«Попытка романса»

 

Виталий ШНАЙДЕР

 

/ Ганновер /

 

 «Попытка романса»

 

 

 

Вещунья

 Ю. П.

 

Она вещунья: может предсказать

Событий ход, развитие сюжета,

Продолжит ли свой путь извечный

Лета,

Иль повернет она теченье вспять.

 

Девчонке доверяет тайны Клио,

Урания ведет беседы с ней

О странах, что лежат на дне морей,

И о луне, играющей с приливом.

 

Понятен с детства ей язык цветов,

И шелест листьев, и дождя шуршанье,

Собачий лай и гнома бормотанье,

Живущего средь розовых кустов.

 

 

* * *

 

«Мы крепко связаны разладом...»

Арсений Тарковский

 

И. З.

 

В твоей судьбе нет места для меня.

Любовь ушла, исчезла безвозвратно,

И бесполезно звать ее обратно,

Во тьме ночной или при свете дня.

 

Спасаясь от губящего огня,

Мы разошлись по жизни безоглядно.

Нас чернь с тобой судила беспощадно,

И мучила тебя твоя родня.

 

Все кончено, лишь пепел да руины.

И путь в кабак по улицам недлинный,

Где заливаю водкою я боль.

 

Мы были крепко связаны разладом.

Тебя мне видеть издали позволь,

Теперь мне, право, большего не надо.

  

* * *

 И. К.

 

Цветы, бокалы, белая стена,

я это вижу в призме дней так ясно,

вот в дом мой входит женщина одна,

раскована, игрива и прекрасна.

 

И, театрально застывая у окна,

со всем, что есть во мне, она согласна,

слегка касается щеки моей, бледна,

в глазах ее горит огонь соблазна.

 

О, выжигающий сердца огонь,

что оставляет только серый пепел.

И снова, как тогда, дрожит ладонь,

и рой воспоминаний тих и светел.

 

Пойду за их веселой чередой,

и след в пространстве растворится мой.

  

* * *

 Как и встарь, веришь лживым речам сиповки.

Вечер входит в синем плаще, как незваный гость.

И чешутся руки пальнуть в нее из винтовки,

Но «не убий» в башке застряло, как в горле кость.

 

И потягивая свой эль в английском пабе,

Водишь перстом по лбу, как стилом по листу,

И диву даешься, как в этой блудливой бабе

Мадонну сумел узреть, склонившуюся к Христу.

  

Попытка романса

  

Мир без нее как будто потускнел –

С него содрали лак и позолоту.

Прошла контроль и вышла к самолету,

Не помню точно, в среду иль в субботу,

А я курил и долго вслед смотрел.

 

И потянулись россыпи ночей

Тоскливо-долгих, темных, одиноких.

И понял я, что счастлив был лишь с ней

Средь суетности и мерцанья дней,

Теперь таких немыслимо далеких.

  

* * *

И. Д.

 

Проходит жизнь, но остаются строки,

а день уходит вдаль и в темноту.

Мы встретимся однажды на мосту

над пропастью, где Тибр течет глубокий.

 

Рассеянно ты спросишь: «Как ты, милый?»

И я отвечу явно невпопад.

И бешеный февральский снегопад

накроет мост, закрутит что есть силы.

 

И полетим над черною рекой,

сверкающей подобием зерцала.

И я спрошу: «А может, все сначала?..»

Но ты исчезнешь, помахав рукой.

  

* * *

М. Х.

 

Всё разрушено, всё разбито,

И уюта остывший след, –

Предотъездная волокита, –

Суета, что постылей нет.

 

Были годы – все шло так гладко

По накатанной колее,

Но растерло их в прах брусчаткой

В дальней северной стороне.

 

И теперь на стенах лишь тени, –

Нас с тобою давно там нет, –

Их игра и переплетенье,

Чёрно-белый кордебалет.

 

* Подборка стихов опубликована в журнале «Крещатик» /Выпуск 82, 2018 г./

 

http://www.kreschatik.kiev.ua/

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.