Жить, на смерть намазав мёд...

 

 

Ирина

ЮРЧУК

 

 

Ходики

 

Век, предназначенный на слом,
В нём, одиночества испивши,
В скрипучем доме пожилом
Бедует человек поживший.

 

Хромают ходики порой,
Снов не рациональны зёрна,
Стирается за слоем слой
Лак ожиданий иллюзорных.

 

В незаживающем былом
Быльём поросшие потери.
И отмирают день за днём
Ростки изношенного тела.

 

Подпорка ночи, дня костыль,
Нетопленая развалюха,
Кровати фронт и стенки тыл,
Живут, святым питаясь духом.

 

Истлело всё, что про запас:
Земная ветошь, неба рухлядь.
Лишь гаснущие вспышки глаз
Да губ тускнеющие угли.

 

Под одеялом с головой,
Дрожит и дышит боль неровно.
В руинах город нежилой
И год бескровельный, бескровный.

 

Простоволос убогий быт.
Бредёт усталый тихоход,
Пока не свалится на спину,
И не хватает инсулина,
Чтоб этот чёртов сахар сбить,
И жить, на смерть намазав мёд...

 

 

Красная книга

 

Было два лишь глотка, два живительных мига:
В инкубаторе лета и в гнёздах весны,
Да и те уж давно в покрасневшую книгу
Недозволенных радостей занесены…

 

Хлебосольно расщедрилась осень на третий,
И уже потянулись за ним две руки,
Но в раздаточной распорядились: не этим.
Этим сколько ни дай, изведут на стихи...

 

Пресловутая книга краснела всё больше.
Шла надежда к финалу и вера ко дну,
И в сердцах разбивалась любовь о любовь же
Как прибой в океане – волна о волну.

 

Где-то гневно грозил грешным пальчиком Будда,
Где-то в нарды сражался подпивший пророк…
Счастье нудно канючило: больше не буду.
Солнце спать улеглось головой на Восток...

 

Рыбы бьются об облако, небо не дрогнет,
И погоды у моря не ждут сизари.
Мир размыт, и в помине давно уж дорог нет,
А дожди всё пускают свои пузыри...

 

И в случайность не верует даже блаженный...
Горький опыт куражится навеселе,
А душа не вмещает в себя искажений,
Не умеет предать свою верность земле...

 

Капучино времён, захлебнувшихся в датах,
Ни один из тонувших никем не спасён.
Треплют сумерки Красную книгу заката,
Ту, куда вымирающий свет занесён…

 

Звёзды съехали с нот, упражняясь в вокале.
Мудрецы обкурились слегка простоты.
Этот ролик о том, как о чёрные скалы
Разбиваются в кровь голубые киты…

 

 

Пожитки

 

Что в заплечном мешке? Пережатые годы,
Из поэтов – Шекспир, из художников Босх.
Дни, в затоках небес не нашедшие брода,
Снов истлевший фитиль, слов расплавленный воск.

 

Что в заплечном мешке? Откровений покосы,
Спелых буквенных злаков златые скирды…
Наносные пески безответных вопросов,
Близорукие звёзды и бельма воды...

 

Что в заплечном мешке? Отработанный прииск
Оскудел и давно не проточна заря…
Древних истин пророчества (как сговорились!),
Полушёпоты сада, дождей звукоряд.

 

Что в заплечном мешке? Вековая усталость,
Суть нагая души и телес белизна,
Форс-мажоры пожаров: спасай, что осталось.
Быль и небыль, мелькнувшего солнца блесна...

 

Что в заплечном мешке? Прошлых бед бумеранги,
Векселя да счета, медь расходов и смет,
Прибыль горьких прозрений, ощипанный ангел,
Растревоженный снег да стреноженный свет…

 

Что в заплечном мешке? Надорвусь? Унесу ли?
Где же клей для щелей, где для штопки игла?
Обнищание счастья, благие посулы,
Пляска бликов цветных на осколках стекла.

 

Что в заплечном мешке? Отболевшие крылья,
Горб верблюжий и два меж лопаток рубца.
Запасных безоружных надежд эскадрилья
И смешная решимость идти до конца.

 

____________________

© Ирина Юрчук, 2019

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.