Иные сады за облаками…

Светлана Панина

Иные сады за облаками…

 

***

Зависеть от погоды и строки,

от твоего похмелья и давленья...

Просить благословленья у Луки,

И знать, что не утоплены щенки,

и под навесом прячутся в поленьях.

Под золотом берёзовым кювет

нам намекает - неизбежность рядом,

что кутает остаток твоих лет

дождём, снегами, маревом и градом.

Придавит наготой ненастья стынь,

а день добьёт рябиновою дробью.

и нет любви, а журавлиный клин

под пологом с Исетью, Волгой, Обью.

 

***

Уйдёшь, останешься в подкорке,

другой не нужно мне любви.

Кусты нуждаются в подпорке,

в оттаявшей песчаной горке

полощут крылья воробьи.

Клюёт снежинки кран подъёмный,

рябина выглядит метлой.

На теплотрассе пёс бездомный

нашёл ночлег довольно скромный,

тоскливо, снова выходной.

А гордый пёс, не попрошайка,

хвостом благодарит за кость.

В его крови и волк, и лайка,

в моей, забывший небо дождь.

И у природы в марте линька,

и ты опомнишься весной.

А в небесах пропала синька.

как нужен выход запасной…

 

***

Одиночество пахнет собакой.

Полночь полнится пульсом двоих.

Тот - что реже у ног тихой сапой,

тот - что чаще разлит на троих.

Одиночество вьётся позёмкой

По тропе, а сейчас по спине.

Одиночество с острою кромкой

и в твоём загостилось окне.

***

 

Собака снится- то к друзьям,

разменная монета - к ссорам.

Мне снилась яма по краям,

пообнесённая забором.

Чуть в стороне тропа, скамья,

старик газету расстилает.

Чекушка, рюмка и кутья,

старик крестится, причитает.

А я на тонкой ветке с краю –

сижу и перья расправляю,

и яма дышит за забором.

Прозрачным, мальчиковым хором

озвучен был тот странный сон.

Скамья вдруг вырастает в трон,

и пропадают звук, забор, тропа,

и я уже не птица.

А яма выгнулась в бугор,

и на бугре сирень кустится.

 

***

Ничего не отвечай

вечер с прищуром мудрёным.

Ты дела свои латай,

протекает неба край,

тот, что рядом с залом тронным.

Не подняться на крыльцо,

лай дворняги неуёмный.

И летят перчатки с клёна.

прямо осени в лицо.

 

***

Сгоришь, как спятившая шишка,

где женщине занять ума,

где водятся его излишки.

Вот яшма - кубарем с холма…

Катунь её к порогу катит.

Фундамент ярок и коряв,

его правнукам внуков хватит.

А чувства дрессируют нрав.

Ты только подари надежду

и обмани, как прежде. Ложь

теплей мохеровой одежды,

что с невесомости возьмёшь.

Звезды погибшей, через вечность,

свет виден до сих пор с земли.

И чинит крышу человечность,

и заливает бессердечность,

остатки чьей-то нелюбви…

Ты, только, вспомни, обмани…

И на луну не стоит выть.

Там – за единственной печатью,

- Всё то, что нужно пережить

и то, что приведёт к распятью.

 

***

Говорили днём,

спорили вечером

о том, о сём…

Снег.

Снег.

(Делать ему нечего)

Так и живём.

Убывает луна.

- Очки,

осторожно.

- Хочешь вина?

- Можно…

 

***

Мешки под глазами

- экспромт ночи.

Цветы под часами

- смешно очень.

Украсишь ненастье

своей шубой.

Наверное, к счастью

искрят трубы.

Нет рядом – воды,

не ешь руками.

Иные сады

за облаками…

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.