У зимы на пороге…

 

Ирина

БУЛАХОВА

 

 

* * *

 

Перевернута жизни страница.
Новый девственно-чистый листок
вдохновеньем зовёт поделиться –
тонкой вязью из кружева строк.

 

Замелькали события, лица –
алгоритмами встреч и разлук...
Приручала певунью-синицу,
чтобы крошки клевала из рук.

 

Только в мыслях разброд и смущенье –
не пойму, это сон или явь:
в блюдце неба, блестя опереньем,
закружил надо мною – журавль!

 

Я боялась в себе заблудиться,
в шебутном мельтешении вьюг...
А тоска – перелётною птицей –
всё звала перебраться на юг.

 

Отпустила ручную синицу.
И журавль, покружив, улетел...
Пролистаю и эту страницу,
чтоб начать жизни новый раздел.

 

 

ПОРА ВДОХНОВЕНИЯ

 

Утренний сад вдохновение
мне посылает в тиши.
Музыку слышат осеннюю
чуткие струны души.

 

Вот паутинка колышется –
ткал её знатный мастак!
Осенью пишется, дышится,
даже поётся не так.

 

Зябко. Нахохлились зяблики
на пожелтевших кустах.
В лужах листочки-кораблики
плавают, как в зеркалах.

 

Два бесприютных каштанчика
грею в горячих руках.
Тянут ко мне листья-пальчики
клены в багряных тонах.

 

Выплесну эти мгновения
в строки из донца души…
Осень, пора вдохновения,
не уходи, не спеши!

 

 

КРЫЛЬЯ

 

Где взять мне крылья,
мой ангел мудрый?
Да в неба синь бы,
под облака!
Умчаться к морю
прохладным утром,
волны коснуться
крылом слегка.

 

И вольный парус
догнать, играя,
два белых блика
на синеве...
Восторгом сердце
полно до края!
Неужто это
лишь снится мне?

 

Но каждой клеткой
экстаз полёта
так ясно помню,
как наяву!
Душа трепещет,
но держит что-то,
как лук упругую
тетиву.

 

 

* * *

 

Царит здесь тишина, и нега, и покой,
хотя ещё душа тепла и солнца просит.
Осталось лето там – в реальности другой,
а здесь уже вовсю хозяйничает осень.

 

Оставив желтизны отметины-мазки
и листья вороша, как прошлого страницы,
смешает свет и тень (уж сумерки близки).
Затихло всё вокруг. Угомонились птицы.

 

Не хочется пока поверить сгоряча,
что близится пора унылого ненастья.
Осенний куцый день истаял, как свеча…
И вот погас, исчез – несбывшийся, как счастье.

 

 

* * *

 

Под музыку негромкую дождя,
когда не спится долгими ночами, –
я погружаюсь в прошлое корнями…
Воспоминанья, душу бередя,
глядят устало грустными глазами
друзей забытых… Тают, уходя…
Баюкает нас музыка дождя,
когда не спится долгими ночами.

 

 

КРУГОВОРОТ ВРЕМЁН

 

Каштаны падают. А может, это осень
настойчиво опять стучится в дверь?
Проказник-ветер удивлённо спросит:
– Умчалось лето… Где искать теперь?

 

Казалось бы, ещё совсем недавно
так радовали яркие цветы.
А нынче – равнодушные туманы
в цвет серый перекрасили холсты.

 

Так день за днём, безжалостно срывая
лист календарный, мчит за годом год.
За осенью спешит зима лихая…
И не прервать времён круговорот.

 

Мне вдруг открылась истина простая:
мои года, как листья, облетят…
Птиц перелётных обгоняя стаи,
умчат за летом. Где их отыскать?

 

 

СИНИЦА

 

Ах, если б заглянуть могли мы в душу –
она, как камень или мягкий воск?
Ничем уклад привычный не нарушив,
живёт спокойно – безупречность, лоск…

 

А может, как мятежный буревестник,
порывам ветра подставляет грудь.
Ненастье, шторм – что может быть чудесней?
Среди стихий свой продолжает путь.

 

Моя же – беспородная синица.
Порхает то в лесу, то в камышах…
Вот в сердце угнездилась, суетится,
певунья легкокрылая – душа.

 

Встречает все закаты и рассветы,
раскрывшимся любуется цветком,
из ниоткуда черпает сюжеты,
что к вечеру проклюнутся стихом.

 

 

МЕЖСЕЗОНЬЕ

 

В сером небе грай вороний,
суета и кутерьма.
Затянулось межсезонье –
то ли осень, то ль зима.

 

День сырой, промозглый, стужей
пробирает до костей.
Лист кленовый мёрзнет в луже
в безысходности своей.

 

Сквер притихший растревожен
в ожиданье новостей.
Беззащитный аж до дрожи
обнаженностью ветвей.

 

Трепет пальцев в межладонье…
Слов затёртое клише…
И застыло межсезонье –
серой кляксой на душе.

 

 

ХОЛОДА

 

И опять холода. Не люблю тебя, поздняя осень!
Неприглядны пейзажи, исчезла былая краса…
Подевала куда желтизну высшей пробы колосьев?
Может, ветер украл, за тридевять земель унеся?

 

Равнодушно дожди смыли яркость небесного ситца.
Только серая хмарь... Хоть один бы весёлый мазок!
Клён раздетый дрожит, облетела листвы плащаница,
и хрустит под ногами, едва появившись, ледок.

 

Холода, холода… Душу выстудят без сожаленья
и до самого сердца достанут незримой иглой...
Захотелось уснуть, убежать до весны в сновиденья,
но тогда не узнаю, что будет со мною зимой!

 

 

НА ПОРОГЕ ЗИМЫ

 

Оглянувшись назад, у зимы на пороге,
осень дерзко сожгла за собой корабли
и ушла по раскисшей безлюдной дороге…
Растворившись в тумане, исчезла вдали.
У зимы на пороге, назад озираясь,
дней ушедших мираж воскресив наяву,
взять с собою хочу только самую малость –
то, что сможет меня удержать на плаву, –
к этим листьям бездомным щемящую жалость,
что наполнила грустью сердца, не скупясь.
Помню я: канитель золотая металась,
опускаясь на плечи, под ноги стелясь.
Цепенея, стою в безотчётной тревоге:
вновь надолго зашли холода на постой!
Вот такой же порой, у зимы на пороге,
так внезапно, нелепо, расстались с тобой.

 

_________________
© Ирина Булахова

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.