Октябрьская звень

 

Ирина

ЮРЧУК

 

 

Мне кажется порой...

(из Ира-нического)

 

Я та, что прихватил под мышку
С собой Шагал, когда летал над Витебском.
Всё помню ясно: синего излишки
В осеннем небе, синагога, вывеска
«Ломбард» и дом известного портного,
Как рынок заводил шарманку снова,
И как звенел кастрюлями лудильщик,
И плакал в старом цирке крокодильчик
О том, что только ползать он рождён,
И колокол завёл своё ДИН ДОН,
Когда мы пролетали над собором...
Мы ликовали... Плыть ещё и плыть бы...
Но у моста над голубою Витьбой
Шагал устал и стал снижаться скоро.
Я помню всё, и не проходит дня,
Чтоб не мелькала эта кутерьма:
Парк, лодочная станция, дома, 
Одна в одну впадающие реки…
Не помню только, у какой аптеки
Он выронил меня?..

 

 

 

Осенние вверхтормашки

 

Карусель, круговерть гонят пену ту же:
Разлетаются прочь шали и зонты.
Всё вверх дном, колесом, вверх ногами в лужах
Над рекой пестроты жёлтые мосты…

 

Быстрокрылы мазки, несуразны пятна,
Мир рябой, разнобой, и в глазах рябит, 
Этот фильм то туда крутят, то обратно,
Ветер юбки надуть так и норовит...

 

Этот ветер шальной напрочь свет сметает,
Листопад целит в сад слёту наугад.
Дождь запутался в снах, мыслях, птичьих стаях,
Время ёкает в лад, сердце – невпопад.

 

Силу тяги делю я на скорость света,
Воскрешаю мечты десять раз на дню.
Врут часы, всё равно наверстаю лето.
Я его догоню, правда, догоню…

 

Вверх тормашками жизнь, небо вверх ногами,
На терпенье Ассоль птицы сыплют соль,
Грей устало поёт гаммы в звёздном гаме,
Надувая губу алых парусов...

 

 

 

Quantum satis*

 

С высоты на голову
Летит каштан
Выведать глаголовых
Насущных тайн.

 

В клети средостения
Томится суть.
Через звёзды к терниям
Курится путь.

 

Ёкают под ложечкой
То миг, то год.
Потерпи немножечко,
Глядишь – пройдёт.

 

Света геометрия
И власть углов,
Духота безветрия –
Таков улов.

 

Горизонт: покатится
Под горку высь.
На обрыве катета
Поберегись.

 

То фата, то рубище,
Рассвет в груди.
Главный принцип любящих:
Не навреди.

 

Мужество и женственность
В одной реке.
И костёр, и жертвенность
В одном броске...

 

Я на отсечение
Луну даю:
Тяжело в лечении –
Легко в раю.

 

* Quantum satis (лат.) - сколько нужно.

 

 

 

Пигалица

 

Светит по звезде в очках:
Грусти акватория.
Девочка-припевочка
Из другой истории.

 

Из другого зарева,
Теста, места, времени,
Лета, бреда, марева,
Вида, рода, племени,

 

Пагубного пламени,
Заживо сожжённого,
Знáмения, знания,
Богом бережёного…

 

Кромка, ломка, крошево.
Вещее навязчиво,
Рань, герань из прошлого,
Рвань животворящего…

 

Ночь первопрестольная,
Сердце колокольное,
Небушко просторное,
Истина глагольная.

 

Тяга заоконная
Изошла истомою.
Красота иконная,
Боль исконно-стонная.

 

Пигалица, цапелька,
Крен в запретном трепете,
Стала точкой, капелькой,
В высь ушла и нетути…

 

 

 

Октябрьская звень

 

Октябрь искрит. Цветы ещё не вымерли,
Дрозды не онемели до поры,
И дворники не все надежды вымели,
Сгребая в кучи го?рода дворы.

 

Поправив козырёк, киоск раскланялся:
Дефолт газет, сенсаций больше нет.
Звенят в карманах медяки желаний всех:
Маэстро нищий зачехлил кларнет.

 

И кирха разразилась звоном скаредным:
Колоколам пора бы на покой.
Лишь души прежний свет с огнём искали днём,
Хоть было до него подать рукой,

 

А сборщик снега выпростал к зиме ковши.
Тепло забыть – и вся бы недолга.
Последний луч из-за угла, замешкавшись,
Глядит, как мечут прошлое в стога…

 

Пожухлый день влетел в судьбу на скорости
И дразнит: так и надо дурачью.
Грусть колесом, смахнула слёзы гордости,
Что на любовь сыграла ночь вничью...

 

 

 

Перипетии

 

С полоборота завелась планета
И поплыла с дождями на корме,
Ещё спиной повёрнутая к лету,
Уже лицом обращена к зиме…

 

Ещё забыть не в силах ночи негу,
День навязал свою игру уже.
В глазах небес живут два белых снега,
На розах – рос дрожащее драже…

 

Ещё в садах листва не оталела,
А стрелки мёрзнут: стужа без пяти,
И дерева созвездий поределых 
Уже не ищут млечного пути...

 

Взлетит рассвета красная ракета,
Перегорит в золу и дым закат... 
И лишь душа, что зачерпнула света,
Не отступает в темноту назад…

 

И я на грани вымысла и яви
Пытаюсь удержаться на плаву
И открываю новую главу,
Хоть старую закрыть ещё не вправе...

 

 

 

На безлунье

 

Набегает темнота глыбой,
Разбивается о мол окон.
На безлунье и фонарь – рыба,
И выходит тишина боком.

 

На безлюдье каждый ёж братом
На безнебье и звезда – птица.
Всё оставить, что с собой брать-то?
В небесах без ничего спится...

 

В бездорожье каждый шаг значим,
В безвременье каждый миг – эра.
Каждый божий стебелёк злачен,
В каждом слове чистоты мера.

 

В каждом вдохе красота мира,
В каждом выдохе тепла кванты.
На безлюбье прорастет мирта,
Свет любви споёт своё САНТА…

 

 

 

Октябрьские всполохи

 

Осыпаются с дерев звёзды,
Высь возводит небеса в степень
И, ветрами накалён, воздух
Каруселей так и рвёт цепи…

 

И, влетая в листопад сходу,
Ворожишь: поток, глоток, ладан...
Небо в синюю глядит воду
И предсказывает: цвесть саду.

 

Астры спектра составной частью.
В радугах не отцветёт садик,
И соскальзываешь вдруг в счастье,
Прямо в полымя, огня ради...

 

 

 

Под зонтом

 

Ухватилась за стропы зонта,
Туфли оторвались от асфальта.
Поцелуй – это нежности сальто
И объятая явью мечта,

 

От седьмого сна неба ключи,
Сольдо света и времени сальдо,
Где вибрирует птичье контральто
На подмостках Ла Скала в ночи.

 

Из удушья души да в озон,
Вознесенье над крыльями крыши,
Зыбка рук, что несёт и колышет,
Звездопад по складам, рай с азов...

 

Разве до приземленья тогда,
Разве вспомнишь в тот миг о дыханье,
Если вместе в одном полыханье
Прожигаются насквозь года?..

 

_______________
© Ирина Юрчук

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.