Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Мы из двух несхожих "я" складываем "мы" Поэзия |

Елена Пальванова. Дебют

Мы из двух несхожих "я" складываем "мы"

 

Опять морозы, холода

И снегопады.

Но улыбнись, поверь: всегда

Я буду рядом.

 

Не отпускай моей руки,

Постой, не надо.

Любым невзгодам вопреки

Я буду рядом.

 

Пусть в пыль сотрутся города,

Хлеб станет ядом,

Я не уйду, я не предам,

Я буду рядом.

 

И после – в райских ли садах,

Во мраке ль ада –

Я буду рядом и тогда.

Я буду рядом.

 

В тумане снежном всё кругом.

Пронизывает холод.

Стоит продрогший мокрый дом,

Невесел и немолод.

 

Он словно старый человек.

Задумчивая поза.

На окнах мокрый талый снег.

А может, это слёзы?

 

Вокруг него ни огонька.

Так пусто, одиноко.

Застыла вечная тоска

Во взгляде тёмных окон.

 

О чём грустит так горько он?

Не скажет, не ответит.

Как будто слышен тихий стон.

Наверно, это ветер.

 

 

Года… ах, как они бегут.

Уже всё дальше осень.

Метели белые метут

И прошлое заносят.

 

И продолжает время бег

Неслышными шагами.

Вокруг лежит пуховый снег.

А может, это память?

 

Ведь было, было сотни раз –

Надежда, вдохновенье,

И робкий взгляд счастливых глаз,

И душ переплетенье.

 

Жаль, вспоминать уже нет сил.

Ну что же, время лечит.

Как быстро вечер наступил…

А вдруг ещё не вечер?


 

Получил Змей Горыныч царевну с пол-царством.

У какой из голов на престол есть права?

Кто всему голова, кто глава государства,

А кто так, ерунда, сам себе голова?

 

Лоб Горыныч наморщил – один, другой, третий –

Сел и начал он соображать на троих.

Головам всем корона, конечно, не светит,

Ведь её-то, как видите, меньше, чем их!

 

Вот глядит он в шесть глаз на златую корону –

От тяжёлых раздумий троится в глазах.

Три короны мерещатся, рядом – три трона.

Хорошо хоть, у змея один только зад!

 

И в пучину раздумий Змей падал всё глубже,

Но придумать не мог ничего всё равно:

Ведь одна голова – хорошо, две получше,

Но вот три – третий лишний, известно давно!

 

А не проще ль решить по-другому задачу?

И не нужно ломать Змею головы зря.

Раз все три головы – без царя, это значит –

Проживёт и пол-царство само, без царя!

 

  

А дальше – реверс: можно читать слева направо и справа налево, сверху вниз и снизу вверх. Эксперимент с формой  Только предлоги от слов «не отклеиваются». Чтобы читать было удобнее, я рядом написала два варианта: сверху вниз, слева направо и снизу вверх, справа налево

 

Круг бесконечный – вот любовь.

Судьба сгибается в петлю.

Стук сердца шепчет вновь «люблю».

Борьба сердец, борьба умов…

 

Так зябко сердцу, горько так,

Когда погас огонь любви.

Враг-разум, ты благослови

Года, прошедшие в мечтах.

 

Любовь, мечты с тобой вдвоём…

Рай… счастье… радость… голос твой…

Боль… горечь… слёзы… ярость… вой…

Край и обрыв, обман во всём!

 

Спаси меня, мой разум, ты!

Все чувства – горе и напасть.

Сил нет терпеть, могу пропасть,

Сеть – вся любовь и все мечты!

 

Боюсь дать волю сердцу вновь.

Враг-сердце, тише будь опять!

Злюсь, хмурюсь. Чувства как унять?

Как ненавижу я любовь!

 

 

 

Любовь я ненавижу как!

Унять как чувства? Хмурюсь, злюсь.

Опять будь тише, сердце-враг.

Вновь сердцу волю дать боюсь.

 

Мечты все и любовь вся – сеть.

Пропасть могу, терпеть нет сил.

Напасть и горе – чувства все.

Ты, разум мой, меня спаси!

 

Во всём обман, обрыв и край,

Вой, ярость, слёзы, горечь, боль…

Твой голос… радость… счастье… рай…

Вдвоём с тобой – мечты, любовь…

 

В мечтах прошедшие года

Благослови ты, разум-враг.

Любви огонь погас когда –

Так горько сердцу, зябко так.

 

Умов борьба, сердец борьба.

«Люблю» вновь шепчет сердца стук.

В петлю сгибается судьба.

Любовь – вот бесконечный круг…

 

  

История одного изобретения

 

Как-то раз под утро раннее

Вышли кони на собрание.

Говорили о судьбе они, о хозяевах своих.

Мол, терпенье скоро кончится,

И уже завыть им хочется,

И хотя они и лошади, но собачья жизнь у них.

 

Заявила лошадь чалая:

– Хоть о том всегда молчала я,

Но хозяин очень добрый мой: он на пиве раздобрел.

Я кобыла хоть и сильная,

Но не слон и не двужильная.

Уроню его когда-нибудь, так, чтоб сразу похудел!

 

– А моя хозяйка – досточка:

Одна кожа лишь да косточки.

До того девчушка хрупкая, что когда-нибудь, боюсь,

Я хозяйку с острой попою

Вдруг не выдержу и слопаю!

И пускай я травоядное, но ей-ей не подавлюсь.

  

– Мой хозяин как казак лихой,

Он галопом так и рвётся в бой,

По дороге вьётся пыль столбом, так, что трудно мне дышать.

Пульс мой резко учащается,

Ноги просто подгибаются,

Так давайте наконец уже с этим что-нибудь решать!

 

И решили дружно лошади,

Что людей возить хорош поди,

Люди раз такие умные, пусть подумают пойдут

И карету самоходную,

Для поездок превосходную,

Чтоб коней не мучать более, для себя изобретут.

 

И пошли в то утро раннее

К людям лошади с посланием.

Окружили в закоулочке мужичков двух средних лет.

И заржала угрожающе

Лошадь белая: «Товарищи,

Так и так, вперёд не мешкая, за работу! Если ж нет,

 

То моё решенье твёрдое:

Покажу вам козью морду я,

Потому что хоть и лошадь я – разъярённая, как бык.

На уступки не пойду я вам,

Конь бывает как осёл упрям.

Что ж вы как бараны смотрите? Прикусили, что ль, язык?»

 

 А мужчины на них пялятся

И назад тихонько пятятся.

«Что за бред?! Ведь мы же выпили, как обычно, по чуть-чуть!

Видно, пиво было скверное,

И устали мы, наверное.

Нам сейчас проспаться надо бы… То есть просто отдохнуть!»

 

Возмутились громко лошади:

Лезли мы для них из кожи де,

А они про отдых? Нетушки! И за шиворот их – хвать!

Сядьте, мол, сие мгновение

За своё изобретение

И покуда не закончите, не судьба вам отдыхать.

 

Что поделать? Делать нечего.

Братья думали до вечера,

А назавтра же построили паровоз уже в обед.

Но беседы с кобылицею

Всё ж считали небылицею.

Вот такая вот история, хочешь верь, а хочешь нет.

  

 

Грёзы

 

Весна как будто наступила,

Уже почти растаял снег.

Всё в ожидании застыло,

Остановило время бег.

 

Рассвет. Почти погасли звёзды.

Мы, взявшись за руки, идём.

Всё как во сне – легко и просто.

Почти судьба… почти вдвоём…

 

Всё словно сон, манящий, зыбкий,

Как в полудрёме на заре:

Твои глаза, твоя улыбка

И небо в звёздном серебре.

 

Наверно, я пишу банальность,

Но неизменна красота.

Почти стихи, почти реальность,

Почти любовь, почти мечта.

 

Уходит ночь, теряя силы.

Мечтаю, чтоб ты не забыл,

Как я тебя почти любила,

Как ты меня почти любил.

 

Прости за недоговорённость,

За недосказанность прости,

Прости мне зыбкую влюблённость,

Моё неясное «почти».

 

Рассвет тихонько наступает,

И время снова мчится вдаль,

И только в воздухе витает

Почти конец, почти печаль.

  

 

Древнегреческий миф в современной интерпретации

 

Сейчас, пожалуй, не проблема

Легенду уличить во лжи:

Легенда вам не теорема,

Её попробуй, докажи.

Традиционный миф удобней,

Красивей, глубже и мудрей,

Но мой зато правдоподобней,

К тому же капельку смешней.

  

Давным-давно, до нашей эры,

В далёкой Византии жил

Царевич, бывший всем примером,

Морской богини сын Ахилл.

 

Слыл храбрецом он и героем

И, чтобы слухи подтвердить,

Поехал он однажды в Трою

Разбор полётов проводить.

 

В пути узнал о предречении

Ахилл: мол, в первом же бою

Получит в сердце он раненье

И сложит голову свою.

 

«Не верю!» – весь дрожа от ветра,

Сказал уверенно Ахилл.

На грудь (согреться чтоб, наверно)

Вторые латы нацепил.

  

Настало время грозной сечи,

И в битву ринулся Ахилл,

Не видя, что ему навстречу

Парис стрелу свою пустил.

 

Хоть лат стрела и не пробила,

Богатыря сковал испуг,

И в жилах кровь его застыла:

О предсказании вспомнил вдруг.

 

И вроде было всё в порядке,

Но задышал он тяжело,

И у героя сердце в пятки

В тот миг от ужаса ушло.

  

«Спасите, кажется, я ранен!» -

Он истерично завопил,

И прочь помчался с поля брани,

Сверкая пятками, Ахилл.

 

Бежал герой наш без оглядки,

И не заметил он копьё

В траве лежащее, и пяткой

Вдруг наступил на остриё.

 

Пронзилось сердце с пяткой вместе,

Ахилл плашмя в траву упал

И там, на этом самом месте,

Аиду душу он отдал.

  

Что миф – не сказка, то понятно.

Но в нём, как в сказке, есть намёк:

Себе дороже, вероятно,

Чуть что пускаться наутёк.

 

И если в жизни неполадки,

То дать хочу тебе совет:

Не стоит прятать сердце в пятки,

В ногах, известно, правды нет!

  

 

Нашу жизнь поэт назвал,

Помнится, игрой.

Вновь играю я в слова.

Я и ты со мной.

 

Собираю их как пазл

В тихий разговор.

Я сказала, ты сказал…

Ярок слов узор.

 

Но – основа всех основ –

Слово есть одно.

Мне из всех возможных слов

Нужно лишь оно.

 

Это слово – как маяк

В дымке полутьмы:

Мы из двух несхожих "я"

Складываем "мы".

 

 

По лесу как-то шёл Иван Дурак.

Наткнулся на избушку бабки Ёжки.

И без раздумий прямо на чердак

Забрался к ней тайком через окошко.

На чердаке царил такой бедлам!

Всё в куче беспорядочно валялось:

Метла, ковёр, сапог и прочий хлам.

И яблочко по блюдечку каталось.

Приметив это яблочко, Иван

Его на ужин съесть уже собрался.

Вдруг блюдце замигало, как экран,

И замок там зловещий показался.

В окне его красавица видна.

Так кроток вид, и так печальны очи.

И молвит тихим голосом она,

Что в замке заперта все дни и ночи,

Что, мол, её похитил злой Кощей,

И ждёт она героя, всё надеясь,

Что тот герой помочь сумел бы ей

И разыскал бы смерть того злодея.

И машет из окна она платком,

И надпись появляется над нею:

Такой-то, мол, проезд, такой-то дом.

Там вы яйцо найдете - смерть Кощея.

Не медля ни секундочки, Дурак

Спасать царевну ту засобирался.

Не разобравшись толком что да как,

По названному адресу помчался.

Вот наконец нашёл он нужный дом.

Прилавок там, на нём яиц навалом.

А за прилавком дремлет старый гном,

Накрывшись бородой, как одеялом.

У Вани прямо сморщилось лицо -

Расстроился Дурак и рассердился:

Ну как тут выбрать нужное яйцо?!

Тут старый гном от дрёмы пробудился

И сразу же с акцентом закричал

(Ведь он был гном, а значит, был приезжий):

«Тебе яйцо хотеться покупаль?

Не сомневалься: все яйцо здесь свежий!

Недорого: всего-то сто рубля,

А оптом - девяносто девять только.

А вкус! Восторго! Чудо! О-ля-ля!

И акция: найти внутри иголька».

Иван Дурак в затылке почесал,

Наскрёб потом гроши свои в кармане,

Их вытащил, вздохнул, пересчитал.

«Вот всё, что есть. На сколько штук потянет?»

Дурак яиц пятнадцать получил,

Зашёл за угол дома втихомолку,

Бил яйца, бил, и вскоре все разбил,

Но ни в одном не смог найти иголку.

Тогда вздохнул Иван и молвил:

«Что ж, Не повезло сегодня - ну да ладно:

Ведь всё равно, Кощей, ты не уйдёшь:

Как денег подкоплю - приду обратно».

Мораль же этой сказки такова,

И я, друзья, скажу об этом прямо:

Пускай Дурак поверит мне едва,

Работает, однако же, реклама.

Кощей давно яичный стал магнат:

Искал почти что месяц он актрису.

И после был необычайно рад,

Что выбрал для рекламы Василису.

У молодцев всегда ажиотаж:

Хотят спасти царевну от злодея.

Так неизменным лидером продаж

На рынке стала марка «Смерть Кощея».

 

 

 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • То ли басня, то ли быль...
  • жил-был кот
  • Ты молился светло и неистово
  • Не забыть тебе…
  • Читатель, прости...


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Июнь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.