Перемены выставили цены

Владимир Спектор

Перемены выставили цены

 

* * *
Абрикосов золотой запас
Съеден. Лишь остатки — вон, в пыли.
А остатки времени сейчас 
Делятся на дни и на рубли.


Присмотрись — виднеется сквозь прах
Абрикосовый нектар и цвет.
И сгорает на моих кострах
Золотой запас угасших лет.

 

* * *
С прошедшим временем вагоны
Стоят, готовые к разгрузке.
Летает ангел полусонный
Вблизи ворот, незримо узких.
 
Там, у ворот, вагонам тесно,
И время прошлое клубится...
Всё было честно и нечестно,
Сквозь правду проступают лица.
 
Всё было медленно к несчастью,
Со скрипом открывались двери.
Власть времени и время власти,
Учили верить и не верить,
 
И привыкать к потерям тоже -
Друзей, что трудно и не трудно.
До одурения, до дрожи,
Себя теряя безрассудно,
 
Терпеть, и праздничные даты
Хранить, как бабочку в ладони,
Чтобы когда-нибудь, когда-то
Найти их в грузовом вагоне.
 
Найти всё то, что потерялось,
Неосязаемою тенью...
А что осталось? Просто малость -
Любовь и ангельское пенье.

 

* * *
«...не жизнь, а сплошной КВН»
из разговора


Переостроумничать друг друга
Где-то в миллиметре от испуга,
Так, что страх — на кончике пера.
Так, что слово становилось красным,

(обжигающим, но безопасным) -
Вот такой была порой игра.

Изменилось время и мотивы,
Где слова по-прежнему красивы,

Но уже красны не как тогда…
Перемены выставили цены,
И хохочут, не краснея, сцены
Где-то в миллиметре от стыда.

 

* * *
Двойные стандарты. А, может, тройные…
И даже не прячется фига в карман.
Враньё — как экзема. Как жизнь — аллергия.
И кажется, тот, кто не пьян, всё же пьян.


А если не пьян, то считает нетрезвым
Тебя и меня, всех, кто слышит враньё…
По сердцу стеклянному будто железом
Ведут и ведут, и долдонят своё…

 

* * *
Никого по отдельности нет.
Все впрессованы в родственный лёд –
И повенчанный с ночью рассвет,
И закат, давший ночи развод.


Лёд, случается, тает порой,
Обнажая греховность обид.
Вновь скрепляет всё только любовь,
Даже тем, что внезапно молчит.

 

 *  *  *
Мама обожала мелодрамы,
«Жизненные фильмы» - говорила,
Пересказывала их упрямо,
Поучая на примере «мыла».
Что там нынче смотрит «баба Женя»,
Зная, что гроза не миновала?
Жизни поднебесной отраженье,
Где войною стали сериалы?
В облаке, как в кресле, засыпая,
Облетая горести по краю...
 
Мамины послания из рая
Понимаю и не понимаю.
 

*  *  *
О том же – другими словами.
Но кровь не меняет свой цвет.
Всё то же – теперь уже с нами,
Сквозь память растоптанных лет.
 
Растоптанных, взорванных, сбитых
На взлёте. И всё – как всегда...
И кровью стекает с гранита
Совсем не случайно звезда.

   *  *  *
Среди забытых басен и былин,
Среди небрежно отзвучавших песен,
Не раб, по сути, и не господин,
Но, может быть, кому-то интересен.
 
Возможно, интересен тем, что жив,
Что в памяти – прошедших дней отрава.
А прошлый снег, следы припорошив,
Идёт, как кот, налево и направо...
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.