Мой отец не домчался до Праги

Отцу

Мой отец погиб смертью храбрых под Прагой 8 мая 1945 года (танкист, старший лейтенант - сгорел в танке). А я всё надеялась, ждала, уповая на чудо - вдруг ошиблись, вдруг без вести пропал и неожиданно вернётся...

Как горько я страдала без отца,
С которым разлучила нас война…
И не было мечтам моим конца…
А вдруг!.. А вдруг я вовсе не одна?

Когда сидеть я буду у окна –
Он, где-то там, и явится – едва
Во мгле мелькнет волшебница-луна,
Зашелестит загадочно листва…

Услышу я шаги вдруг у дверей
И стук взволнованного сердца – Ох,
Я жду уже давно. … Приди, скорей!
И пусть поднимется переполох!

Пусть видят все, что жив отец! А я
Прижмусь к его груди, закрыв глаза,
Чтоб слезы спрятать. … Ведь и у меня
Отец живой! ... И плакать мне нельзя.

Но спряталась за облаком луна,
И ветерок затих, и тишина
Окутала сознанье… Я – одна…
Не возвратила мне отца война…
15.04.2002г.

 

 

Это было восьмого мая

 Это было восьмого мая:
 Там – на подступах к Праге отец,
 Чёрных воронов проклиная,
 Верил – вот, наступит конец
 Мракобесью фашисткой стаи
 В этой, дикой, жестокой войне,
 И, конечно же, день настанет,
 Когда орды исчезнут во мгле.

 Мой отец не домчался до Праги,
 Хоть осталось вёрст пять пролететь,
 И, казалось, застыла Влтава
 В ожиданье, когда сгинет смерть.
 К Праге русские танки мчались,
 Поражая всю нечисть в пути;
 И стонала земля от печали:
 «Как сынов своих верных спасти?»

 Мой отец не домчался до Праги –
 С экипажем сгорел в пути,
 Подорвавшись на мине вражьей, –
 Не успела земля спасти.
 О, как долго она рыдала
 Над телами погибших сынов,
 И со жгучею скорбью Влтава
 Принимала те слёзы без слов.

 Ну, а те, кто в живых остался, 
 Разгромили фашизм навсегда,
 И над Прагою, и над  Рейхстагом
 Полыхнула свободы звезда.
 И сегодня над Влтавой прекрасной
 Тянут крылья свободы мосты.
 Знать, погибли бойцы не напрасно –
 Воплотились о мире мечты.

 30.08.2013 г.

  
  Ветеран

 Худенький, седенький, всё ещё бравый
 В кителе с планками, видно, солдат
 Шёл по Нахимова – города Славы, –
 И долгожданной он встрече был рад.

 Честь отдавал он всем памятным знакам,
 В камне застывших в истории дат.
 Он улыбался сквозь слёзы.  Однако,
 Боль выдавала в нём бездну утрат.

 Остановился у мемориала.
 Голову низко от скорби склонил
 Перед огнём – пережито немало.
 Спят вечным сном все, а он здесь – один…

 Долго смотрел затуманенным взором…
 Что мог увидеть седой ветеран?
 Иль отступленья мгновенье позора,
 Или себя, как от ран умирал?

 Или увидел он в миг откровенья
 Прежних друзей, что погибли в боях?
 Эх, ветеран, в этот день – в воскресенье –
 Ну, позабудь о былых временах!

 …………………………………………….

 Девушка, тронув за локоть солдата,
 Как-то серьёзно взглянула в глаза –
 Тихо спросила: «А где же награды?» –
 Снова невольно застыла слеза…

 Быстро смахнув он её незаметно,
 Голосом дрогнувшим сипло сказал:
 «Видно уже моя песенка спета…
 А ордена…? Я музею отдал…"
 ……………………………………….

 И замолчал… – слёзы в горле застыли –
 Горько ему, ведь ничто не забыто...
 Свору фашистскую… хоть и отбили… –
 Может, расскажете о пережитом? –
 ……………………………………….

 Долго рассказывать.… И … неохота
 Мне вспоминать; как был ранен – вдвойне.
 Быт на войне – это та же работа.
 Дело всё в этой проклятой войне…
 …………………………………………


 После неё целый год я валялся –
 Госпиталь долгим приютом мне стал.
 Ну, а потом по стране я скитался –
 Деток своих, и жену всё искал.

 Дом был разрушен, когда воротился.
 Где-то бесследно исчезла семья…
 Помню, я с горя ужасно напился –
 Мир навсегда опустел для меня…

 Где-то на катере, в ржавой каюте,
 Время какое-то жалко влачил.
 Позже… сынишка нашёлся в приюте,
 И, видел Бог, как я им дорожил…
 ………………………………………..

 Вот, как житуха меня прикрутила…
 Ну, и на что мне теперь ордена?
 ………………………………………
 ………………………………………..

 И сострадая, в порыве внезапном –
 Может, почувствовав боль и вину, –
 С грустью взглянула на ветерана
 И на мгновенье прильнула к нему.

 Нежно коснувшись щеки поцелуем,
 В миг сокровенный, едва ль не дыша,
 Ласково дедушке что-то шепнула.
 И… тут… оттаяла… деда душа(!)…

 Трепетно сжал её хрупкие плечи –
 Дескать, спасибо, родная, прости…
 Тихо пылает огонь в сердце, вечный…
 Что-то ещё… всех нас ждёт впереди…
 23.02.2006г.


 О войне невозможно забыть

 О войне невозможно забыть –
 Не стереть её жутких страниц.
 Перед монстром Европа вдруг ниц
 Преклонила колени, застыв…
 Дымной гарью объят был весь мир
 От летящих снарядов и бомб,
 И сказать не решался мир: «Стоп!»
 И молчал католический клир.
 Да и что он сказать миру мог?!
 Был с фашисткой ордой заодно –
 Настежь в ад дверь открыл и окно.
 И повис над Освенцимом смог.
 И Дахау, да и Бухенвальд
 Погрузились зловонием в ад.
 Всюду страх и руины, и смрад…
 Замер ангелов плачущий альт…
 Бабий Яр никому не забыть –
 Это память зловещих страниц.
 В голосах пролетающих птиц
 Стоны душ так легко уловить.
 Нет, не счесть всех пожарищ войны!
 Над Хатынью кричат голоса,
 К нашим душам взывая, к сердцам:
 «Здесь сгорели как свечи все мы»…

 Но советский народ превозмог
 Страх и боль, и потери в боях –
 На смерть бился на всех рубежах,
 И в страницах победы пролог
 Написал своей кровью, и мир
 Подарил всем народам. Он флаг
 Водрузил на фашистский Рейхстаг.
 Ну, а что ж говорит папский клир?! –
 Он и ныне интриги плетёт,
 Возводя на Россию хулу,
 И возносит Европе хвалу,
 Ненавидя славянский народ.
 Жаждет новых пожарищ войны
 Оголтелый проНАТОвский сброд,
 Притесняя славянский народ.
 Видно, чувствуют крах свой они.
 21.12.2010 г.

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.