Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Самое сложное Поэзия |

Евгений СТЕПАНОВ 

Самое сложное

Стихи

 

 

Евгений Степанов — литератор, лингвист, издатель. Родился в Москве. Окончил факультет иностранных языков Тамбовского педагогического института и аспирантуру МГУ. Кандидат филологических наук. Стихи печатались в журналах «Урал», «Звезда», «Нева», «Дружба народов», «Арион», «Юность», «Интерпоэзия», «Новый берег», «Дон», «День и ночь», «Крещатик» и во многих других изданиях. Автор нескольких книг стихов, вышедших в России, США, Болгарии, Румынии. Живет в Москве и поселке Быково (Московская область). Главный редактор журнала «Дети Ра». Лауреат премии имени А. Дельвига.

 

 

 

      Поселок

 

и рана стихает, и снятся стихи.

и рано — надеюсь — еще на погост нам,

покуда в Быково поют петухи

и дятлы стучат по взлетающим соснам.

 

здесь время-улитка не слишком спешит.

здесь солнце-улыбка ласкает домишки.

и миф о всесилии денег смешит.

и падают звезды, как гулкие шишки.

 

 

Простая жизнь

 

правдивый, как зеркальщик Гурд,

болотистый быковский пруд

молчит, но копит силы — дремля.

и точно отражает время.

 

а сосны спешно рвутся ввысь,

во мне успешно прорастая.

а страсти как-то улеглись,

и наступила жизнь простая.

 

простая жизнь — земля и кров,

простая жизнь — любовь-морковь,

любовь. любовь. и дни тверезы.

простая жизнь — березы-розы.

 

Дачное

а ноша — нет, совсем не тяжкая.

пусть мой сюртук протерт до дыр,

как паровозик из Ромашкова,

смотрю восторженно на мир.

 

гудят шмели, порхают бабочки,

растет бессмертная трава.

и смерть грядущая — до лампочки.

и жизнь права.

 

 

                                           Homo dachnicus

 

в теплом домике невзрачном,

в томном месте стародачном,

позабыв Москву,

поклоняясь соснам-мачтам,

я — как встарь — живу.

 

здесь сороки-истерички

и послушницы синички.

счастье и печаль.

и чужие электрички

убегают вдаль.

 

здесь мой дом, точней, полдома.

здесь от века-костолома

скрыться не грешно.

я гляжу счастливый — homo

dachnicus — в окно.

 

 

***

 

как хорошо и радостно стареть,

не став схарченным сумрачным недугом,

и грань — почти прозрачную — стереть

между врагом и другом.

 

как хорошо, что чувственная связь

меж нами кончена и спит Эрато.

как хорошо идти, не торопясь,

и не бояться опоздать куда-то.

 

 

Памяти Игоря Северянина

 

я жив — лучами чувств влеком

иду по травам росным.

а дятел клювом-молотком

стучит по пьяным соснам.  

  

я жив — в нетленный сад иду.

здесь воля и раздолье.

калина красная в саду

не шепчет о юдоли.

 

я жив — пускай на полчаса,

на миг — мне симпатичны

и так понятны голоса

сорочьи и синичьи.

 

я жив — живу, как мне дано.

шагаю без оглядки.

не знаю будущего — но

сегодня все в порядке.

 

 

Диалог

 

— ничего не сохранить.

никого не удержать.

вещи — пшик, анахронизм.

тленны контуры держав.

 

— а любовь? она нетлен-

на — смотри — она во мне.

я — любя — встаю с колен.

и не гибну на войне.

 

 

Еще один диалог

 

— бей своих, чтобы чужие боялись;

бей чужих, чтобы свои боялись,

бей своих, чтобы свои боялись,

бей чужих, чтобы чужие боялись.

 

— нет, я не буду, мне нравится жить иначе,

нравится жить в лесу, на подмосковной даче,

но если ты нападешь — то получишь сдачи,

у меня в роду — индейцы апачи.

 

 

    ***

 

уходит жизнь — скользя.

все оказалось сложно.

нам вместе быть нельзя.

и порознь — невозможно.

 

уходит жизнь — но мне

не страшно над обрывом.

обняв тебя во сне —

я становлюсь счастливым.

 

 

 

Самое сложное

 

прости товарища и недруга,

постыдно — жить, других гнобя.

да и себя кошмарить не фига.

прости — себя.

 

прости себя — смешного, грешного,

тупого, странного на вид.

найди дитя в себе, утешь его —

и Б-г простит.

 

 

Свет-и-темень

 

простота и доходчивость дяди Гиляя.

чистота и улыбчивость Инны Гулая.

прямота и решительность группы «Гилея».

высота и пленительность с(н)ов Галилея.

 

и — какая-то жадная пасть Бармалея.

и — какая-то жалкая страсть дуралея.

ничего, это жизнь. и пока на земле я —

улыбаюсь, люблю — ни о чем не жалея.

 

 

Аутотренинг

 

неправедные речи — и — ожог.

отсутствие любви — ожог.

отсутствие любви — убийство.

 

я знаю, что я невиновен.

засну — хотя б на два часа.

не графомания — последнее лекарство.

 

последнее лекарство — я в жилетку

поплачу самому себе.

версификация сродни валокордину.

 

листок бумаги, карандаш, диван —

такой простой аутотренинг.

и — снова появляется надежда.

 

и снова появляется надежда.

и я старательно молюсь за тех,

кто погубить меня хотели.

 

я знаю: мы — единый организм.

а проявление агрессии — маразм.

и надо жить во что бы то ни стало.

 

и снова появляется надежда.

и вера в справедливость. и любовь

не исчезает навсегда из жизни.

 

                                      Оруэлл неотменимый

 

и увижу опять супостата я,

и пройдет супостат между струй.

и какая-то фря вороватая

будет пальцем грозить: не воруй!

 

и какая-то шишка вельможная

скажет: братка, отдай-ка жилье!

и щемящая пыль придорожная

на лицо тихо ляжет мое.

 

ничего. не кутузка — изгнание.

я пойду в чужедальную даль.

и — пройдя через боль-и-страдание —

я найду — я надеюсь — Грааль…

 

 

Потому что

 

много грязи, много пота,

много граждан в серой робе.

потому что жизнь — работа,

а не хобби.

 

много чада, много бреда.

но я все-таки не ною.

потому что жизнь — победа

над собою.

 

потому что опыт Феба

мне милей, чем ропот плача.

потому что много неба,

потому что жизнь — удача.

 

даже если неудача.

 

 

Правда жизни

 

значит, время пришло, подоспело.

я теперь стал слабей и — нежней.

я хотел бы, чтоб ты не хотела

испариться из жизни моей.

 

я, конечно, седой и сутулый,

но имею кирпичный вигвам.

я зарыл золотишко под Тулой,

я тебе все до грамма отдам.

 

стал намного, намного короче

путь до финиша. и потому

в эти зябкие зимние ночи

нежелательно быть одному.

 

 

Forever

 

за все — неизбывное danke.

я был наверху и на дне.

на шконке и в мутной загранке

я знал: ты со мною — во мне.

 

меня убивали подонки,

но гибель прошла стороной.

в загранке, на пепельной шконке

я знал: ты пребудешь со мной.

 

я знал: ты со мною до гроба,

до гроба и после него.

а больше — замечу особо —

я знать не желал ничего.

 

и — жизнь пролетела, как Юра

Гагарин над твердью земной.

пусть небо насупилось хмуро,

forever ты вместе со мной.

 

 

Пассажир

 

пассажиром пепелаца

отправляюсь в дальний путь.

что осталось? попрощаться.

и вздохнуть.

 

скажут: прожил жизнь паяца,

у чинуш был не в чести.

что осталось? попрощаться

и сказать: прости.

 

 

 http://magazines.russ.ru/ural/2016/10/samoe-slozhnoe.html

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Вы мне богиней показались
  • Творческий вечер в Доме ученых (Харьков)
  • Вышла в свет новая книга писателя Платона Беседина
  • Женщина в возрасте
  • Памяти побратима


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    6 ноября 2017
    ОСЕНЬ (отрывок)

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.