Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

СТИХИ – КАК ДЕТИ Поэзия |

Евгений

ГОЛУБЕНКО

 

 

А вам бы свистопляску

 

Здесь – музыка! Нельзя ли быть потише
Настолько, чтоб слышна была свеча,
Настолько, чтобы млели в стоне крыши
От прикасанья звёздного луча?

 

Здесь – музыка! Снимите ваши шляпы,
Снимите всё, до оголенья душ.
Прочувствуйте на ощупь и на запах
Дрожь в пальцах, трепет в сердце, в горле сушь…

 

Здесь – музыка! А вам бы – свистопляску…
Здесь – кровь и мясо, а иного – нет.
Я нотами на атомы растаскан,
Чтоб там, в конце туннеля, вспыхнул свет.

 

 

Октябри

 

Октябри, октябри занавесили листьями небо.
Полыхая, шумит, как прибой, золотая метель.
И поди разбери, то ли быль за окном, то ли небыль,
Если осень тайком даже в сердце сумела влететь.

 

Дозревает тепло, до сердечных щедрот дозревает.
И глаза, и слова излучают участия жар.
Октябри, октябри, мой подрадужный мир озаряя,
Желтолистым огнём над осенней землёю кружат.

 

 

Лирическое

 

За окнами октябрь, подыскивая ноты,
Грустинку желтизны в мелодию вплетёт.
И спелая листва, набредившись полётом,
Планирует к земле с насиженных высот.

 

С прохладой по ночам и тонкой долькой света,
Которую зовут то месяц, то луна,
Стареющий октябрь уходит вслед за летом
Туда, где в кумачах вчерашняя страна.

 

Судьбу не изменить, не стоит прекословить…
Слагателю стихов безумства не к лицу.
Прощаясь с октябрём, прощаюсь и с любовью,
Которая вот-вот и подойдёт к концу.

 

 

* * *

 

Янтарная мозаика листвы
Покроет серый грунт материками,
Дрейфующими вдоль корней сосны
Тропою, что спешит нырнуть под камень,

 

Который с незапамятных времён
Знавал не раз осады и накаты
Листвы, сейчас ползущей на поклон,
Разноязычной, ломкой, жилковатой.

 

Сегодня осень, будто рыжий пёс,
Скулит у камня тихо, желторото:
Что срок истёк, что весь в дымах погост,
что в рай листвой не найдены ворота.

 

 

Осень на Соборке

 

Захлестнула осень желтизною
Площади рассветный силуэт,
Подмешав оттенки цвета зноя
В тротуарной пепельности цвет.

 

А когда купюрой златолистой
Осень расплатилась за постой,
Ранний воздух дымчатый и мглистый
Превратился в бархатный настой.

 

И смотрела площадь благосклонно
Сквозь веселье уличной гульбы
Как усердно рыжие поклоны
Осень у собора стала бить.

 

 

Гриновский флот

 

Я столько за тобой слал кораблей,
Что небо захлебнулось парусами.
У горизонта на десятки лье
Мой белый флот в дневном пространстве замер.

 

Ветрила млели в небе день-деньской…
Лишь к вечеру темнеть полотна стали.
И чёрный флот, проплыв над головой,
Тебя искать в иные мчится дали.

 

Но в час, когда медвяный крепок сон
И грёзами усеян сумрак пышно,
Тревожа отраженье мачт веслом,
Я за тобой на берег шлюпку вышлю.

 

И чайки над заливом воспарят,
И лёгкий бриз губами тронет кожу,
И в паруса попавшая заря
О наших чувствах ало сказку сложит.

 

 

Стихи, как дети

 

Стихи, как дети. Чем они взрослей,
Тем ближе, тем любимей, тем дороже.
Моя в них крепкость духа и костей,
И сперма чувств, клокочущих под кожей.

 

Одни из них умрут в расцвете лет,
Иные будут метить в аксакалы.
Пока живы стихи – живёт поэт.
А восемь вечных строк – не так уж мало.

 

Пусть время прах мой трижды перетрёт,
А все останки разбазарит ветер,
Но кровь моя в стихах моих течёт,
В моих стихах, в моих живучих детях.

 

 

Чёрная Виктория

 

Ком катит горлом, а пламя свечи,
Став на колени, молитву читает…
Пей это варево, пей и молчи
О пополнении в ангельской стае.

 

Сердце скулит, протекают глаза…
Видно с людским у тебя всё в порядке.
Пей это варево, пей его за
Девочек, спящих в горящих кроватках.

 

Кто же ответит и кто воскресит
То, что ещё не любилось, не пелось…
Чёрное небо над морем висит…
Чёрным по чёрному дождь моросит…
В сердце тоска слишком чёрная въелась…

 

 

Начало сентября

 

Шаг осени пока ещё пуглив,
Небросок, ненавязчив, осторожен.
Но признаки вечерней первой дрожи
Я с каждым днём всё чаще находил.

 

Природы тело пахнет тишиной...
Хотя до позолоты две недели,
Но где-то в кронах ждут свой час метели,
Чтоб желтизною вспыхнуть неземной.

 

Всё ближе время облачных седин,
Дождей стожильных, клиньев вбитых в небо,
Озёр остывших, где последний лебедь
Описывал бы зыбкие круги.

 

Но я не стану осень торопить…
Сейчас природа пахнет тишиною.
Начало сентября. И надо мною
Такое небо, что нельзя забыть.

 

 

Как сладко быть в тебе

 

Пусть мир многоязычный будет нем:
Беззвучен, бесшуршав и безгортанен...
Любимая, я всё отдам взамен
За строчку учащённого дыханья.

 

Пусть блекнут краски, пусть тускнеет свет…
Есть только ты, а прочее неважно.
Любимая, губами силуэт
Рисую твой, смешав тепло и влажность.

 

И ночь, и день, и снова ночь и день
Одной тобой живу, дышу и брежу.
Любимая, как сладко быть в тебе,
Подпитывая лаской страсть и нежность.

 

 

Осеннее

 

Краски рассвета и краски заката
Осень сумела свести воедино,
Чтоб желтизною айвовой цукатной
Выкрасить листья, добавив кармина.

 

Красным, оранжевым, бурым, медовым,
Сотней нюансов и сотней оттенков
Осень стремилась раскрасить портовый
Город и пригород, крыши и стены.

 

Мир канифолевый, мир золочёный
Переплелись, дополняя друг друга.
И по брусчатке, в том веке мощёной,
Ветер проносит из листьев хоругви.

 

Ширилась осень, звала, разрасталась
Неудержимо, объёмно, вулканно.
И на мгновение всем показалось –
Это надолго, на постоянно.

 

 

Этюд грусти

 

Свернув гастроли, бархатный сезон
Уходит за осенние кулисы,
Где, радуясь своей окраске лисьей,
В янтарь природы город погружён.

 

На дальнем пляже нынче ни души.
Закончилось нашествие народов.
Лишь волны хором из морской глуши
Пригнали пену сероводорода.

 

Как близок мне осенний этот мир.
И чем-то я сродни одесским пляжам.
Присев у кромки, нежно волны глажу,
Седых кудрей набрав у них взаймы.

 

 

* * *

 

Боль лазейку нашла и пристроилась грустью во взгляде…
(но на эту наживку совсем перестали клевать).
Я ничейный теперь. Я былым подчистую раскраден.
Кроме нескольких строк, в общем даже и нечего взять.

 

И хоть я на мели, но такое порою сварганю,
Что, читая мой стих, ты заметишь как слюнки текут.
Я за творческий дар столько выложил жизненной дани…
(но об этом молчок, потому что, опять упекут).

 

 

Сквозь кутерьму неразберих

 

Сквозь кутерьму неразберих
По-детски, шатко, бестолково
В меня протискивалось слово,
Чтоб место застолбить под стих.

 

Шло зло, настырно, наобум
В утробу звукового теста,
Чтоб выпечкою стать с подтекстом,
Пройдя процесс в горячем лбу.

 

И был бессилен анальгин,
И боль была неугомонна,
Когда, вовсю круша кингстоны,
Сквозь поры стих в меня входил.

 

 

___________________
© Евгений Голубенко

 

 


Ключевые теги: лирика; поэт. цикл
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • С ЛЮБОВЬЮ БЕССМЕРТНОГО СЕРДЦА !
  • Владу Клёну
  • Стареющий август
  • Краткость - сестра...


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Август 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    23 августа 2019
    ХОЛОКОСТ

    Новости Союза:

    Сегодня, 00:36
    С Днём шахтёра!
         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.