Жизнь – единственное счастье…

 

Руслан

ПИВОВАРОВ

 

 

О ЛУНЕ

 

Луна загадкою своей

Людей веками поражает.

Видна лишь двадцать восемь дней

И без следа в Эфире тает.

 

В ночном просторе, для Земли,

Холодным светом залитая,

Уходит прочь, блеснув вдали,

Как Феникс сказочный сгорая.

 

Всплывая в небе вновь и вновь,

Луны привычно появленье,

Но всякий раз волнует кровь

Её из мрака возрожденье.

 

Наук познание подчас

Пыл романтизма охлаждает,

Но думать лестно, что для нас

Она по небу проплывает.

 

 

Поэт-звездочёт

 

Увы, волшебными стихами
Я звёзды с неба не срывал.
Влеком небесными штрихами,
Поэтом-звездочётом стал.

 

В ночное небо взгляд направил
И, изучая Зодиак,
В надежде тщетной перья правил,
Но звёздной рифмы нет никак.

 

Считая их, любуясь ими,
Размеры, метры забывал.
Мечтами лёгкими своими
Я вдаль Вселенной улетал.

 

Звезда нечаянно сорвётся,
А я гляжу на дальний свет...
И на листок опять прольётся
С неё написанный сюжет.

 

 

* * *

 

Ожидая день грядущий,

Пробудившись до рассвета,

Видел я Луны плывущий

Серп серебряного цвета.

 

Месяц важно суетился,

Звёзды в небе собирая,

К горизонту устремился,

В предрассветной дымке тая.

 

На востоке посветлела

Необъятность небосвода

И сильнее заалела

От пришедшего восхода.

 

Солнце землю озарило.

Поднимаясь понемногу,

Снова радость подарило:

Я живу – и слава Богу.

 

 

* * *

 

В темнице мается душа.

И даже плоть не так страдает,

Когда от боли изнывает,

Дрожа под пыткой чуть дыша.

Когда душе покоя нет

И отравляет яд сомнений,

Гнетущих мыслей, сожалений, –

О, как ей нужен веры свет!

Она болит и слёзы льёт,

Внутри калачиком свернувшись.

А тьма, ехидно улыбнувшись,

Над ней усиливает гнёт.

Но как вернуть душе рассвет?

Когда она собой воспрянет?

Когда гроза прозренья грянет,

Явив уму на всё ответ!

Когда сквозь занавеси зла

Пробьётся смутное сознанье

И, ощутив добра дыханье,

Освободится от узла

Пороков, суетных страстей

И цепких пут противоречий.

И, может, разум человечий

Заслужит благостных вестей.

Когда в узилище сыром,

Теряя самообладанье,

О Боге вспомнив, в покаянье

Заплачет узник о былом.

Тогда растают облака.

На покаянье отзовётся,

В темницу мрачную прольётся

Небесной радости река.

И успокоит, исцелит

Души израненной терзанья,

А светлый ангел созиданья

И дух, и тело укрепит.

 

 

РАЗГОВОР О СЧАСТЬЕ

 

Вы не поверите, мой друг,

Как я томился ожиданьем,

Считая путь свой наказаньем,

Но счастье улыбнулось вдруг.

 

Ведь ошибается любой,

Кто не приемлет путь познаний,

Кто не послушал указаний

Во тьме души своей живой.

 

Никто к борьбе не вдохновит

Того, кто выиграть не хочет,

Кто лишь о суетном хлопочет

И в глубь души своей не зрит.

 

И я бороться не хотел.

Твердил: «Пуста забава эта.

Всех поглотит в итоге Лета,

Влюблён ли, счастлив,

                         горд ли, смел».

 

Я осознал в потоке дней,

Что жизнь –

            единственное счастье,

И только наше безучастье

Нас сердцем делает бедней.

 

Я перестал себя жалеть,

Стал избегать тоски унылой,

Я разгорелся с новой силой,

Не помышляя скорбно тлеть.

 

Вы вопрошаете, мой друг,

Какое мне досталось счастье?

Я просто понял в одночасье,

Что радость –

                  всё, что есть вокруг.

 

 

РАСПЯТАЯ СТРАНА

 

Занесены песком времён

Истоки гордого народа,

Тот век был счастьем наделён,

Среди людей жила свобода.

 

Столетий пронеслись года,

Лишь миф остался от державы,

Исчезли лавры без следа

Её величья, громкой славы.

 

Затянут дымом небосвод

И брат поднялся против брата,

Душою обнищал народ,

Страна своими же распята.

 

Её униженной, нагой

Вели с улыбкой на закланье

И целью «истинно благой»

Клялись пред нею в оправданье.

 

А хитрый царь поник главой,

Скрывая тщательно и рьяно

Под маской простоты святой

Личину злобного тирана.

 

Немалый срок томился он

От жажды власти безраздельной,

Его был прежде шаток трон,

Царь чах от злобы беспредельной.

 

И вот, пришёл желанный час:

Он затоптал росток свободы,

Страны великой свет угас,

Увяли благородства всходы.

 

Пылает древняя земля

Огнём забвенья, безучастья.

Золой сожжённого угля

Засыпан след былого счастья.

 

Едва ли слышен слабый стон…

Грядёт заката приближенье!

Но в этом стоне был рождён

Надежды крик на возрожденье.

 

Настанет день, когда народ

Оковы сбросит заблужденья,

И луч рассвета принесёт

Тепло желанного спасенья.

 

 

* * *

 

Я не дитя, не верю больше в сказки,

Хотя их дух во мне ещё живёт.

С годами волшебства тускнеют краски,

А будней плен чудес не принесёт.

 

Досадно мне, что в жизни неизбежно

Приходится нечаянно взрослеть.

От этого скрываться безуспешно,

А стало быть, не стоит и жалеть.

 

Но велико желание вернуться

И в годы детства снова заглянуть,

Опять в него с восторгом окунуться,

Чтоб в счастье безмятежном утонуть.

 

 

День

 

Туман. Прохлада. Сумерки. Просвет.
Поляны. Роща. Ветер. Дуновенье.
Заря. Румянец. Марево. Рассвет.
Лучи. Сиянье. Утро. Пробужденье.

 

Цветы. Бутоны. Капельки. Роса.
Деревья. Ветви. Птицы. Щебетанье.
Свобода. Воздух. Свежесть. Небеса.
Природа. Жизнь. Весна. Благоуханье.

 

Зенит. Ярило. Полдень. Красота.
Тепло. Истома. Нега. Упоенье.
Синь. Облака. Пространство. Высота.
Даль. Горизонт. Движение. Склоненье.

 

Закат. Темнеет. Вечер. Холодок.
Заря. Багрянец. Сумрак. Наважденья.
Луна. Звезда. Мерцание. Восток.
Ночь. Тишина. Усталость. Сновиденья.

 

 

* * *

 

Дым костра от веток ели
Стал плотнее и тягучей.
В том огне давно сгорели
Призраки тоски дремучей.

 

Золотыми лепестками
В темноте огонь играет,
Искры в небо мотыльками
Беззаботно улетают.

 

Пахнет ночь костром и лесом,
Сумрак дрёму навевает...
Лишь полено тихим треском
Тишь ночную нарушает.

 

 

Очарование ночи

 

Опять под вечер сумрак навевает
Раздумий и томлений сладкий плен;
Опять сверчок протяжно воспевает
Ночной покой. Не хочет перемен

 

Душа и тело в полусонной неге:
Блестит луна, играет звездопад,
Течёт река в своём неспешном беге
И отраженьем ловит звёзды невпопад.

 

Ночная тишь… Её слегка нарушит
Хмельного ветра еле слышный стон.
Дневных сомнений призраки разрушит
На землю снизошедший крепкий сон.

 

 

Пилигрим 

 

Я пилигрим на жизненном пути.
А краток ли он будет или долог,
Неважно вовсе… Главное – идти,
Открыв в итоге тайн великих полог,

 

К которым естество моё зовёт.
Не утолить мне стоя жажду знаний.
Мой путь меня в итоге приведёт
На землю подтверждённых ожиданий.

 

Мне важно только веру не терять.
Местами пусть неровная дорога,
Передохну и в путь пущусь опять,
Хоть за´ ноги цепляется тревога…

 

Дойду ли? Хватит сил не повернуть?
И стоит ли шагать в такие дали?
А может, выбрал я неверный путь
Туда, где мой приход совсем не ждали?

 

Но со ступней сомненья отряхну,
И поспешу к востоку, за рассветом,
И глубоко, и сладостно вздохну,
Переполняясь радостью при этом.

 

Кому не интересно, – пусть стоит
И ждёт, врастая в будничность корнями.
Надежда у него не воспарит,
Опутанная серости сетями.

 

А я – неутомимый пилигрим!
Иду туда, где ждут меня. Я знаю!
В стремлениях своих неисправим.
Лишь на себя и Бога уповаю.

 

 

Сон уходящего лета

 

Под высоким и ласковым небом,
На ковре из зелёной травы,
Я усну убегающим летом
Под размеренный шёпот листвы.

 

Нежный ветер меня приласкает,
Приобняв дуновеньем своим,
И сознание в неге растает,
И уже не угнаться за ним.

 

Мне приснится далёкое детство
Где я радостью вдоволь дышал.
И девчонки курносой кокетство,
Той которую так обожал.

 

Мне приснится друзей закадычных
Беззаботный, пронзительный смех,
И блаженство, как будто обычных,
Но несказанно милых потех.

 

Снова рядом и мама, и папа.
Снова праздники дружной семьёй.
Жизнь радушна и счастьем объята,
И не кружит тоска надо мной.

 

Но касаньем вечерней прохлады
Тень деревьев разбудит меня,
Разгоняя остатки услады
От видений прошедшего дня.

 

Я проснусь убегающим летом
На душистом зелёном ковре,
Чуя осени запах при этом…
Но не той, что придёт в сентябре.

 

 

Стихи, как корабли

 

Утро. Снова ярким светом
Разгорается восток,
А недремлющим поэтом
По волнам бегущих строк

 

Пущен дивною ладьёю
В путь свободный новый стих.
Будет он носи?м судьбою…
Только б ветер не утих,

 

Раздувающий желанья
На читательских морях.
Лучше вечные скитанья,
Чем покой на якорях.

 

Лучше шторм,

             чем штиль забвенья –
Со стихией грозной бой.
Пусть летит стихотворенье,
Воспевая жизнь собой!

 

И, махнув во след корвету
Из метафор, стройных слов,
Сладкий сон придёт к поэту
В виде белых парусов.

 

И несут его виденья
Верным курсом на закат.
Мчит под флагом вдохновенья
Поэтический фрегат.

 

 

Осенний норов

 

Неумолимо быстро время мчится,
Отсчитывая дни календаря.
Уже листва вальсируя кружится
Под музыку дождей и октября.

 

Уже тепло заглядывает в двери,
Так, невзначай, немного погостить.
И просит в очень вежливой манере
За быстрое прощание простить.

 

Уже привычна хмурость небосвода,
А мысли навевают лёгкий сплин,
Капризно-переменчива природа,
И к югу чаще птиц несётся клин.

 

Уже шальные ветры не ласкают,
А шумно хулиганят меж дворов.
И в их объятьях быстро улетают
Обрывки раскалённо-летних снов.

 

За часом час меняет осень норов:
То плачет, то смеётся невпопад,
Идёт, не признавая уговоров,
И шлейфом оставляет листопад.

 

Я всё же предложу плутовке руку,
Явив расположение своё,
Как давнюю, из юности, подругу
Поклоном поприветствую её.

 

 

НЕ ВСЁ ВЕРШИТ БОГАТСТВО

 

Пусть галстук мой не закреплён

                                         заколкой с бриллиантом,

Купюры плотно не лежат в потёртом портмоне,

И не блещу на биржах я финансовым талантом,

Картины в доме не висят Ван Гога и Моне.

 

Не украшает древний герб гостиную с камином,

Не вызывает автопарк восторженность зевак,

В опочивальне не стоит кровать под балдахином,

И нет бассейна во дворе. Подумаешь, пустяк!

 

Зато я жизни торжество стихами воспеваю

И на столе моём всегда чернила и перо.

Я в счастье завтрашнего дня надежды не теряю,

Несу восторженно с собой и радость, и добро.

 

За мысли вольные свои не жажду одобрений

И осуждений никаких тем паче не боюсь.

Недаром истина гласит,

                                       что в мире много мнений,

И я своими, для друзей, радушно поделюсь.

 

Я верю: счастье не в деньгах.

                                         Не всё вершит богатство.

Не все готовы променять на золото сердца.

Ещё сильны среди людей

                              любовь, взаимность, братство.

Ещё сияет в душах свет Небесного Творца.

 

 

В нас умирает человечность

 

Забыли мы, что значит стыд.
Греха понятия нам чужды.
В нас только боль своих обид
И лишь свои волнуют нужды.

 

Нас не заботит жизнь других
И окружают лжепророки.
В нас голос разума затих
И сохнут доброты истоки.

 

Всё меньше светлой веры в нас,
Всё больше здравого цинизма.
Нам часто совесть – не указ…
Наш век – эпоха конформизма.

 

Не верим больше в чудеса,
Но ждём успеха и удачу;
Не слышим в душах голоса?,
Их заглушая злом в придачу.

 

В нас лжи и гнева – через край!
В нас умирает человечность!
Не дав кому-то, молим: "Дай!"
Груз сожалений сбросив в Вечность.

 

И так живём – плюём на всех,
В душе покрывшись мерзкой скверной,
Забыв, что значит стыд и грех…
Нам так комфортнее, наверно.

 

 

Маме

 

В пределы недоступного Тибета
Меня раздумий беспокойный дух занёс,
Но даже там достойного ответа
Я не нашёл на свой простой вопрос.

 

Я спрашивал оракула Египта,
Хранителя великих пирамид,
В каких строках какого манускрипта
Мне будет полог тайны приоткрыт.

 

В историю былых цивилизаций
Я проникал в попытке уловить
В набросках судьбоносных иллюстраций
Своих сомнений порванную нить.

 

Не увенчались поиски успехом,
Неточен курс, и был неверен путь,
Дорогу я искал по ложным вехам,
Не догадавшись в сердце заглянуть.

 

И только в нём разгадка озарилась,
Блеснув огнём, позволила понять,
Что не в краях далёких притаилась
Суровой нашей жизни благодать.

 

Она в улыбке ласковой и нежной,
В наполненных сердечностью словах,
Она любовью пламенной, безбрежной
Отобразилась в маминых глазах.

 

Её любовью, торжеством творенья,
Источником вселенской доброты
Я был согрет, окутанный с рожденья
Плащом её душевной теплоты.

 

Подобно легендарному титану,
Я небо для неё готов поднять.
Пред ней покорно на колени стану
Благословенье материнское принять.

 

 

РАЗМОЛВКА


Мои слова тебя порою огорчают,
Мой вольный нрав тебе порой не по душе,
Но поцелуем нежным губы возвещают,
Что я твой пленник, мне не вырваться уже.


Не по душе тебе, возможно, увлеченья,
Что забавляют и манят мой дерзкий ум,
Но осознай, они не стоят огорченья
И беспокойного терзанья женских дум.


Ты, верно, сердишься, прекрасная сеньора?
Размолвка ранит, понимаю. Не грусти.
Но быть столь строгой из-за мелкого раздора
Нелепо просто. Милая, прости.

 

 

УШЕДШИЙ ГОД Я ЗА ТЕБЯ БЛАГОДАРЮ

 

Промчался этот год. Он был неординарен.

Быть может, для других прошёл он сам собой,

Но я ему сейчас безмерно благодарен

За то, что ты была мне послана судьбой.

 

Вначале не дарил он радужных знаме’ний,

И не казался мне значительней других,

Тревоги не сулил, и призрачных явлений,

И в жизни перемен ни добрых, ни плохих.

 

Пока не таял снег, пока зима владела

Сердцами и людьми, ей холод – верный страж,

Но с лучиком весны душа моя запела,

И встал зарёй любви рассеянный мираж.

 

Представить я не мог, да и помыслить тоже,

На рубеже эпох, что разделяли нас:

Наш путь не одинок, ты далеко, но всё же

Рождённый огонёк сквозь время не угас.

 

Мне преподнёс сей год подарок долгожданный.

Его не вправе был я вовсе ожидать.

И, повстречав тебя, чей образ столь желанный,

Шлю небесам хвалу за эту благодать.

 

Стал мира ярче свет. Стал день любой длиннее

И краски на земле всё ярче и нежней.

И сердце, воспылав, уже горит, не тлеет,

И расцветает жизнь с улыбкою твоей.

 

Присутствием твоим души полёт взлелеян,

Твой голосок во мне любви рождает стон,

Тобою навсегда мой жизни путь овеян,

Твоею красотой навеки опьянён.

 

__________________

© Руслан Пивоваров

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.