ГОРОДСКАЯ ПАСТОРАЛЬ

 

Константин

ВАСИЛЬЧЕНКО

  

ГОРОДСКАЯ ПАСТОРАЛЬ

 

Облака присыпала
Солнечная пыль,
В чаше неба купола –
Полуденный штиль.

 

Небоскребы маются,
Тыкаясь в зенит,
Ветерок за платьице
Осень теребит.

 

Городская, жаркая
Гаснет пастораль.
Сапогами шаркая,
День уходит. Жаль...

 

 

* * *

 

Целуй же меня, мой блеф,
Ладонью коснись груди!
Сомненьями переболев,
Я снова в пути. Входи!
Части дыханье мое
И каждому стону верь,
Вонзая свое копье,
Ломись в открытую дверь.
До дрожи, до немоты
Тюрьмы пуританских догм,
Я, верно, сгорю – но ты
Извечный исполни долг!
По капле пожар залей
И будь всегда на коне,
Пока искуситель Змей
Ползет по моей спине.

 

 

* * *

 

Достану я из сундучка
Новорожденный стих,
Под колыбельную сверчка
Он в сундучке притих.
Поправив галстук и берет,
Он нарисует мир,
Глазами сотен тысяч лет
Зачитанный до дыр.

 

А, может быть, расскажет он
Про шепот тишины,
Про инь и ян, про явь и сон
За пазухой весны…
А за окном – ночной артист,
Потворствуя мечте –
Закружит вальс осенний лист,
И сгинет в пустоте.

 

 

* * *

 

Под вечер день уйдет походкой шаткой,
Собрав свои пожитки, от меня.
А поутру мы станем наслаждаться
Скупым итогом прожитого дня:

 

Я – и мои таинственные тени
Различных ипостасей и грехов,
Ошибок, преступлений поколений,
И кем-то не оплаченных долгов.

 

Мне в резюме, заверенное небом,
Еще вписать стихами предстоит,
Что я доволен испеченным хлебом,
Взамен переживаний и обид.

 

С восходом солнца новый день настанет
В претензиях незавершенных дел.
И кто-то вдруг с акцентом иностранным
Задаст вопрос: "А ты чего хотел?.."

 

 

О ПОЛЬЗЕ ТИШИНЫ

 

После смены ночной
Возвращаюсь домой,
Одержимый желанием выспаться.
Но садовник-садист,
Словно мотоциклист,
Режет ухо бараньими ножницами.
Он газует с утра,
И не важно, кто прав
В этом споре тиши с очумелостью.
Я пытаюсь уснуть,
Но нелепая жуть
Портит сна наступление трудное...

 

...И сердца стук, как цокот метронома,
И разлагается вокруг бином Ньютона,
Штаны стирает мистик-Пифагор,
Венера маринует патиссоны,
На Кольский полуостров отдыхать
С Кобзоном едет горьковская "Мать".

 

В Чугуеве задержаны вагоны,
А в них – коробки, содержимым полны -
Немецкой контрабандной колбасой.
Массоны из массажного салона
Выходят на простор речной волны,
И пьяный Фрейд рассказывает сны.

 

Я – снайпер. Опершись на подоконник,
Прицеливаюсь. Падает садовник.
И в мире наступает тишина.
И – к черту все... Пошло оно всё на...

 

________________

© К.Васильченко

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.