Пишу от первого лица…

 

Ирина

ЮРЧУК

 

 

Обезличенные местоимения

 

Пишу от первого лица
В единственном числе.
Со слова "ты" сошла пыльца,
От "мы" простыл и след.

 

Вот первое моё лицо
Клон гордой буквы Я
Находит красное словцо,
Себя перекроя.

 

На два словца зверь на ловца
Бежит из грешных кущ.
Предощущение конца:
Знак точки всемогущ.

 

И папарацци шапито
Судачат там и сям,
Мол, снявши голого в пальто,
Не плачь по волосам.

 

То бред как бренд, то ложь как тренд.
Лишь сон – душе приют.
Вне зоны доступа контент,
Где мудрость раздают…

 

Не удаляется никак
Спам, полон чуждых слов.
Худ сак – впросак, рыбак – дурак,
Дыра – таков улов…

 

Пал, как подкошенный, рассвет
И стопудовы дни.
Тень на чём свет склоняет вслед
Всех: он, она, они...

 

 

Ветер ре минор

 

Отстраняюсь, умываю звуки.
Прогоняю сумерки взашей.
Нет, я здесь отнюдь не о разлуке,
Речь веду о встречности вещей.

 

О неспетом миге сокровенном,
Брезжущем сквозь горнее окно,
О живой не сказочной царевне,
Уронившей в ночь веретено,

 

Холостых вращениях свечений,
Паводках не слившихся дорог
И словах как мере пресечений
Встречи, битой картами таро...

 

Руки опускаются и… Моцарт,
Реквием божественной игры.
В черноту бездонного колодца
Облетают жёлтые миры...

 

 

Хлопоты

 

Тонкую небесную сеть плету,
Буду рыб крылатых растить в гнезде.
Каждый день мне дарится по листу,
Каждой ночью ловится по звезде…

 

Для бездомных коржиков напеку,
Для бескрылых чудо приберегу.
В каждое лукошко да по грибку,
В каждое окошко по ночнику.

 

Для бескожих тогу сотку из строк,
А слепым дам слово в поводыри. 
И, пока не смолкну (всему свой срок), 
Не уймусь худые латать миры.

 

Вот, как спичка, вспыхнул да и сгорел
Этот миг у вечности на глазах.
Господу помолишься на заре, 
До земли поклонишься образам

 

И войти отважишься налегке
В заповедный сон, голубой сезам,
Чтобы - солнце в сердце, земля в руке - 
Небеса разгадывать по глазам...

 

 

Игра с тенью

 

Чем пустой насытить день дребеденью,
Поиграй-ка с неотступною тенью...
Маета и суета бестолковы.
Вот и нежность, вот и свет, вот и слово…

 

Сплетни мяты, бредни болиголова, 
Сети рвутся от лихого улова.
Век не хочет обойтись малой кровью.
Не ершись, не заводись, я прикрою.

 

Провожу тебя к закату дворами...
Вот и выдюжил, и выжил, не ранен.
Отведу тебя на звёздное вече:
Вот и месяц молодой, вот и вечер...

 

Вот и марева бальзам, вот и песня
Колыбельная… Банзай, мой кудесник!…
Счастье в жизнь не заманить калачами,
Исцеляются душой - не врачами.

 

Знает только вездесущий Чапаев,
Как случаюсь, что ни ночь - наступаю,
Как наездницей веду я весёлой
Над тобою образ жизни осёдлый.

 

Чёрт не выдаст, командир мой, начальник,
Что шепчу тебе на ушко ночами.
Буду рядом ночь собой прикрывать, ну...
Тенью верною твоей прикроватной…

 

Скачет сердце по бескрайнему утру,
Разметались шоколадные кудри
По бессонницам, плечам, по подушке…
Вечность в руки: парабеллум – подружке...

 

 

В антракте

 

Вот ночь – ВЧЕРА и ЗАВТРА сводня
Бесславно канула в рассвет.
А что несёт в себе СЕГОДНЯ
И чем дополнится сюжет

 

Трагикомедии распада
Взаимосвязанных частиц,
То не узнать у листопада,
О том не выведать у птиц…

 

Несу с собою всё своё же:
Любовь и верность, крест и щит,
Глотаю дым былого, ёжась,
И дум наваристые щи.

 

Печалей соскребаю нарост,
Смех жертвую я в мира фонд.
Терпи: ещё чуть-чуть – и старость,
А там и пенсионный понт.

 

Вот-вот премируют потехой:
Я номинант от шапито.
Жизнь – вечный бой за ради смеха
И споры точки с запятой.

 

Учусь прилежно без истерик,
Напрасных криков ПОМОГИ
Считать несметные потери
И чести отдавать долги.

 

Что день грядущий мне покажет?..
Пока же, обновляя путь,
Несёт душа надежд поклажу,
Подносит рюмку неба: БУДЬ...

 

 

Взгляд

 

Стекает небо, обмелев,
В шиповник с лисьими повадками,
А дырчатый винтаж дерев
Пестрит лоскутными заплатками.

 

И где-то там, у дождевых
Начал строки и устья истины
Душа благословенный миг
Летит познать, нежна, расхристана…

 

Туман с подачи фонарей
Искрит нездешними подсветками…
И кажется – нельзя острей
Почувствовать подвох за ветками…

 

Длинноты на минорный лад,
Ток облаков в вечернем мареве
И осени прощальный взгляд
На стыке серого и карего…

 

Перетекает высота 
По вертикали неба в строфы... 
Звезда последнего листа 
Запуталась в своих же стропах...

 

 

Дань

(диптих)

 

1.

 

Писать красиво…
Это ли главное?
В этом ли сила?
Строчка… Легла в неё
вечность. Бескрылы
линии вне небес. 
Спой-ка...
Спайка строки с душой. А без- 
обесточенный провод.
Крик – бточечный повод
отпустить на волю 
исчадие боли.
И ты, Брут...
Слова берут
виски 
в тиски,
кровь – в оборот,
дышат рот в рот.
Орёт
чайка чёрная в уши.
Отчаянье глуше.
Многоточия болевые
на ощупь. Навылет
опыт, и выпит
последний глоток
из чаши терпения.
Воздух. Поток.
Облако пенное. 
Пение.
Жизнь – смерть постепенная,
но сколько
осколков 
слов сломано по пути…
Слалом.
Слава 
слабым, нашедшим силы.
Слов копи...
С миром
идти. 
Ломая копья.
Теряя перья 
и хлопья
снега. 
Дань высоте.
Теперь я
выше, выжив. 
А на холсте-листе
сплошная нега...

 

2.

 

А глянешь, как словоугодлив
иной оракул, кому уродлив
порою стих, 
в горсти
несущий 
вещие слова
как хлеб насущный,
где тетива
права, 
дрожа от натяженья...
Самосожженья 
не избежать.
Не нам решать,
где смысла споры,
где истины грибница
таится.
А спорим
те правы в этом споре,
кто не одарит лайком,
а прежде вскроет лаком
ногти.
Локти 
кусать не буду. Приму.
Пойму.
Что тут ловить? 
Где о любви?
В чём смысл искомый?
Лишь перелом за переломом.
И всё бо-бо...
Высь испита.
Дай Бог 
на вираже
не встретить молнию,
не испытать 
сиротства
душе, 
познав гармонию 
уродства.

 

 

Несмирение розы

 

Она провожала на юг птичьи стаи,
Держалась за высь: отцветай, но пари…
Дождям доверять облака перестали, 
А ветры листали, листали, листали
Желтеющие буквари,

 

Где каждая буква гласила: сдавайся,
Поникни, смирись с неизбежностью зим.
Продрогла лаванда в районе Прованса,
А листья сплывали в смирительном вальсе
В стремительный синий Гольфстрим.

 

Над неженкой этой глумились ночами
Морозы, что, мол, проиграла пари.
Но месяц манил неземными лучами,
А звёзды встречали, встречали, встречали 
Взлетающие фонари…

 

Но роза цеплялась за льдистые дали,
И таяло солнце в ладони земной.
Снега изошли, холода обнищали,
А птицы вернуться назад обещали
Не к ней, а однажды весной...

 

Метели кружить и крушить подустали.
Латала суда корабельная верфь.
А в вечности белую книгу сверстали,
И время свистало, свистало, свистало
Ещё уцелевших наверх...

 

 

Уж очень

 

Уж очень осень. Птицы вздрогнут и отчалят.
И солнце, ёкнув, оползёт за окоём.
Растаял за завесою печалей
Мираж, где мы ещё бредём вдвоём…

 

Где неразрывен двух беспечных теней слепок,
Ещё отважен двух надежд смешных фантом,
В безумии уверовавших слепо
В обманное наречие ПОТОМ.

 

Сиюминутна жизнь, планировать нелепо.
Утильно прошлое, клонировать грешно.
Дожди седьмое зачехляют небо,
Бескрылый ангел с ними заодно…

 

Уж очень оси бытия перекосились…
Уж очень осень, обнажились гнёзда ос.
Валяют руна, астры звёзд – на силос,
Чтоб голодать Нибиру не пришлось...

 

Без листьев сад обезналичен, обезличен.
Былая нежность в смету ночи включена,
Лишь вещий наболевший сон привычен:
Разгон, полёт, глухой удар, стена…

 

 

Ветер до мажор

 

Глядишь в забывчивую даль:
Ступеньки лет за вехой веха,
Прогноз погоды в стиле века:
Снегов смирительная нега, 
Дождей тяжёлая вода...

 

А лестница уходит вверх,
Туда, где свет небесной манной
С нетрезвым фонарём в родстве,
И где посыл звезды обманной
Пленителен: товарищ, верь!

 

Взойдет когда-нибудь весна,
И из застенков непогоды
Отпустят солнце на свободу...
А время считывает коды, 
Заветы ветра, письмена,
Где порознь утекают годы,
А вечность на двоих одна…

 

_______________
© Ирина Юрчук

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.