Варвары приходят не с Востока

Константин Коваль 

 

ЗВЕНЯЩИЙ ПОТОК

 

Война подруга лекаря и вора.

Один поднатореет на свинце,

Второй его практичностью доволен,

Поскольку йод и скальпели в цене.

 

И тот и тот презрения исполнен

К тому, кто гимны грозные слагал,

Но оба рады знать как гордый воин

Поднялся в штыковую на врага.

 

Покуда легионы и герои 

Там где-то рвут шинели и чубы

Неукротим поток монеты звонкой

За  корвалол, тушёнку и гробы. 

 

Зато потом, когда умолкнут пушки,

Они не раз поднимут свой бокал

За тех, кого глубинно и наружно

Обчистили по праву и без прав. 

 

ОДНАЖДЫ

 

Однажды мы покинем наши замки, 

Открестимся от прадедовских лат,  

Привыкнем забегать в фастфуд на завтрак,

Планировать детей, бранить ноябрь. 

 

Забудем крепость слов и алкоголя,

Махнём на притязания к меже,

Не будем заводить ночные споры

В винительно-предложном падеже. 

 

Устанем замечать косые мины,

И зеркало не станем укорять.

Прилипнем к распродаже на витринах,

Проникнемся к чужим календарям.

 

Приучимся бездельничать в субботу,

Усвоим все чужие языки, 

Купируем хвосты, обрежем когти.

И станем теми, кем не стали мы.

 

Однажды… все случается однажды.

Сегодня, завтра, через сотни лет,

Когда как будто наши, но не наши

Приспустят флаги дедовских побед. 

 

А ЛЮДИ ГДЕ?

 

Я ходил по городу без улиц, 

Без домов и, даже, без людей –

Изучал нелепую окружность,

И ни как не мог привыкнуть к ней. 

Все в ней было: вывески и флаги,

Зебры на проезжей полосе,

Глупые и важные бумаги,

Папки под завязку для досье. 

Не было людей. Зато собаки 

Жались к недо-улицам/домам,

Стерегли заброшенные баки 

И в луну вгрызались по ночам. 

Шли за мной на должном расстояньи

То рыча, то дёргая хвостом,

Упреждая лязганьем и лаем

Каждый недо-квартал, недо-дом. 

Иногда они сбивались в стаи.

И тогда, немного осмелев,

Подходили ближе, удивляясь: 

«Разве этот тоже из людей?»

Люди где? Куда девались люди?

Псы бежали от вопросов прочь – 

К жерлам раскуроченных орудий,

К окнам, перехваченным на скотч. 

К лестницам в разбитые подвалы,

К брошенным квартирам и узлам,

К надписям о том, что все оставив

Каждый человек остался сам…

Круг замкнулся. Вот она, окружность – 

Аксиома точек-площадей…

Я ходил по городу без улиц,

Без домов и, даже, без людей…

 

ШОУ ПРОДОЛЖАЕТСЯ 

 

Песок остыл, арены опустели...

Пусть время гладиаторов прошло,

И ржавчина ползёт по Колизею -

Не сгинуло убийцы ремесло.

 

Дамаск горит, Донецк от боли стонет,

В Париже ли окрасилась река –

Не каждый заслоняется ладонью

При взмахе обнажённого клинка.

 

Но многие, забыв чужие плачи

И выслушав букмекера совет,

Готовы прикупить билет удачи,

За пару-тройку резанных монет.

 

И радостно скакать по стадиону

И хрусткою купюрой щеголять…

Где те, кто состраданием исполнен,

Чье сердце не приучено молчать?

 

Мир трижды обновлённый – трижды грешен.

Ему ли о случившемся стенать? 

Не он ли сам себе и рукоплещет

За тяготу красиво убивать?

 

Мечем ли, из мушкета или миной… -

У шоу ни начала, ни конца.

И разве не Христос напомнил Риму

О колкости тернового венца? 

 

ДЕНЬ ТИШИНЫ

 

В закатных окнах отразился красным

И растворился в бармах синевы,

Возможно, самый лучший в мире праздник –

День, названный, Началом Тишины.

 

Ужели, ангел взял нас на поруки?

А если ночью снова за своё? 

И мы все также пеленгуем звуки,

И маскируем шторами жильё.   

 

День Тишины случается не часто.

А если сделать Годом Тишины?

Кровавый шрам зари зарубцевался

И почернел, но боли не прошли.

 

ЖЁЛТЫЕ ТОЧКИ

 

Облако как выхлопной дымок.

Жёлтая точка по траектории… 

И в сводках расскажут как был неплох

Тот, кто удерживал территорию. 

 

Точка в зените… Еще чуть-чуть  –

И ослеплённые съедут с трассы. 

А ночью стрелявшего засекут 

И полоснут бледно-жёлтым трассером…  

 

ДЕТЯМ ГОРОДА ДЗЕРЖИНСКА

(в перерывах между артобстрелами)

 

Вы превратились в однодневных мотыльков,

Живущих мимолётным настоящим,

Познавших холод ночи и огонь,

Не творческий и жизни не щадящий.

 

Не в лампах он горит, не в фонарях,

И ладанным теплом во тьме не дышит,

Но сеет разрушение и страх,

Когда летит из гаубиц на крыши.

 

Не звездами очерчен потолок,

Убежище в осколочных раненьях.

Дождется ли рассвета мотылек,

Молящийся в подвале о спасеньи?  

 

КРЕЩЕНИЕ В СТИЛЕ АТО

 

Ночь оскалилась по-волчьи 

И завыла на луну – 

Толи вечер был подпорчен,

Толи время не ко сну.

 

Толи ветер грань нарушил

И, прорвавшись сквозь заслон,

Пригрозил залетной стужей

С тополей согнать ворон. 

 

Напустить на город холод,

Обесточить фонари,

Закупорить дымоходы

И квартиры обнулить.

 

Не воронья ль злая стая

Разнесла по крышам брань,

Сажей грязной замарала

Снежный полог по дворам?

 

Да они, поди, не рады

Перья чёрные терять

И тому, кто на ночь глядя,

Примеряет масхалат.

 

И оскалившись по-волчьи

За бесовский свой удел

Досадил крещенской ночи

Тем, что взял луну в прицел…

 

СТЕПЬ НЕ РОЖДАЕТ РАБОВ

отклик на стихи Катерины Жильцовой

 

Степные волки не приучены юлить,

Вилять хвостом, выпрашивать подачки,

Валяться перед сильными в пыли 

И цепью утешаться по-собачьи.

 

Им с пастбища баранов не гонять,

За рябчиком не бегать по болоту,

И пьяненькому лапу не давать 

За то, что он под дых не въехал ботом. 

 

На клички и привычки – наплевать.

И слез не лить над мискою в вольере,

Когда, с чего бы ради, старший брат

С раздачею насущного промедлил.

 

Пусть в брюхе воют трубы всех мастей

И рана кровоточит от жакана - 

Не песье дело бегать по стерне,

Не знающей ни рала, ни отары.

 

Не песье дело прыгать под флажки

И норы рыть на капище сарматском,

И каждому созвездию дарить

Не волчий вой, а песнь степного братства.   

 

Не песье... Мы уж точно не из тех,

Кто служит господину с упоеньем.

Здесь каждая могила – оберег.

И всякий полумесяц – утешенье.   

 

О чем дрожат над Калкой камыши?

Зачем ковыль седеет над Бахмуткой?

Куда Донец серебряный спешит?

И почему Торцу не спится утром?     

 

Спросите у извечных степняков.

Они ответят коротко и просто: 

Мы не плодим холопов и рабов,

И в стае места нет для недопёсков.       

 

Здесь вовсе не приучены юлить,

Вилять хвостом, выпрашивать подачки,

Валяться перед сильными в пыли 

И цепью утешаться по-собачьи.

 

Но каждому, кто будкою оброс,

И метит степь все также по-собачьи,

Какой бы он породы не был пес,

Не будет ни спасенья, ни удачи. 

 

Бегите в зазаборные края. 

Скулите от обиды из задворков,

Ошейник завещайте сыновьям –

К свободе не приходят из холопов.

 

ВАРВАРЫ ПРИХОДЯТ НЕ С ВОСТОКА 

 

Варвары приходят не с востока,

Их костры обуглили закат.

Не о том ли бойкие сороки

Неустанно воронам трещат.

 

Приглашают черных на забаву -

Юной плотью в поле пировать

И оклады храмов православных

На фалеры римские менять.

 

Жечь пергамент «Игорева Слова»,

Зло коверкать богоданный стих

И скакать в награбленных обновах

На подспудных капищах своих.

 

Но когда умолкнет ор и топот,

И стрела опустится в горит,

Солнца лик явится на востоке

И надеждой землю озарит.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.