Здесь муза щедро краски расплескала…

 

Лейла 

БЕГИМ

 

 

* * *

 

Шорох крадущейся ночи,
Шелест листвы за окном,
Шарканье памятных строчек,
Шаг ускоряющих днём.

 

Шрифт моросящего утра,
Шум ещё сонных машин,
"Шшшш" – так и слышится всюду...
Шепчет не осень, а жизнь.

 

 

КРАСОТА ОСЕНИ

 

Кистью золотистой осень водит,
Разводя лучами по утру
Акварель на ясном небосводе.
Сникший ветер ворошит листву.
Отражает Эльба краски утра,
Тополя – солдатами в ряду,
А по гребням вод бегут минуты,
Отсчитав мгновения в году...
Смело мысли устремились в дали,
Единя течения времён.
Неспроста мы осень эту ждали,
И не зря с часовни льётся звон...

 

 

* * *

 

Пока судьба раскидывает карты,
и звёзды шепчут кроткие стихи,
ступаю я по млечному канату,
над городом раскачиваясь, и
тяну ладонь к мерцающей Венере,
вдыхаю запах осени сырой,
и пью глотками ночь, которой верю,
лишь ей вверяя голос тихий свой.

 

 

ОСЕНЬ ШАГАЛА

 

Здесь месяц скоро обезглавит вечер.
Сверкает он над крышами серпом.
И ночь с палитрой выйдет мне навстречу,
дар речи обретёт дремавший дом,
предметы здесь задышат, словно люди:
кувшин бедром восточным покачнёт,
в фигурной горке улыбнутся блюдца,
уляжется диван наш на бочок.
Здесь осень за окном – с холста Шагала,
и ты – летящий, как герой его...
Здесь муза щедро краски расплескала,
чтоб скрасить одиночество моё.

 

 

07:45

 

Бессонное утро –
Безжалостна память.
Бессчётны минуты –
Бескрыло им падать.
Бесстыжая осень
Беснуется молча.
Без четверти восемь.
Бессонница с ночи...

 

 

* * *

 

Терпко дыхание осени поздней.
Зрелой рябиной закаты так ярки.
Падают рифмы, как спелые гроздья
на тротуары седеющей Праги.

 

Вдоль магистралей – машин вереницы.
По мостовым семенят пешеходы.
В окнах трамвая меняются лица,
и ускоряют шаг месяцы, годы...

 

Ржавые листья хрустят под ногами,
ветер колючий кусает ладони.
Осень терзает и сыплет стихами,
бьёт по щекам, исцарапав до боли...

 

 

НЕСОИЗМЕРИМОЕ

 

Последний день октябрьских скитаний:
Черкаю стих в углу календаря,
Перед глазами силуэты зданий,
Танцующих под светом фонаря.
И сколько в этом чуткости и тайны –
Не соизмерит и душа моя,
И рифмы рвутся, и свежи преданья,
И тщетно жду подсказки ноября.
Мне не ответят даже аксакалы:
Я осень обрела иль потеряла...

 

 

* * *

 

Похолодало и дождит весь день,
Зонты пестрят напротив на вокзале,
Их купола напомнили сирень,
Соцветия которой увядали
Под знойным солнцем и от жажды жить,
От межсезонья майского и, знаешь,
Я даже в этом вижу встречи нить.
И открываю окна в спальне настежь –
Пусть снова наблюдаю я одна,
Как солнце скрылось в серой альмавиве,
И одиночество твоё кляну ревниво,
Хотя не в нём, а в осени вина...

 

 

* * *

 

В паутине ноябрьских веток
угасает осеннее солнце.
Ближе к ночи оно задохнётся –
канарейкой в отравленной клетке...

 

Мир сжимается в мёрзлой ладони.
Всё меняет цвета и размеры...
Это ночь в поздней осени тонет
без надежды, без сил и без веры.

 

 

* * *

 

Бродячий театр ночью в старой Праге.
На Староместской дремлет фаэтон.
В нём режиссер, артист – герои саги
Читают роль, а город видит сон.
Всё повторяют сцену давней драмы –
И падает признаний первый снег,
Под светом тая на губах стихами,
Как тишины звенящий саундтрек...
И знают: впереди их ждёт потеря,
Разлука затрубит в свой верный рог.
Но наш артист во встречу свято верит,
И роль свою он не играть не мог.
Хоть зрителями были – только Бог
Да осень, опустившая портьеры...

 

______________

© Лейла Бегим

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.