Ослеплённый своей гениальностью

Николай Усеинов

Ослеплённый своей гениальностью


Может, выглянуть наружу?
Вдруг и там я тоже гений?
Марина Матвеева


Ослеплённый своей гениальностью,
Он ошибку в строке допустил,
И, своей замечательной данностью,
Он заметил ее и простил.

Сам себя – утомлённо-прекрасного,
«Н-2-О» – соль и сладость земли…
Как случилось – его, лучезарного,
Вдруг заметить, увы, не смогли?

Лунноликого и венценосного
Не увидели… – Мимо прошли.
Знайте, люди, вы много хорошего
Для души и для сердца б нашли.

Если б, только, смотрели внимательней, –
Не под ноги, а прямо и ввысь(!)
Рядом с вами поэт, знаменательный!
Тут он шёпот услышал: «Уймись! …»

Наш поэт – все столбцы Менделеева,
Вся палитра и краски земли.
Он цветок, он скала, он и дерево…--
Как заметить его не смогли?

Да, обо мне заговорят

Да, обо мне заговорят
В тысячелетье следующем! …
С великими я встану в ряд –
Я стану слов заведующим! …
Мечтания мне нравятся.
И, главное, я – убеждён,
На том, что Русь останется;
И на разборке всех времён,
В червонном свете пламени,
Полотна всех моих стихов
Сольются в Общем Знамени.

Придёт мой час

Придёт мой час, безумно-роковой,
Воспрянет дух от тягостного ига,
Под чьей-то нежно-ласковой рукой
Вдруг заговорит таинственная книга…

Услышу – то, что знал всегда,
Увижу – то, что дух всегда мой видел:
В одной упряжке – пару: «Нет!» и «Да!»,
В одних руках – спасение и гибель.

Узнаю, кто я – Царь, иль Бог,
Иль нищий, что с сумой под тыном,
Или – престол Твой, или – Твой порог…
Иль – был Тобой, назвавшись блудным сыном.

Иль – был и буду: небом и землёй,
Или – слезой, дрожащей на Твоих ресницах,
Или – Твоей улыбкой, и Твоей строкой,
Или – мечом, спасающим в карающей деснице.

И был я, буду, и сегодня – есть. –
Раскроется таинственная книга;
Придёт мой час, – придёт благая весть,
Воспрянет дух от … тягостного ига.

Боль

Каждое мгновенье – вместе,
Каждое мгновенье – врозь.
Боль – некстати, – неуместна,
Словно в сердце, острый гвоздь…

Всё судьбою-то – начертано. –
Здесь, сейчас! – И вдруг – опять,
Неизбывно-горькое?! …
Не бегут же – реки вспять…

В сумерках, вдруг, чувств, сердечных, –
Ярко вспыхнул образ твой;
В воплощении, извечном,
Проступает… вновь…, и вновь…


Он гений, может быть…

Он гений, может быть, возможно, нет, –
Что, собственно, не так уж важно –
А важно то, что он давно поэт.
Должны все знать об этом в доме каждом.

И в каждом чуме, сакле и в избе,
И даже в самых разных учрежденьях –
Все будут знать о непростой судьбе
Поэта, о его стремленьях.

И, может быть, планету назовут,
(Совсем уж, маленькую… ) – просто – « Усеинов»
Но, не в названии и не в планете суть –
Творил и жил России сын на Украине.

Он знал… Он верил, «Пуще» вопреки,
В союз славянский. – С Русью мы едины(!)
Мы – тот же берег у одной реки…
О, Русь, святая – рiдна Украiна!

Мы – соплеменники: в Исламе, во Христе –
Врятуймо ж, Землю, сонячну планету!
Распяты все мы вместе – на одном кресте.
Чем гуще тьма, тем ближе все, мы, к Свету.


Праздник лета

С неподражаемой отвагой,
На точных точечных весах
Шло расставанье с лишней влагой.
Дрожали тучи в небесах.

Прошитый каплями насквозь,
Я долго не терял надежду –
Стуча по мне и вкривь, и вкось,
Дождь вымочил мою одежду.

И было странно видеть тех,
Кто опоздал на праздник лета,
Кто опоздал на звонкий смех.
А быть сухим – быть на примете…

И, не взирая ни на что,
Брели по небу резво тучи.
И кто-то вдруг спросил: «За что?»
Ответили: «На всякий случай…»


День пришёл

Ранью гулкой, ещё не подраненной –
В тот момент, что ни свет – заря, –
Я проснулся вдруг в тихом отчаяньи,
Проворчав, как всегда: «Нет, не зря

Я один – на один с неизвестностью…»
Взглядом сонным, задев потолок,
По привычке начну с неизбежностью
Суеты беспокойный урок….

Робкий луч осторожно, с оглядкою,
То – вперёд проскользнёт, то – назад.
Он мечтает: «Вот, солнечной хваткою
Освещу что-нибудь невпопад!»

Отдыхают зелёные шторы.
В рамах окон двойное стекло.
Луч –
прорвался!
Бушуют узоры! –
Что так в комнате их привлекло?

Битв ночных утвердив разрушенья,
Смяв препоны укромных теней,
Свет врывается без приглашенья,
В предвкушении будущих дней.

Сколько воздуха в каждом движении!
А простор и высок, и широк;
И в моём неизбывном терпении –
Неизведанный новый урок…


Одинокий певец

Нет, не лучший я страж среди многих поэтов,
Стану лучшим поэтом среди сторожей.
Я живу хорошо – ни хвалы, ни наветов,
Ни, протравленных ядом, змеиным, ножей.

Ни друзей, ни врагов – только роскошь общения
С одиночеством звонким. Забытый в миру,
Отрешённо смотрящий, я слушаю пение
Птиц небесных на вечно поющем ветру.

И привижусь, неведомый, умным потомкам –
Я таким себя вижу в причудливом сне –
Очарованный странник, с клюкой и котомкой –
Одинокий певец во вселенском огне.


Сон


Не вспомнить сон, что в новолунье
Ушёл так глубоко.… И мне –
Отмечено в моей судьбе –
О нём подробности не знать.
Так было.… Будет так всегда? –
Мой сон прольётся как вода,

Оставив мне лишь ощущенье
Далёких смутных перемен,
Не оставляя мне взамен
Другой, хотя бы, равнозначный…
До полной буду ждать луны,
Не ведая своей вины,

Чтоб вновь войти в тот мир чужой,
Далёкий – близостью привычный…
Но, а пока я безразлично.
Слежу глазами по строке,
Изобличить, пытаясь лгунью….
Опять тот сон…, что в новолунье…
…………………………………………

Ушёл сквозь пальцы как вода…

И явь, и сон

И явь, и сон переплелись опять…
И – неизвестно – на каком я небе…
И времени поток сменил теченье вспять:
Я – на коленях, на воде, на хлебе…

И вновь шепчу молитвы небесам,
Увидев образ Твой в проёме тучи.
Забвенью все грехи предам я сам –
Ошибок боль меня любить научит…

И снова жизнь моя как белый лист,
Как поле вспаханное, жаждущее влаги.
И снова Бог мой – свят и чист –
Начертит знаки царственного мага.

И в непонятных тайных письменах
Дано увидеть мне грядущие мгновенья, –
Отряхивая с ног безумства прах,
Грядёт моё земное искупленье…


Нет края у конца

Я на папирусной повестке
Увижу знаки разных лет.
Знакомым почерком, в отместку,
Одновременно – «да» и «нет».

Пытаясь выведать секреты
У смерти, жизни – все, подряд…
Я выведал – своим декретом –
Что кто-то выписал наряд.

Я тороплюсь, я изнываю…
Финита рядом – у венца,
Дары привычно принимая.
Нет края, знаю, у конца.

Птица Гамаюн

Два.… Вот, пол-третего, три…
Почему-то, сегодня не спится…
Ты говори, говори,
Райская вещая птица.

Ты мне скажи – ты скажи –
Скоро ль уйдут все печали?
Две стороны у медали,
Сон у последней межи.

Птица – языческий Бог,
Что же, ты вдруг замолчала?
Истина, где? Между строк?
Правду ли ты мне сказала,

Что беспредельность дана,
Что приближаются сроки?
Всё получу, и… сполна!
Имя богини – Морока.

И, в завершенье пути,
И, в завершение круга,
Как же тебя мне найти,
Как же мне встретиться с другом?

И только во сне
Солнце выплывет из моря…
Елена Тишина

А солнце – из моря, а вечером – в море,
А в море есть остров, на острове – я.
И нет там дорог, нет машин, светофоров –
На Terra incognito – только земля.

Живу я на острове, в собственном чуме.
Быть может, в яранге, а может – в избе.
Здесь нет городского несносного шума.
Один я на острове – сам по себе.

Из моря – восходы, и в море – закаты,
Пронзительный ветер, – и так, каждый день.
От жизни такой позабудешь все даты…
Всей жизни мечта – побороть бы мне лень…

И, только во сне – фонари и проспекты;
И, только во сне – ну, чего только нет? –
Метро и трамваи, другие объекты,
Реклам обнажённый неоновый свет…

И,… только во сне вижу огненный остров,
И гол, и пустынен – лишь только земля,
Где жить невозможно, где жить очень просто –
Там море, и волны, и ветер, и – я…
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.