Надену ожерелье из рябин...

 

Ирина 

Булахова

 

 

* * *

 

Проходит лето. Унесло –
Мечты, надежды.
Порвались, сшитые давно,
Кустов одежды.

 

И молча, из последних сил,
Рыдали астры.
Фонарь шиповника светил
Багряно-красным...

 

Из листьев собранных панно
Под ноги бросив,
С натуры маслом полотно
Рисует осень.

 

 

* * *

 

Я окно распахну в осень –
Вот она идет, близко-близко.
Клен вернуть свой наряд просит
Робко ветки склонив низко.

 

Солнца луч в небесах ныне –
Как последний осколок лета.
На губах легкий вкус полыни
От костров, задымивших где-то.

 

Будет песни нам петь ветер.
Дождь уютно мурлыкать сказки...
Осень тихо уйдет с рассветом,
Унося все цветные краски.

 

 

ГОСТЬЯ

 

Надену ожерелье из рябин.
Калины кистью приукрашу косы.
Задерну шторы, разожгу камин –
Сегодня в гости ожидаю Осень.

 

Пыхтит парком пузатый самовар.
Заварен чай, а вот – с ванилью сушка.
Явилась в платье красном, как пожар,
И приглашаю: заходи, подружка!

 

Пьем чай, ведём неспешный разговор.
И незаметно ей открыла душу –
О прошлом, что волнует до сих пор…
Она молчит. Умеет Осень слушать!

 

Чай допила – уже «на посошок».
Оставив мне на память лист кленовый,
Ушла, сказав: «Все будет хорошо!
Ты не печалься – день настанет новый».

 

– Что принесет с собой грядущий день?
Исполнятся ль надежды? – Непременно!
От свечки чуть дрожит на стенке тень.
Трещит в камине алое полено...

 

 

ПРЕЛЮДИЯ ДОЖДЯ

 

Прелюдия дождя. Тревожит душу скрипка.
Вступает ветер, заменяя контрабас.
От сквозняка гремит в литавры ставень хлипкий.
И листья мокрые слетают вниз, кружась.

 

В оркестре Осени не счесть мелодий разных –
Есть вальс, и танго, и изысканный фокстрот,
Но, растворившись в днях задумчиво-прекрасных,
В венке из листьев водит Осень хоровод…

 

Как хороша она в рябиновых монистах!
Покрыла плечи шалью с желтою каймой.
Еще дрожит мотива звук – последний, чистый…
Танцует Осень нам волшебный танец свой.

 

 

ПОРА ВДОХНОВЕНИЯ

 

Зябко. Нахохлились зяблики
На пожелтевших кустах.
В лужах листочки-кораблики
Плавают, как в зеркалах.

 

Вот паутинка колышется –
Ткал её знатный мастак!
Осенью пишется, дышится,
Даже поётся не так.

 

Два бесприютных каштанчика
Грею в горячих руках.
Тянут ко мне листья-пальчики
Клены в багряных тонах.

 

Выплесну эти мгновения
В строки из донца души…
Осень, пора вдохновения,
Не уходи, не спеши!

 

 

* * *

 

И опять холода. Не люблю тебя, поздняя осень!
Неприглядны пейзажи, исчезла былая краса…
Подевала куда желтизну высшей пробы колосьев?
Может, ветер украл, за тридевять земель унеся?

 

Равнодушно дожди смыли яркость небесного ситца,
Только серая хмарь. Хоть один бы веселый мазок!
Клен раздетый дрожит, облетела листвы плащаница,
И хрустит под ногами, едва появившись, ледок.

 

Холода, холода… Душу выстудят без сожаленья
И до самого сердца достанут незримой иглой...
Захотелось уснуть до весны, убежать в сновиденья,
Но тогда не узнаю, что будет со мною зимой!

 

 

* * *

 

З тихим шерехом падає листя.
Жовта повінь затоплює місто, –
 це дерева нам пишуть листи.

 

І в розпуці кружляють над нами,
устеляючи шлях килимами,
 ті листи – мов надії пусті.

 

Вітерець-листоноша примхливо
розкидає мереживне диво –
 ці прощальні послáння сумні.

 

На пожовклих долоньках поволі
ми свої прочитаємо долі
 й облетілі згадаємо дні…

 

 

* * *

Каштани падають, чи стука в двері осінь?
Вітриська неприкаяно голосять.
Нам літні дні здаються вже далекими –
 серпанком сивим оповило місто.

 

Уже й зима до нас присунулася близько.
Ген-ген, вгорі, немов строката низка, –
спішать за обрій, слідом за лелеками,
 чи то роки, чи облетіле листя.

 

 

Так треба

 

Уже й задощило. Стікає краплинами сум –
то ділиться щедро печаллю заплакане небо.
І я, мов спокуту, у серці цей смуток несу, –
 на осінь життя поверта. Так ведеться. Так треба.

 

Все часу підвладне. Стремління дається й мета:
житам колоситись, деревам тягнутись до неба.
Встелятиме землю багрянцем пора золота,
 чи снігом стежки замете – так ведеться. Так треба.

 

Надії плащем огорнуся і геть відпущу
печалі свої, мов повітряні кульки – у небо.
Нехай свіжий вітер відсуне завісу дощу.
 І сонце ще буде, й тепло. Бо я вірю: так треба.

 

 

* * *

 

Хтось вихлюпнув блакить у небо чисте,
старенька дичка розкидає листя,
немов червінці золоті, під ноги,
 а я по них ступаю без дороги.

 

Рідкий бурштин ллє сонце з високості,
увесь навкруг заповнюючи простір.
В нім розчиняюсь, п’ю, тамую спрагу…
 Враз відчуваю радість і наснагу.

 

Це місце завше так чомусь бентежить –
струнка сосна, велична, ніби вежа,
стоїть самотньо, в очі загляда…
 А що за шурхіт? – Білочка руда.

 

________________
© Ирина Булахова

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.