. 
И вновь и вновь рождаться утром ясным. 
И чувствовать – всесилен Человек. 
 
Увы, всесильно только Провиденье. 
И все мы как заложники в аду. 
Когда же, Господи, пошлешь нам Воскресенье. 
Чтоб солнце – в окна
                                         и сирень – в саду. 
 
*** 
Если жизнь обернется вдруг мачехой 
И потребует: Где же расплата? 
Я, включив дурака наудачу, 
Отверчусь: мол, весна виновата. 
 
Коль красотка поманит любовью, 
Обещая огнистые ночи, 
Не примчусь я к костру в час условленный, 
Потому что на страсть уж нет мочи. 
 
Где же чувства с мечтами заветными, 
Где же весны мои заревые? 
Обещания, клятвы, наветы ли – 
Все развеяли ветры шальные. 
 
Эка жизнь: все труды да страдания. 
И надежды на долю уж нету. 
Что ж, цыганки так плохо гадали мне, 
Коль не видно ни счастья, ни света?
 
Лишь    – неясные серые дали… 
И дожди   по Калугам с Рязанями.
 
*** 
Наши души пусты и шалы. 
И слова наши часто пусты. 
Жить бы в домике мне обветшалом. 
Под окном разводить цветы.
 
Иметь мудрость, талант и стойкость
Не скучать по огням городов. 
И простить им всю их жестокость, 
Затерявшись среди садов. 
 
Жить так просто, и любо, и мило. 
Только знать бы, зачем живешь. 
Раствориться б в глазах любимой, 
Убежать бы с ней в поле под дождь. 
 
Сто дорог есть у жизни каждой. 
В каждой юности – сто путей. 
Одержимый нездешней жаждой, 
Ты печали по ветру развей. 
 
Не жалей ты пути земные, 
Все равно ведь вовек их не счесть. 
Но есть юности дни золотые, 
Тайна сердца у каждого есть. 
 
Путь познанья ниспослан нам свыше. 
В нем содержится мудрости свет. 
А вдали – зов таинственный слышен 
Из грядущих неведомых лет. 
 
*** 
И выпал жребий мне, как на голову снег. 
Как падает на землю непогода. 
И словно бы часы замедлили свой бег, 
Отсчитывая дни до истеченья года… 
 
И замер ход времен, сошлись в одно века. 
И дрогнула земля от края и до края. 
Казалось, что вот-вот вспять потечет река. 
Навстречу сладким снам о незабвенном рае. 
 
Который соткан весь из чувств моих и слов, 
Сшит наспех из лучей, их золотистых нитей. 
Влюбленная душа не ведает оков
И жизнь ее всегда находится в зените. 
 
И выпал жребий мне – счастливейший средь смертных, 
Сопилкой быть в руках у самого Творца. 
Чтоб звуки извлекать из грез души заветных, 
Не расплескав в пути ни капли – до конца.
 
В начале 
Вот полночь, звезды, общая тетрадь. 
Вот перышко, бумага – я рисую 
Луну и звезды… Мама зовет спать. 
Я сплю и вижу полосу косую. 
От света лампы в комнате соседней, 
Куда, укрыв меня, вновь мама подалась. 
Оттуда слышен смех и говорок соседей. 
Ведь завтра Новый год: фей и снегурок власть. 
И некуда спешить, ведь все еще на старте. 
Каникулы! – и жизнь лишь только началась. 
А на дворе Январь. И крут его характер, 
Но счастье детворе – чудес и сказок час. 
Как много впереди
                                     и радости и слез. 
Восторг в твоей груди:
                                             в пути уж Дед Мороз.
 
Печальный сонет 
Скажите мне – грустны зачем слова 
О девочке, о лете и о чуде? 
Зачем засеребрилась голова, 
Как будто счастья в жизни уж не будет? 
 
Скажите мне, зачем легки ее шаги 
И невесомо платье из батиста? 
Зачем волнует так полет ее ноги, 
Зачем сто лет спустя мне снова это снится? 
 
И снам тем сердце вторит в унисон. 
И воскрешает снова те мгновенья? 
А может быть, все это и не сон? 
А чудо жизни – счастья повторенье? 
 
В душе моей, истерзанной судьбой, 
Пребудешь ты вовеки молодой.
 
*** 
Нам спорить не к чему о вкусе и безвкусье. 
Мы ткали плоть стиха, и выспренний тот стих, 
Увы,   не прозвучит в торжественной Тарусе, 
Где мальчик где-то спит, ведь голос мой так тих. 
Немногим он знаком, вот отчего уныло, 
Вот отчего невмочь… 
Осенним злым ветрам кричу упрямо: 
«Мила!»
И отправляюсь в путь, в глухую злую ночь. 
Пусть стонут дерева, пусть птица в чаще плачет. 
Плохи мои дела – и дней наперечет.
Но коли жив в душе голубоглазый мальчик, 
То рановато, знать, годам вести нам счет.
И не о чем тужить, не в этом наша сила. 
Глянь, споро как подчас к строке спешит строка…
И солнце застит взгляд, и где-то рядом Мила. 
И жизни каждый час насыщен как века. 
А чувств наших полет рождает плоть стиха.
 
*** 
Какое счастье знать, что есть сюжет 
У осени, у книги, мирозданья. 
И чувствовать при этом: ты поэт, 
Ты у истоков будущего знанья.
Корпишь смиренно ночью над листом, 
Сжигая киловатты освещенья. 
И лучшею наградой будет сон, 
Цветные, словно в детстве, сновиденья.
Как ты бесценна, первая тетрадь 
Моих стихов!.. 
                          И чувств, и откровений …
У юности мечты не отобрать,
Ведь первый опыт – нет, совсем не плох,
И замер целый мир, застигнутый врасплох – 
В раздумьях над тайной вдохновенья.
 
*** 
В плену у дивных и печальных слов. 
У слов иль снов? – как все перемешалось! 
Я словно сбрасываю груз невидимых оков 
Пусть на мгновение, на малую пусть малость. 
 
В плену у вдохновенья и мечты, 
В извечной круговерти дней ли, счастья ль, 
Мне часто не хватает чистоты, 
Хоть чьего-нибудь тихого участья. 
 
Ах, эта вечная приверженность мечте, 
К стихам негромким, сердца правоте!.. 
Ведет нас к цели яркая звезда. 
Пусть же она не меркнет никогда. 
 
*** 
О милая, я знаю: ночь нежна! 
Сорвутся с уст простые откровенья. 
А ты теперь нужней мне, чем была нужна. 
И только пред тобой святы мои мгновенья. 
 
Дни нашей осени туманны и горьки. 
От грусти вряд ли нам удастся где укрыться. 
Но как вдали желанны огоньки. 
И как близки друзей далеких лица…
 
В судьбе идет глобальный перекрой: 
Строптивится – волнуется природа. 
Средь мглы и холода, любовь, меня укрой. 
И сделай радостным любое время года. 
 
Но осень ведь не время для забав, 
Для шумных игр, лукавства и улыбок. 
Всю жизнь твою по строчкам разобрав, 
Она ковер свой ткет из взлетов и ошибок. 
 
Удел наш прост – до самого конца 
Нести свой крест, не уронив лица. 
 
*** 
Важное действо – с любимой полет: 
Мы улетаем в распад воскресенья. 
В чувств наших вешних водоворот, 
В бездну бросаясь, как в омут осенний. 
 
Омут любви нашей поздней ничуть 
Не уступает юному хмелю. 
Вновь отправляемся в радостный путь, 
Веря, как прежде, в восторг Воскресенья. 
 
Дням нашей  осени длится и длится. 
Снов наших сладостных грезы длинней. 
Пусть радость юности не возвратится, 
Мы сохраним трепет нынешних дней. 
 
Осени нашей мгновенья иль лета – 
Все, что отпущено – счастьем зажгись. 
В яркие платья бабьего лета, 
Глянь, снова рядится девушка-Жизнь. 
 
Ну, и любимой в долгу не остаться: 
Школьницей бойкой несется вперед, 
Чтоб все успеть, не отстать, расстараться. 
Встретить чтоб с честью судьбы крестный ход.
2015 – 2018 гг.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.