Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Мы за каждое слово в ответе… Поэзия |

Мы за каждое слово в ответе…

 

 

Лариса

ЛУКАШЕВСКАЯ

 

 

* * *

 

Не рассказывай мне…
Обещаниям больше не внемлю.
Не баюкай меня
Притяжением томных речей.
У меня есть догадки,
Для чего мы приходим на землю –
Может быть, для того,
Чтоб зажечь пару-тройку свечей,

 

Чтобы стало теплей
И светлей по ночам на планете,
Чтобы грелись сердца,
Утомлённые кознями тьмы.
Не рассказывай мне…
Мы за каждое слово в ответе,
И за свечи свои…
Если нет – для чего тогда мы?

 

 

По капле...

 

Ку-ку, тик-так, тук-тук,
Творит сапожник пьяный,
А черти на испуг
Берут нас постоянно...

 

Ту-ту, трубит труба,
Топор снимает стружку,
А случай и судьба
Имеют нас на мушке...

 

Ни бе, ни ме, ни му
Сказать порой не в силах, 
Но лишь бы не в тюрьму, 
Но лишь бы не в могилу...

 

На вольные хлеба,
Но не на те же грабли, 
Ты из себя раба
Выдавливай по капле...

 

 

Вне табу

 

Ворвётся полночь в наш уют хмельной,
Где в нашей спальне простыней небрежность.
Я пригублю тебя, как путь земной,
Тебя я пригублю, как неизбежность.

 

А ты меня – как тайну и вину,
Как откровенье и бальзам на раны,
Потом – как мать, подругу и жену,
Как соль земли и свежесть океана.

 

А я тебя – как мужа и судьбу, 
А ты меня – как женщину и музу...
Люблю тебя. На это нет табу,
Но есть свобода, чьи блаженны узы.

 

На небе звёзды крупным серебром.
Как в глубине, в тебе тону послушно,
А ты во мне – не описать пером,
Не описать пером да и не нужно.

 

Ночь выдыхает пар и тишину, 
И марит сном. Ночник давно потушен,
И больно, словно Бог приник к окну,
Приник Господь к окну и смотрит в душу.

 

 

* * *

 

Бывает так, что сам себе не свой,
И по частям, и в целости, и в сумме.
Бурчишь под нос: Я всё ещё живой?
И прибавляешь: Нет, наверно, умер.

 

Но тут звонит жена, и кредитор,
И понимаешь: лучше б умер сразу.
Но, как назло, работает мотор
И все твои детали без отказа.

 

Потом приходит тёща на пирог,
Ты снова попадаешь под раздачу.
И твой неутешительный итог –
Твоей же тёще верная удача.

 

Открыть один секрет пора пришла:
Что нет иных путей на свете белом,
Как приводить в порядок не дела,
Но самого себя – вот это дело.

 

 

Попытка

 

Сегодня улыбчивы розы, 
И манит дорога,
И греет надежда, и воздух
Пьянит понемногу,

 

И в мыслях какая-то каша,
Всё басни Крылова,
Два собственных слова не свяжешь,
Как сеть рыболова,

 

Два слова, по сути и в точку,
Коротких два слова. 
Чтоб душу порвать на кусочки,
И сбросить оковы...

 

Но вырваться из переплёта –
Попытка смешная,
Иные живут для полета,
Иные – Бог знает...

 

 

* * *

 

И груду мелких пустяков,
И день, что блёклой нитью вышит,
И пот, и кровь моих стихов, 
И время, посланное свыше…

 

Так трудно, Господи, принять
Своё – от корки и до корки,
И то, что скорби не унять,
И что у счастья привкус горький.

 

И что бы ни случилось впредь,
В какую б ни попасть мне давку –
Не дай душою замереть,
Твою проигрывая ставку,

 

И стать под тяжестью грехов
Брюзгой, что лютой злобой пышет,
Вне чувств, молчания, стихов, 
Земного… и того, что свыше…

 

 

Ты

 

Снилась мне дорога,
Провода, столбы,
Вымолить пыталась
Счастье у судьбы.

 

Снились мне раскаты
Грома за ставком,
Утирала слёзы 
Шелковым платком.

 

Снился день весенний, 
Жёлтые цветы,
Снились мама с папой
И немного – ты.

 

Вот она, дорога, 
Спелые хлеба,
Ты – моя загадка,
Ты – моя судьба.

 

 

To be or not to be

 

Будет день и будет пища,
И купюра в кошельке,
На душе и в мыслях чище, 
Выйдешь в люди налегке.

 

Стоит быть или не стоит,
Или в омут с головой –
Если что-то беспокоит,
Значит, ты ещё живой.

 

 

В присутствие кошки

 

В присутствии кошки Маркизы, 
верхом оседлавшей буфет, 
нестарая бабушка Лиза 
наводит в шкафу марафет.

 

Там пахнет ромашкой садовой, 
вишневым вареньем и льном, 
там пряником пахнет медовым
и крепким домашним вином.

 

Не грустная бабушка Лиза,
в шкафу деловито шурша,
изъяла картонный огрызок,
и вдруг встрепенулась душа.

 

Как будто волшебное что-то
коснулось белёсых волос,
так давнее-давнее фото
ей в руки само улеглось.

 

Там девочка Лиза, там папа,
на ниточке шарик в руке…
Мгновенья… эпохи… этапы… 
Фигурки на мокром песке…

 

К огрызку припала губами…
Что было, того не вернуть.
Ох, ваше высочество Память…
Ах, ваше величество Путь…

 

Великих открытий сюрпризы…
Финалы больших эстафет…
Счастливая бабушка Лиза
в шкафу навела марафет.

 

 

Дедушка Абрам

 

Дедушку звали Абрам на еврейском, 
Правда святая мне виделась в нём. 
Дедушкин опыт – суровый, житейский –
Счастья и горя немалый объём.

 

Летом все вместе гостили на даче...
Вишни поспели, на кухне возня... 
Зеркальцем делаю солнечный зайчик,
Дедушка, щурясь, глядит на меня...

 

Горечи нет, я не стану лукавить, 
Много воды с тех времён утекло.
Память, глубокая светлая память,
И на душе непривычно светло.

 

Так же, как дед, и как папа недавно,
Гордо поправив очки на носу,
Помня о них и о жизни той славной,
Службу свою перед Богом несу...

 

 

Время в ванной из крана...

 

Время в ванной из крана капало, 
Спичкой чиркало за стеной.
До полуночи, даже за полночь
разговаривало со мной.

 

Мы когда-нибудь станем предками.
Что же вспомнилось мне сейчас,
Как гоняли нас бабки с дедками,
Как шпаной называли нас?

 

Уж поделено и умножено,
И расставлено по местам,
Да и сами-то что-то можем мы,
Лишь бы совесть была чиста.

 

Лишь бы совесть... да кто там каркает –
Не поймешь, человек ли, зверь?
Совесть – штука смертельно маркая,
Триста лет тому, и теперь.

 

Кто-то каркает, или кашляет,
Или просто скрипит кровать?
Эта жизнь раздраконит каждого,
Кто осмелится воевать...

 

Кто осмелится не по совести,
Кто жар-птицу за горло – хвать!
Что же мы не устанем ссорится?
Что с колен не начнём вставать?..

 

Время мерно и мирно квакало,
И качало весь шар земной,
И всю ночь потайными знаками
Разговаривало со мной.

 

 

Не боясь паденья

 

Где-то за горами, 
далеко-далёко, 
где-то выше неба 
есть одна страна,

 

и во сне глубоком,
чистом, безмятежном
из окна родного 
мне видна она.

 

Там гуляют фавны,
никогда не плачут 
люди с чистым сердцем,
дети, старики...

 

Птицы всюду вхожи,
и дружны все люди,
счастье пьют, как воду,
из одной реки.

 

В этом сне глубоком,
не боясь паденья,
расправляю крылья
и взлетаю ввысь...

 

Сон к утру растает –
друг мой самый верный,
я вернусь счастливой,
ты меня дождись...

 

Где-то за горами, 
далеко-далёко...

 

 

По случаю

 

Стих написать по случаю, 
Или смолчать, стерпеть? –
Хочется верить в лучшее, 
Хочется не стареть.

 

Лихо Земля заверчена,
Крут и тернист подъём. 
Боже, мы так доверчивы,
Только куда идём?

 

Легче коту бездомному: 
Кормят и там, и здесь, 
Кошка вильнёт хвостом ему –
Вот и благая весть.

 

Пчёлы на мёд слетаются, 
Пёс голубей пасёт. 
Будем сегодня каяться
Или плевать на всё?

 

Птичку на ветке слушая,
Хочется тоже петь.
Буду стремиться к лучшему.
Здесь, и сейчас, и впредь.

 

 

Диковинный пёс

 

Однажды в парке неприметный пёс
заговорил со мной по-человечьи:
мол, ночью в небе столько ярких звёзд,
и, мол, они напоминают свечи.

 

Мне стало удивительно тепло
от пёсьих слов и ласкового взгляда,
его признанье за душу взяло,
нарушив строй привычного уклада.

 

Такие псы в диковинку у нас.
О всяком разном доходили слухи,
но чтобы пёс разжился парой фраз –
привидится ж такое с голодухи!

 

А он, понуро опуская хвост,
– Ну, будь здоров, – добавил без упрёка
и, пожелав побольше тёплых звёзд,
куда-то прочь побрёл по солнцепёку...

 

Умолк – и всё! И больше ни гугу,
ему во след глядел я, не моргая,
а нынче спать спокойно не могу:
всё вижу сон, где я за псом бегу
и от людей его оберегаю.

 

 

Болеют дети...

 

Ну что же, человеческое племя, 
Недугом поражённая душа...
Быть матерью – немыслимое бремя, 
Когда отцы ломают и крушат.

 

Быть женщиной и матерью непросто, 
Не проще, чем мужчиной и отцом.
Но у любви – особенная поступь 
И неподдельно доброе лицо...

 

По детским душам сапогами топать –
Как водку пить иные рождены.
Болеют дети больше, чем могло быть, –
Вдыхая яд родительской вины.

 

Возможно ли нам в корне измениться –
Цена вопроса, право, велика –
Чтоб стали человечней наши лица, 
Очистились и совесть, и рука?

 

Чтоб на нехитром собственном примере
Растить детей, а не искру метать,
И доверять... и даже просто верить.
Быть человеком. Быть и созидать.

 

 

Во благо

 

Когда из лап опасной хвори
Вернёмся в лоно колеи,
Возлюбим то, что априори
Ценить без хвори не могли.

 

И осознаем без напряга:
Необходима телу плеть, 
Привычки сладостную тягу
Самим никак не одолеть.

 

И то, что лучшего желали –
Гордыня, блажь и маята.
И те заоблачные дали,
Где ожидала пустота…

 

Молитвы утренней услада,
Слезы скатившейся кристалл…
Отныне ты хозяин клада,
Того, что так давно искал.

 

 

* * *

 

Когда ты станешь старым, когда я стану старой, 
мы сядем на крылечке и сединой волос 
померимся и скажем: Какой мы были парой, 
и как нам неспокойно и счастливо жилось!

 

Со всей округи птицы слетятся к нам на крышу, 
И вечер нам станцует свой мотыльковый вальс,
а славные потомки расскажут и напишут 
о том, как не хватает на белом свете нас.

 

Когда ты станешь старым, когда я стану старой...

 

 

* * *

 

Роза алая, вишня спелая,
В небе облако птицей белою.
Птицей белою, лёгким пёрышком.
Было горе нам – стало горюшко.

 

Ты душа моя, ты и боль моя –
Поперечная и продольная,
Но не острая, не смертельная.
Ты – любовь моя безраздельная.

 

 

Картина маслом

 

Камень, ножницы, бумага, 
Стол, компьютер, телефон. 
Барселона, Рим, Чикаго, 
Дом, квартира, домофон.

 

Поцелуи, свадьба, "горько",
Платье – органза, шифон.
Кухня, спальная – уборка, 
Стол, компьютер, телефон.

 

Книги – Пастернак – Живаго, 
Моцарт – музыка – душа. 
Камень, ножницы, бумага,
Острие карандаша.

 

Ссор критическая масса,
В люстре треснувший плафон.
Жест рукой, картина маслом.
Стол. Компьютер. Телефон.

 

 

Новый день

 

Вот полюбившаяся чашка,
И крепкий чай, и свежий хлеб,
Вот отчий дом, на ветке пташка –
Как долго глух ты был и слеп,

 

И сколько напортачил с дури!
Простому дню безмерно рад,
Надев костюмчик по фигуре,
Придёшь в давно забытый сад,

 

И разглядишь, как после бури,
На фоне дышащей лазури,
Как чудо, зреет виноград.
А дальше – ночь, и звездопад…

 

 

Сколько себя ты диетой не мучай...

 

Сколько себя ты диетой не мучай, 
как не насилуй родной организм, 
выглянет солнечный луч из-за тучи, 
преобразится знакомая жизнь.

 

Вновь засияют затёртые грани, 
мига текущего старая суть, 
тщетных усилий и долгих стараний 
правда, внезапно сдавившая грудь.

 

Всё перемелется, всё утрясется, 
Звезды сойдутся в назначенный час.
Только бы солнце, знакомое солнце 
Не отдалилось внезапно от нас...

 

В циника сходу не стоит рядиться,
что нам умишка лукавого лёд! –
Так не расслышать, как певчая птица 
оду любви вдохновенно поёт.

 

Так не расслышать сердечка ударов,
детского плача, гуденья трубы,
и не узнать, как страдает гитара 
от неудавшийся чьей-то судьбы.

 

 

За тридцать семь...

 

Высоких тополей вдали фигуры 
качает ветер. Хмарь и дождь с утра.
А у меня едва температура 
за тридцать семь. Не к спеху доктора.

 

Да просто жизнь меня слегка прибила
и отхлестала плетью, как тиран.
Наверно, чтобы неповадно было...
И слава Богу, без глубоких ран.

 

Высоких тополей вдали фигуры 
качает ветер. Хмарь и дождь с утра.
Аз - человек! Слаба моя натура,
но всё кричит: "Finita la игра!".

 

Я слышу, как навзрыд смеются дети,
и чую, что над сущим пустяком, 
им нипочём ни хмарь, ни дождь, ни ветер,
им песней жизнь и время кувырком.

 

А у меня едва температура 
за тридцать семь. Не к спеху доктора.
Высоких тополей вдали фигуры 
качает ветер. Хмарь и дождь с утра.

 

 

Сохнет бельё, или Ёжик и горы

 

Маленький ёжик шуршит деловито,
Сохнет бельё на открытой террасе.
Нам от рожденья способность привита
Жить-выживать в человеческой массе.

 

Выжив, опять выживаем, как можем,
Даже «живём-поживаем» меж прочим,
Трёмся о землю душою и кожей,
Бьёмся о небо и мыслью, и строчкой…

 

Маленький ёжик ушёл восвояси,
Сохнет бельё, снова споры и сборы.
Замысел Божий покуда не ясен,
Путь наш лежит не иначе, как в горы.

 

Миг на вершине – и звёзды погасли, 
Точка возврата до точки опоры.
Сохнет бельё на открытой террасе.
Ёжика нет. Только небо и горы.

 

 

Будто нет камня

 

Ловя рассветы жадными глотками
на ближнем склоне, как на склоне лет,
извлечь пытаюсь вросший в душу камень,
как снять с руки вдавившийся браслет.

 

Он врос в хрящи, тисками сжав сосуды,
и полный вдох не сделать, хоть кричи.
Быть может, мне достать его оттуда
помогут солнца первые лучи.

 

Достать, и пусть он подпирает стебель –
некрепкий стебель нового куста,
и я воспряну, словно птица в небе,
которой впору станет высота.

 

А где-то там, у самого у края
почти закат, а дальше – белый дым
и вечный Бог к нам руки простирает,
храня планету от большой беды.

 

Давно ночные птицы замолчали,
В цветник слетелись мошки на фуршет,
и будто время только лишь в начале,
и будто камня нет в моей душе.

 

 

Беззаботное

 

Какая всё-таки забава:
Гулять по крышам взад-вперёд,
Луну качая влево-вправо,
Неспящих птиц кормя ораву, 
Не знать ни горя не забот.

 

И ты хоть тресни – как полезно,
Минуя выставку антенн,
Шагать, в ночную пялясь бездну,
Пьянея, оставаться трезвым
И ждать чудес и перемен.

 

____________________
© Лариса Лукашевская

 

 


Ключевые теги: лирика; поэт. цикл
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • СУДЬБА ЛЮБВИ
  • И только не завыть бы волком!
  • О, СЕРДЦЕ!
  • Какая-то лирика
  • Театр боли


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Февраль 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    242526272829 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    16 февраля 2020
    РОЖДЕНИЕ БРАТА
    14 февраля 2020
    Стихи о любви

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.