Лихой октябрь жонглирует листвой...

 

 

 

Людмила

СВИРСКАЯ

 

 

* * *

 

У осени – цвет чая. Или пива,
Что наливают в баре за углом.
Любви моей вчерашняя крапива
Желтеет наконец-то. Поделом.

 

Я осень не люблю, но привыкаю,
Судьбу свою в порядок приводя,
Что есть она – подробная такая,
С тоскливыми длиннотами дождя.

 

И каждый год – всё тот же, та же, те же:
За окнами, на старой мостовой,
Лихой октябрь жонглирует листвой...
Как говорится: снова на манеже...

 

 

* * *

 

В доме тихо. В сердце тихо
И спокойно – без тепла.
Осень – рыжая крольчиха –
Длинным усом повела.

 

Длинным усом, тонким, белым,
Словно стрелка под стеклом.
В доме тихо. Солнце село.
Нет, застыло над столом.

 

В сердце тихо: ни романов,
Ни новелл, ни од – весь год...
Осень шарит по карманам
И последнее крадёт.

 

 

* * *

 

Лицом зарыться в палую листву
Мне хочется порою в эту осень...
Как я живу? Да я и не живу:
Ращу детей, варю, делю на восемь,
Твержу, как заклинанья, падежи:
Тебя – тебе, с тобой, меня – со мною...
Вздохни разок – и больше не держи.

 

За скрипку сына, пятою струною,
Зацепится мой тонкий поясок:
Глядишь – и впрямь не соскользну до срока...
А там и вечность постучит в висок,
Чуть-чуть качнув неукротимый локон.

 

 

* * *

 

В рыжем парике, в домашнем платье,
Курит Осень, подойдя к окну.
Листья, как остывшие оладьи,
Поданы к холодному вину.
Осень устаёт под слоем грима,
Дремлет, завернувшись в тишину.
Осень, как стареющая прима,
Всё сыграть надеется весну.

 

 

* * *

 

Осенний кофе – горький и горячий,
В глухой глубокой кружке – благодать!
Цежу весь день вприкуску с неудачей,
Чтоб на кофейной гуще погадать –
В необъяснимом приступе азарта,
Что с каждым годом, кажется, сильней...

 

Не всё ль равно, какое будет завтра,
Коль осень длится девяносто дней?

 

Я к резким переменам не готова,
Лишь постепенность в осени ценя...
Остался в прошлом страх листа пустого,
И жёлтый лист на сердце у меня...

 

Из лета в зиму я приду нескоро:
Мой путь – сплошной ньютоновский бином...

 

Осенний кофе. Бархатная штора.
Рассыпанное счастье за окном.

 

 

* * *

 

Бывают частенько, наверно,
Такими ноябрьские дни.
Вся осень – в стакане глинтвейна.
Вдохни напоследок. Глотни.

Ни "щедрая", ни "золотая" –
О ней не сказать. И весну
Припомнить, чтоб голос – растаял
В твоем телефонном плену.

Не то чтобы осень – мешает.
А просто случается зря.
Душа неизбежно ветшает
Навеки к концу ноября.

 

 

* * *

 

Взрослею с трудом, но с годами пойму,
Что счастье – когда я плыву по теченью,
И осень приходит ко мне потому,
Что лето уже не имеет значенья.

Ты тоже, любимый, взрослеешь с трудом:
Любовь не способствует мудрости кроткой.
Ты всё понимать начинаешь потом,
Барахтаясь под перевёрнутой лодкой.

Как deux ex machina, всплеск над водой
И лёгкая крепость осеннего грога...
Нескоро иссякнет поток золотой
Листвы, засыпающей нашу дорогу.

 

 

* * *

 

Нить осени закончилась – иглой.
Укол... и сердце спящею принцессой
Застыло над тревогой и хулой,
Над черным (не обугленным ли?) лесом,
Над брошенной впотьмах в тартарары
Любовью – и потерянной навеки...

Зима диктует правила игры
И смешивает снадобья в аптеке:
С покоем – горе, радость – с тишиной.
Всё щедро раздаёт своим недужным...

Нить осени закончится весной:
Скользнёт по сердцу узелок воздушный.

 

 

* * *

 

Жаль не лета мне (только не это!),
А шального зелёного света,
Что горел мне на всех перекрёстках:
На дубах, тополях и березках...
Жёлтый свет – безнадёжное чудо –
День за днём зажигается всюду:
По ветвям и – отчасти – по строкам...

Я ещё проскочу – ненароком...

 

___________________
© Людмила Свирская

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.