Жизнь дана для любви!..

 

Людмила

НЕКРАСОВСКАЯ

 

 

* * *

 

Не смущаясь ничуть,
Я просила у муз,
Чтоб не скользок был путь,
И не тяжек был груз.
Чтоб на этом пути
С тьмой вселенской окрест
Я смогла донести
То ли флаг, то ли крест.
Чтобы ношу мою
Принимая из рук,

Тот, кто рядом в строю,
Мне сказал: «Здравствуй, друг!»

 

 

* * *

 

Небо, хоть и не с горошину,
Всё в окошке помещается.
А в сердечке запорошенном
Иногда любовь случается.
Но она, как птица вешняя,
Погостит – и до свидания,
Оставляя неизбежные
Жгучие воспоминания.
Лишь надежда безотчетная
Осветляет пережитое:
Эта птица – перелетная,
А душа – окно открытое.

 

 

* * *

 

О, если б утешить октябрьское небо,
Чтоб серость холодную вмиг позабыло,
На землю с высот не смотрело свирепо
И хлесткими ливнями нас не страшило.
Чтоб дождик был легким грибным и пахучим,
А золото листьев летело под ноги,
И день оказался на редкость везучим,
И вдаль, словно птицы, умчались тревоги.
О, как бы хотелось, чтоб небо не злилось
И не исходило по лету слезами.
Прошу, чтобы солнце на миг возвратилось,
Взгляни на меня голубыми глазами!

 

 

* * *

 

Я тебе сегодня снилась тонким запахом сандала,
А потом к себе манила сизой дымкой вдалеке.
И когда меня ловил ты – я мгновенно ускользала
И в мечту о невозможном превращалась в кулаке.
Но, наверно, эти игры я затеяла напрасно,
Просто очень захотелось вдруг свести тебя с ума.
Не могла себе представить до чего любовь опасна:
Ты остался равнодушным, я душой зажглась сама.

 

 

* * *

 

Летает паутинок канитель.
Тепло, и настроение блажное.
А неба голубая акварель
Стекает прямо в золото лесное.
Последние денечки октября
Прозрачны. Истекает бабье лето.
Расплавленный осколок янтаря
Всё меньше дарит ультрафиолета.
И радостно, и грустно, и смешно…
Природа так нежна, что даже страшно…

И выпито осеннее вино,
Налитое, как в кубок, в день вчерашний.

 

 

ТУМАННОЕ

 

Туман густой, как суп-пюре,
С утра разлился во дворе,
Накрыв собою всё подряд:
Соседний дом, деревьев ряд,
Опавших листьев вороха
И на заборе петуха,
Который силился кричать
И солнце красное встречать.
Но солнца нет. Вокруг туман.
Петух, в обиде на обман,
Похлопал крыльями и стих.
А у меня родился стих.

 

 

* * *

 

Тем летом роза вялою была.
И лишь когда осенняя прохлада
Настала, роза пышно зацвела,
Умножив красоту аллеи сада.
Она боялась предстоящих вьюг,
Но ей хотелось пред зимой грядущей,
Чтоб птицы, улетавшие на юг,
Запоминали родину цветущей.
Над садом пролетали журавли,
А роза привлекала их вниманье,
Чтоб где-то посреди чужой земли
Домой тянули птиц воспоминанья.
Горчил прощаньем розы аромат,
Её ухода птицы не заметят.
Когда они весною прилетят,
Другим цветком радушный сад их встретит.

 

 

* * *

 

А ветер кувыркал опавшую листву.
Я молча шла по ней, усыпавшей дороги,
И думала, что я подобна божеству,
Которому кладут златой ковер под ноги.
Он мягко принимал всю тяжесть каблука
И ласково шуршал, нашёптывая сказки.
И уносилась вмиг куда-то грусть-тоска,
Рождённая в душе избытком жёлтой краски.
Похоже, моему молчанью вышел срок.
В чернильницу небес заправлены чернила.
И, видно, неспроста упало на порог
То пёрышко с крыла, что осень уронила.

 

 

 

* * *

 

Какой бы счастье не было длины,
Оно чрезмерно коротко. Нам мало
Любви, удачи, неба глубины
И солнца, что сияет вполнакала.
Вот если б человек родиться мог
В пелёнках счастья, рос, копил силёнки,
Искал свою средь тысячи дорог,
А вместе с ним росли его пелёнки!
Тогда бы путь, который он избрал,
Отмечен не был горем и напастью,
А человек себя перерастал,
Но никогда не вырастал из счастья.

 

 

* * *

 

Я прошу вас, друзья, обратите на это вниманье,
Чтобы вас обмануть не сумело лихое жульё.
Осень в карты играет с деревьями на раздеванье,
И лишь ели и сосны выигрывают у неё.
Ежегодно торгует она золотишком фальшивым.
А как только надумает кто-то её задержать,
Устилает им улицы, крыши домов и машины,
Чтобы сбросить скорее и тотчас поспешно сбежать.
А ещё она любит в доверие к людям втереться
И слезливые байки рассказывать день напролёт.
А когда от сочувствия ваше расслабится сердце,
Настроенье хорошее сразу у вас украдёт.
Люди, бдительны будьте, ведь осень лукава на диво!
Ей не стоит показывать вашей души доброту.
Но признаться хочу, что чертовка настолько красива,
Что мы всё ей готовы простить за её красоту.

 

 

* * *

 

Расплакался ноябрь. Кленовых листьев звёзды
Стремительно несёт поток небесных слёз.
Но полысевший клён не выглядит курьёзно,
Хотя ещё вчера он был рыжеволос
И весело шумел своей листвой упругой,
И запросто склонял все ветви до земли.
А вот сегодня он напуган зимней вьюгой,
Которая ему мерещится вдали.
Но надо ли грустить? Зима минует скоро.
Весна наполнит мир энергией живой.
А клён, воспряв от сна, добавит ей мажора
И снова зашумит зелёною листвой.

 

 

* * *

 

Словно ластик, туман вытирает пейзаж за окном.
И уже ни машин, ни домов, ни деревьев не видно.
Мир – сплошная загадка, его не решить, как бином,
Сколько ни разлагай, ни старайся. И это обидно.
Что стоит за туманом, за вечно волнующим икс,
Понукая искать то, что скрыто от глаз пеленою?
Так Вселенских законов с трудом познаваемый микс
Призывает постичь всё, что душу пленит новизною.

 

 

* * *

 

В темно-сером омуте небес
Плещется ноябрьская прохлада.
Нота до звучит как си диез
В дождевой симфонии rubato.
Хоть расчерчен струйками воды,
Словно нотоносец, день осенний,
В нём пестрят минорные лады
Каплями внезапных откровений.
Небеса за дождь благодаря,
Радуюсь, что так щедра природа,
Где в последних тактах ноября

Эта восхитительная кода.

 

 

* * *

 

                                  Л. И. Внуковой

 

А друзья остаются с нами
На портретах и фотоснимках,
В старых песнях, любимых книгах,
В светлой памяти и сердцах.
И в блокнотах давно хранимых
С незабытыми именами
Даты скорбные на страницах,
От которых душа в рубцах.
Время – лекарь совсем никчёмный,
От него никакого толку.
Он советы дает такие,
От которых не взвыть нельзя.
Только души сильны людские
Тем, что в памяти неуёмной
Прописались на очень долго
Дорогие для нас друзья.

 

 

* * *

 

Эту пьесу с тобой мы играли не раз и не два.
По сценарию ты был влюблён, я тебя отвергала.
Почему же сегодня твои взволновали слова?
Те же сцена и роль, но признаний твоих слишком мало.
Я сегодня готова внимать тебе тысячу раз,
Усмиряя желанье и пряча дрожащие руки,
Словно вижу впервые глубины сияющих глаз,
Словно голоса слышу впервые волшебные звуки.
По сценарию надо отринуть тебя навсегда,
Но слова и глаза твои искренни, чувствую это.
С губ моих пересохших внезапно срывается «Да!»,
Изменив в нашей пьесе развитье плохого сюжета.
Ты, целуя, меня на руках в закулисье несёшь.
Я спектакль сорвала. Но и в жизни случаются сказки.
И хотя режиссёру изгнать нас уже невтерпёж,
Выбираем любовь. Зал не против подобной развязки.
Будет город гудеть, а коллеги начнут осуждать,

Но завидовать тайно, что мы поступили отважно,
Не позволив себе даже в пьесе любовь отвергать.
Жизнь дана для любви! Остальное, пожалуй, не важно.

 

_______________________
© Людмила Некрасовская

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.