Нет, пусть в стихах звучат изысканные речи!

Ода эдельвейсу

На божий свет пробился эдельвейс,
Наивен, беззащитен, слаб и кроток,
Над пропастью, судьбе наперевес,
Дерзнул прижиться, ибо век короток.

Юнец не задавал себе вопрос,
Кто верх одержит: Время или Случай?
Кусок скалы, природой не всерьёз,
Был укреплён, и мог сорваться с кручи,

Ведь трещина уже была пуста…
Как он висел, известно только Богу!?
У бездны нет надгробного креста –
В один конец бесследная дорога.

О, мой цветок, ты полон свежих сил,
Пока тебя ласкает нежно ветер,
Июньский день надеждой осенил ...
Цвети, мой друг, изящнейший на свете.

Скорей расти, и отцветай скорей,
Потомство дай на безопасном месте,
Сверши свой подвиг и утешь людей,
Во имя жизни будущей и чести!

Октябрь, 2006



« Привал»

Уходит день, как ускользает враг,
Дорога на Кабул сегодня наша.
Закат в ущелье, будто алый флаг,
Скорей, кровищи пролитая чаша.

И пульс в висках ещё чеканит шаг,
Привал - лишь время мнимого покоя,
Как волчья стая, с кровью, натощак,
Зализываем раны после боя.

Секунды маршируют по мозгам,
Но сухпайками напихав желудки,
Уже во сне бормочет «мелюзга» -
Ей ад войны короче стал на сутки.

Окурок тлеет, что бикфордов шнур,
Во рту сгорая ровно в три затяжки,
А в голове моей: то мысленный сумбур,
То пустота, как в пересохшей фляжке.

Наш взводный вновь над картою сидит,
Все курит, измотался за неделю,
Трофейный кофе пьет, сбивая аппетит.
Сорваться может: нервы на пределе.

Я к старшине пойду, возьму поесть,
Пускай мужик хоть перекусит малость:
- Товарищ лейтенант, тушенка есть,
Полбанки, правда, больше не осталось.
.
Саперы передали пять галет,
И три кусочка сахара для кофе...
Туманный взгляд он кинет на обед,
Как крест, несущий к пагубной Голгофе.

Его глаза уткнутся в колею,
Оставленную бронетранспортером,
Вдогонку слышу: «С сахаром не пью,
Вернись и отнеси его саперам!».

Я не вернусь, не выполню приказ,
А наземь упаду, глаза закрою,
И овладеет мной мой тихий час -
Солдатский проблеск мнимого покоя.

23 февраля, 2005 г.


«Июньский луч»
Костенко Кристине


Приходит с неба твой июнь
Дождями, сыростью одежды.
Мокры глаза? - Ты просто плюнь!
Пусть снизойдут к тебе надежды!

Лишь солнце выйдет из-за туч,
Всё высушит: и зонт, и слезы,
Гляди, уже пробился луч, -
Шалит у солнца сын белёсый!

Пусть детской, тёплою рукой,
С небес щекочет он просторы,
И семицветною дугой,
Накрыв смеющиеся горы,

К тебе идёт, встречай его –
Ты, будешь радостна, как прежде!
Частицу сердца твоего,
Пускай согреет луч надежды!

Июнь, 2005.


«Дожди»


Убиваясь, рыдают дожди
Разводя листопадную слякоть…
Только, тщетно кричать: «Подожди» –
Мертвой осени. Легче отплакать,

Пережить, отболеть, отстрадать,
Дань отдать уходящему году.
Ой, ли! Станет нам всем благодать,
От слезливой не к месту погоды?!

Без сапог и зонта не пройти –
Хлябь разверзлась, раскисли дороги,
У зимы дождь стеной на пути
И январь обивает пороги!


 Декабрь,2008

 

 

«Хочу в деревню»

Снова канут строчки о любви
В Лету неприкаянного текста.
Ты меня в деревню позови –
Мало в городской квартире места!

Давят стены скукой бытовой,
Не идёт строка – ищу причину,
«Каша» в голове – хоть волком вой,
Утопаю в городской пучине.

Мне б забыться в сладости садов,
Погрузиться в запах бани русской,
Чтоб топор кряхтел над кучей дров,
И огонь плясал в печурке узкой.

Чтоб колодец ласково скулил
Сиплой деревенскою шарманкой.
Мне б живой водой, с избытком сил,
Окатиться с ходу из лоханки.

И в гамак с тетрадкою своей,
Tet-a-tet с природой всей душою,
Окунуться в шёпот тополей -
В омут деревенского покоя.


Я упьюсь душевной чистотой,
Жажда мне не даст остановиться,
В голове, звенящей высотой,
В синеву взлетающие птицы…

Склею крылья из черновиков,
Чтобы к Музе воспарить в потоках…
Забери меня в деревню от грехов,
Я увязну в городских пороках.

Март, 2006.

«Ночной дождь»


Глаз луны, как будто полусонный,
Прячется за веки облаков.
Ночь ползёт удушливой и томной,
С монотонной флейтою сверчков.

Вдруг проворный дождь пролез украдкой,
Сквозь небесные владения луны,
Ласково лизнул мою палатку,
Потрепав макушку у сосны,

Свежих сил прибавил пыльным травам,
И как поп кропилом, не спеша,
Брызгал на соседские дубравы,
С пением пройдясь по камышам.

Пузырьками поиграл на речке,
Понял – оставаться не резон,
И удрал куда-то в бесконечность,
Молнией порезав горизонт!

Август, 2006


« Без тебя Т...»

Без тебя неуютна постель,
Гадким кажется утренний кофе,
За окном бьет слезою капель
О карнизный, жестянчатый профиль.

Стонет осень тоске в унисон,
Метрономно - измученным звуком.
Без тебя только стрелки часов,
Помогают бороться с разлукой.

Без тебя душит дым сигарет,
В кавалькаде окурков бессчетных,
День бесплодный, сошедший на нет,
Календарным крестом перечеркнут.


Декабрь, 2005.


«Монолог читателя»

«...Если вдруг в стихотворенье речь становится невнятна
Присмотреться стихотворцу и полезно и приятно:
Увидав свою ошибку, он попятится обратно...»
Шота Руставели

Невольно, жертвой стал, бессмысленного текста,
Пустых, рифмованных, хитросплетенных фраз.
И пусть в лингвистике не взял я «Эвереста», –
Но не приемлю синтаксический маразм!

Мне жаль поэта, что не знает чувства меры,
Блудит в эпитетах, и к сути не учтив,
Несёт, смесь ахинеи и химеры,
Надменно думая: «Как Я красноречив!»

Вот фразы рваные истерзанно зависли,
Несвязность их противоречит естеству.
В его одной строфе сто двадцать мыслей –
И как на грех, нет ни одной по существу.

Он праздно думает, что стал ступенью выше,
Над бледной серостью читательских умов,
Ему плевать, что психбольницей дышит,
То смыслоблудие в изысканности слов.

Нет, пусть звучат в стихах изысканные речи,
Искусство слова пусть всегда ласкает слух,
Да были бы в них мысли человечьи,
И лаконичный бы парил над ними дух!

Но если автор сам не понял изреченье,
И, изощряясь, лишь насилует строку –
Его мозги нуждаются в лечении,
А я, при чтении, свои поберегу!

О, заблужденье, что читатель примитивен,
Что интеллекта в нём – на «мыльный сериал»,
Я стану дважды сам себе противен,
За то, что чушь прочёл, и время потерял!

Ноябрь, 2005


«Каюсь, грешен»

Стою один в немеющей глуши,
От жизни праздной требуя отчёта,
Разгульный ветер треплет камыши
Реки заблудшей, «на рогах у чёрта».

К чему я здесь, зачем мне тишина,
Чтоб в скверне мыслей утопать всецело?
О, как ничтожна жизнь, и как грешна,
Когда стоишь у Бога под прицелом!

Несет судьбу течением реки,
Ломая, разбивает о пороги...
Не ровен час, Бог взыщет за грехи -
Не хочется под старость быть убогим!

Ноябрь, 2006.


«Беда»

Что мне ждать от кого-то помощи?
Сколько вынес я на горбу!
Наступают года, как полчища,
Только мне ли роптать на судьбу?

Мне - десантнику войска Маргелова,
Мне ли корчиться от беды,
Мне бы неба кусок ошалелого,
Чтоб плевать на беду с высоты!

Мне б у Бога времечка ссудного,
Взять взаймы: пусть продлит мне года!
Мне б дружка своего шалопутного,
И вдвоем нам беда - не беда!
Январь, 2005.


«Псковские зарисовки»

В тумане дачные пруды,
Под утро тянут на зевоту,
И яблонь тяжкие плоды,
Уже ветвями чертят воду.

Еще не слышен птичий гам,
И льется дух полыни горькой,
И комариный балаган,
Притих, едва приметив зорьку.

И камышинка над водой,
Пригнулась с дуновеньем ветра,
Чтоб август с рыжей бородой,
Пришёл с востока в час рассвета.

Август, 2006.


«Белые ночи Санкт-Петербурга»

Непокорное солнце подкатится к северу,
Издеваясь над стрелкой наивного компаса.
Ленинградскую ночь перламутрово-серую,
Подрумянив дежурную лампой из космоса.

Не сомкнет Петербург глаз в течение месяца,
Коль светило не спит и целуется с Ладогой,
И с Самсоном златым Питергофскую лестницу
Акварелью зальет полуночная радуга.

Пусть на Аничков мост, где ретивые лошади,
С юга тени прилипнут пунцовыми пятнами,
Чтоб вдоль сонной Невы, парки, скверы и площади,
Вместе с львами зевали, с тоской непонятною…

 Июнь, 2006

<!-- /6e08cda57ac4e0c5458606b7fe228711 --> <!-- /b37f25f0fcf7c4f8531633c0831d6017 --> <!-- /b7a128a91f2bca7a84b06d9a63f32e70 --> <!-- /dc51a56c7afc9c37acad762030e4c83f -->

Комментарии 2

DizDizDiz
DizDizDiz от 21 июля 2010 01:08
хорошие стихи
Стихи замечательные, искренние.  С уважением А. Евсюкова.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.