СЕРДЦЕСТРЕМИТЕЛЬНЫЙ ПУТЬ

 

Галина

АКИМОВА

 

 

Целуемся 

в метро

 

Места есть на планете, 

Где тихо и светло. 

А мы с тобой как дети, 

Целуемся в метро. 

 

Да, кажется, нелепо, 

И, видимо, смешно – 

Два взрослых человека, 

Знакомые давно. 

 

Художник-провокатор, 

Отъявленный Дали – 

Ползущий эскалатор 

На глубине земли. 

 

И добрый сюр, и вечный, 

И щурится хитро. 

И мы с тобой беспечно 

Целуемся в метро. 

 

Захваченные в сети, 

Зажатые в тиски, 

Мы, как нигде на свете, 

Безвыходно-близки. 

 

Чужие спины, плечи, 

И каждый – о себе. 

И вправду, скрыться легче 

От глаз толпы – в толпе. 

 

Пускай давно не ново, 

Пускай как мир, старо – 

Мы снова, снова, снова 

Целуемся в метро… 

 

…Распахнутые вены 

Разъятой пустоты. 

И мраморные стены 

С прожилками воды…

 

 

 

ГОРОД

 

Отъехал автобус. 

Сменился пейзаж. 

О, как же недолго твой город был наш... 

И вот опустел. 

Но заметишь ли ты, 

Как города то?тчас поникли черты? 

 

Как улицы стали длинней и скучней, 

И птицы слетели со всех площадей, 

Осыпались краски кричащих витрин, 

И ты в этом городе житель один. 

 

А я обживаю поля за окном... 

И надо бы думать о чем-то другом – 

О хлебе насущном и срочных делах. 

Пытаться держать себя в слабых руках. 

 

Но город дождём размывает мой путь, 

С отчаянной силой надеясь вернуть. 

Включает камней потаённый магнит, 

Тоской колокольной вдогонку звонит, 

Взрывает стекляшки в цветном витраже... 

 

Твой город меня не отпустит уже. 

Завяжутся в узел дороги, мосты. 

Твой город меня не отпустит. 

А ты?

 

 

 

Милые бабочки

 

Вот они – под стеклом, на иголочках.
 Под замочек надёжно упрятаны,
 По ранжиру и рангу приколоты,
 И одна живописней другой.

 

Вот они – наши чудные бабочки,
 Жить мешавшие, спать не дававшие,
 Трепыхавшиеся добросовестно –
 Обрели долгожданный покой.

 

Сколько раз я лицо твоё видела,
 Искажённое спазмами нежности –
 Это милые добрые бабочки
 Изводили тебя изнутри.

 

Сколько раз в пароксизме отчаяния
 Этих бабочек я ненавидела ,
 Заставлявших дышать по-весеннему,
 Бередивших мои ноябри.

 

Махаоны и просто капустницы,
 И павлиньи глаза сумасшедшие,
 И ночные – смешные и странные…
 Надоело мне быть крепостной.

 

Вот они – под стеклом, на иголочках.
 Не грусти, не рыдай слишком жалобно –
 Ты еще возродишь милых бабочек.
 Но уже не со мной, не со мной… 

 

 

 

КРЫЛЬЯ

 

Что ваши крылья? Проели всю плешь мне 

Крылья, моря, корабли. 

Кто-то найдётся отчаянно-нежный 

И оторвёт от земли. 

 

Что ваши крылья? – Потрёпанный образ 

В прочих отсутствие слов. 

Кто-то найдётся и пошлости пропасть 

Светом зальёт до краёв. 

 

Будет неистовый ветер попутный 

Жадно ласкать паруса. 

Будут врываться в кромешные будни 

Ангельские голоса. 

 

Будет он Шелковым, будет он Млечным, 

Но не изменится суть – 

Межгалактический, межчеловечий 

Сердцестремительный путь. 

 

В заданных контурах книжки-раскраски, 

В контуре ткущихся дней 

Что наши крылья? – Любимая сказка 

Взрослых уставших детей.

 

 

 

* * *

 

Он всегда заступался, ограждал, утешал.
 Почему же сломался, обмелел, обветшал?
 Сам нарушил уставы всех своих же твердынь.
 И рвануться заставил в предрассветную стынь.

 

Слишком раннее утро, еле брезжит рассвет,
 И поверить нетрудно в то, что города нет.
 Будто – жалок, непрочен, как бумажный протез.
 А сегодняшней ночью абсолютно исчез.
 А сегодняшней ночью город стал ни при чём.
 И рассыпался в клочья у меня за плечом.

 

И шальной самозванец, но смелее в разы –
 Хлещет дикий багрянец виноградной лозы.
 Ни границ, ни законов для неё больше нет.
 Вместо стен и балконов – динозавра скелет.

 

Ни огней светофоров, ни трамвайных шутих...
 Город сам стал изгоем в подворотнях своих.

 

А я жду – он вернётся, защитит. Ведь не зря
 Кто-то тихо крадётся за спиной у меня.
 И вздыхает негромко…
 Оглянулась назад –
 Но за мною вдогонку только листья шуршат…

 

 ___________________
 © Галина Акимова

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.