Как близок мне осенний этот мир…

 

Евгений

ГОЛУБЕНКО

 

 

Под настроение

 

Грусть моя осенняя,
Грусть демисезонная…
От неё спасение –
Листьев цвет лимоновый.

 

Грусть моя глубинная,
Грусть моя безмерная…
Стаи голубиные –
Вот спасенье верное.

 

Грусть моя воздушная,
Листьями парящая,
Тихая, послушная,
Бабья, настоящая.

 

Грусть моя печальная,
Грусть моя осенняя…
Краски обручальные
От неё спасение.

 

 

Невыдуманное

 

С небесной тверди соскоблив закат
И собирая с высей зёрна-звёзды,
Ночь-замарашка прячет лунный взгляд
В наплывших тучах обложных и слёзных.

 

А после ливня петушиный зов,
Из дальних далей утренность накликав,
Измажет сладко спящий горизонт
До всех окраин спелой земляникой.

 

Всё было так, божусь, всё было так:
Сад чистил перья сиплыми ветрами,
И старый август, зачехлив свой стяг,
У кромки лета на минуту замер.

 

 

Потрёпанный одесский старый двор

 

Потрёпанный одесский старый двор,
Мелодию нащупывая скрипом,
Семи ветрам объятья распростёр:
Шальным, залётным, бесшабашным, сиплым.

 

И тает незатейливый мотив
По-доброму, по-свойски, по-житейски,
Разумно, с тактом, с чувством совместив
Мелодию Успенской и Еврейской.

 

Мой старый двор, который век поёт
Тепло, светло, знакомо, колыбельно.
И сердце тихо ёкает моё,
Скрипучей потревоженное дверью.

 

 

Начало сентября

 

Шаг осени пока ещё пуглив,
Небросок, ненавязчив, осторожен.
Но признаки вечерней первой дрожи
Я с каждым днём всё чаще находил.

 

Природы тело пахнет тишиной...
Хотя до позолоты две недели,
Но где-то в кронах ждут свой час метели,
Чтоб желтизною вспыхнуть неземной.

 

Всё ближе время облачных седин,
Дождей стожильных, клиньев вбитых в небо,
Озёр остывших, где последний лебедь
Описывал бы зыбкие круги.

 

Но я не стану осень торопить…
Сейчас природа пахнет тишиною.
Начало сентября. И надо мною
Такое небо, что нельзя забыть.

 

 

В осьмом часу

 

В осьмом часу, паря с верхов,
Воздушно, кротко, паутинно
На фоне дальнего кармина
Ночь опускается до мхов.

 

И, чтобы сумрак остывал,
Вовнутрь, в пространство меж заборов
Ковш смолянистого раствора
Неспешно месяц подливал.

 

И в этом чёрном янтаре,
В прозрачных, как витрина, нишах
Прощупывались взглядом крыши
Домов и складки на коре…

 

 

Осеннее

 

Краски рассвета и краски заката
Осень сумела свести воедино,
Чтоб желтизною айвовой цукатной
Выкрасить листья, добавив кармина.

 

Красным, оранжевым, бурым, медовым,
Сотней нюансов и сотней оттенков
Осень стремилась раскрасить портовый
Город и пригород, крыши и стены.

 

Мир канифолевый, мир золочёный
Переплелись, дополняя друг друга.
И по брусчатке, в том веке мощёной,
Ветер проносит из листьев хоругви.

 

Ширилась осень, звала, разрасталась
Неудержимо, объёмно, вулканно.
И на мгновение всем показалось – 
Это надолго, на постоянно.

 

 

Этюд грусти

 

Свернув гастроли, бархатный сезон
Уходит за осенние кулисы,
Где, радуясь своей окраске лисьей,
В янтарь природы город погружён.

 

На дальнем пляже нынче ни души.
Закончилось нашествие народов.
Лишь волны хором из морской глуши
Пригнали пену сероводорода.

 

Как близок мне осенний этот мир.
И чем-то я сродни одесским пляжам.
Присев у кромки, нежно волны глажу,
Седых кудрей набрав у них взаймы.

 

 

Оттого-то и зову назад

 

Осень, обороты набирая,
Студит душу ранним холодком.
Как ты там, Катюха, поживаешь,
Думаешь, заботишься о ком?

 

Дни, недели, месяцы и годы
Не смогли тоску мою унять.
Жизнь теперь – сплошная непогода.
Слякотно и зябко нынче, Кать.

 

Всё враньё, что время раны лечит.
Как болели, так же и болят.
Сколько лет прошло, а мне не легче,
Оттого-то и зову назад…

 

 

* * *

 

Янтарная мозаика листвы
Покроет серый грунт материками,
Дрейфующими вдоль корней сосны
Тропою, что спешит нырнуть под камень,

 

Который с незапамятных времён
Знавал не раз осады и накаты
Листвы, сейчас ползущей на поклон,
Разноязычной, ломкой, жилковатой.

 

Сегодня осень, будто рыжий пёс,
Скулит у камня тихо, желторото:
Что срок истёк, что весь в дымах погост,
что в рай листвой не найдены ворота.

 

 

Октябри

 

Октябри, октябри занавесили листьями небо.
Полыхая, шумит, как прибой, золотая метель.
И поди разбери, то ли быль за окном, то ли небыль,
Если осень тайком даже в сердце сумела влететь.

 

Дозревает тепло, до сердечных щедрот дозревает.
И глаза, и слова излучают участия жар.
Октябри, октябри, мой подрадужный мир озаряя,
Желтолистым огнём над осенней землёю кружат.

 

___________________
© Евгений Голубенко

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.