Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

О ЛУГАНСКЕ Поэзия |

Владимир Спектор

 

          О ЛУГАНСКЕ 

             *   *   *

Я жил на улице Франко,

И время называлось «Детство»,

С 20-й школой по соседству.

Всё остальное – далеко.

Взлетал Гагарин, пел Муслим,

«Заря» с Бразилией играла,

И, словно ручка из пенала,

Вползал на Ленинскую «ЗИМ».

 

В «Луганской правде» Бугорков

Писал про жатву и про битву.

Конек Пахомовой, как бритва,

Вскрывал резную суть годов.

Я был товарищ, друг и брат

Всем положительным героям

И лучшего не ведал строя.

Но был ли в этом виноват?

 

Хотя наивность и весна

Шагали майскою колонной,

Воспоминаньям свет зелёный

Дают другие времена.

Я жил на улице Франко

В Луганске – Ворошиловграде.

Я отразился в чьём-то взгляде

Пусть не поступком, но строкой.

 

А время кружит в вышине,

Перемешав дела и даты,

Как будто зная, что когда-то

Навек останется во мне.

 

              *   *   *

Как мне обнять то, что с детства любимо -

Улицу Даля, Советскую, мимо

Завода ползущий трамвай,

Мимо родного Луганска... Вставай!

На остановке — знакомые лица.

Время Луганска упрямое — длится

Среди разрухи, страданий и ран.

Это история, словно таран,

Лупит, на прочность судьбу проверяя…

Здравствуй, сосед! Что ж так долго трамвая

Нету и нету… - Не жди, не придёт.

Год, считай, нету. Да, больше, чем год.

Значит, пешком, как нормальный влюблённый,

Вдоль Карла Маркса и вдоль Оборонной.

Вон - Дом со Шпилем, «Россия» и Пед,

И «Авангард», где «Зари» гаснет свет.

В мыслях иду, как летаю по краю,

И, обнимая в душе, понимаю -

Тает слезинкой дорога назад…

Где ты, Луганск-Ворошиловоград?

 

             *   *   *

Возвращаются забытые слова,

Проявляются надежды и улыбки,

И весна – как новая глава,

Где краснеют розы, как ошибки.

 

Хочется найти, поднять, сберечь,

Избежать сомнений ненапрасных,

И не искривить прямую речь,

И Луганск нарисовать как праздник.

 

         *   *   *

Давление вновь растёт.

Всё это – антициклон.

Мне кажется – я пилот,

И город, в который влюблён,

 

Даёт мне зелёный свет,

И я поднимаюсь ввысь,

Где рядом – лишь тень побед,

А прямо по курсу – жизнь.      

 

            *   *   * 

Удар за ударом. Спасибо, Луганск,

Ты учишь терпеть эту боль.

И я, не успевший устать от ласк,

Вживаюсь в судьбу, как в роль.

 

А жизнь так похожа на «чёрный пиар»,

А мир так насыщен войной…

И надо держать, держать удар

И сердцем, и клеткой грудной.

 

             *   *   *

Кажется, что смотрю в даль

И вижу былой горизонт.

Там закаляется сталь,

Днем и ночью — трудовой фронт.

 

Но сквозь «ветер в ушах — БАМ»

Там другие слышны слова.

«Люблю тебя» - тоже там,

Видно, память всегда права,

 

Забывая боль, как сон,

Вспоминая тебя и нас...

Под небом былых времён

Я помню, я плачу сейчас.

 

                  *   *  *

Провинциальных снов задумчивый простор,

Неспешный, как туман, окраины укрывший,

Как времени с судьбой негромкий разговор,

Который души рвёт и манит выше крыши.

 

Но в небе – облака, а на земле уют,

Порядок простоты и простота порядка.

И только по ночам по-прежнему зовут

Не пойманные сны, летая без оглядки.

 

               *   *   *

В городе фонтанов

                    жил рабочий люд.

Вроде, ничего не изменилось.

Только вот характер

                    Стал у жизни крут.

И фонтаны плакать разучились.

В небе проплывают

                    Те же облака.

Равнодушно смотрит в реку ива.

Кажется, вот-вот,

                     Зажмуришься слегка, –

И опять, как в детстве, всё красиво.

Только всё, что было –

                      Не вернуть назад.

Жизнь идёт, как поезд без стоп-крана.

Кто ты мне, –

                   Товарищ, волк иль брат,

Город, что забыл свои фонтаны.

 

              *   *   *

У первых холодов – нестрашный вид –

В зелёных листьях притаилось лето.

И ощущенье осени парит,

Как голубь мира над  планетой.

 

И синева раскрытого зрачка.

Подобна синеве небесной.

И даже грусть пока ещё легка,

Как будто пёрышко над бездной.

 

            *  *  *

Вечерний город в сквозном тумане,

И память улиц сквозит во мне.

Как осень прячу каштан в кармане,

Каштаны гаснут – привет весне.

 

Каштаны мёрзнут, я вместе с ними,

Во встречных окнах зажглись огни…

Бульвары кажутся мне цветными,

И, словно листья, кружатся дни.

 

               *  *  *

Всему свой срок. И снова листопад,

Донбасский воздух терпок и морозен.

Не так уж много лет назад

Неотвратимым был парад,

И улиц лик – орденоносен.

 

Всему свой срок. Кочевью и жнивью,

Закату и последнему восходу.

Всему свой срок. И правде, и вранью

И нам с тобой, живущим не в раю,

А здесь, среди дыханья несвободы

 

           *  *  * 

Дышу, как в последний раз,

Пока ещё свет не погас,

И листья взлетают упруго.

Иду вдоль Луганских снов,

Как знающий нечто Иов,

И выход ищу из круга.

 

Дышу, как в последний раз,

В предутренний, ласковый час,

Взлетая и падая снова.        

И взлетная полоса,

В мои превратившись глаза,

Следит за мной несурово.   

 

           *  *  *

Запах «Красной Москвы» -

                      середина двадцатого века.

Время – «после войны».

                      Время движется только вперёд.

На углу возле рынка –

                      С весёлым баяном калека.

Он танцует без ног,

                      он без голоса песни поёт…

 

Это – в памяти всё у меня,

                       У всего поколенья.

Мы друг друга в толпе

                       Мимоходом легко узнаём.

По глазам, в коих время

                        мелькает незваною тенью

И по запаху «Красной Москвы»

                        В подсознанье своём…

 

             *   *   *

Вдоль шоссе развалины завода -

Символом разваленной страны.

И, как будто, фронтовые годы

В окнах заколоченных видны.

 

Узнаваем и неузнаваем

Времени текучий колорит.

Времени, что, замерев над краем,

В окнах заколоченных сквозит.

 

         *   *   *

Нет ни зависти, ни злости

Ни злорадства, ни вражды…

Вперемешку на погосте –

Москали, хохлы, жиды…

 

Годы мчатся, как в насмешку.

Вновь друг другу не милы

Те, кто гибнут вперемешку –

Москали, жиды, хохлы.

 

Не поймут, в чём виноваты,

Память множа на нули,

Не узнав в прицеле брата,

Хохло-жидо-москали.

 

               *   *   *

От мыса «Надежда» до города «Счастье»

Билеты в продаже бывают нечасто.

Зато остановку с названьем «Печали»

На нашем маршруте не раз мы встречали.

Там суетно, зябко, тревожно, неловко.

Но, всё-таки, это своя остановка.

Идут поезда и туда, и оттуда.

В надежде на счастье, в надежде на чудо.

 

           *  *  *

Заводчане торгуют, торгуют…

Где найти им работу другую,

Ведь заводу они не нужны.

Это бизнес – основа державы.

Это бизнес – преддверие славы.

Или, может, преддверье войны?

Солнце греет, луна охлаждает,

Желтый лист в сентябре опадает,

Невзирая на курсы валют.

Дирижер своей палочкой машет,

И сквозь мысли о хлебе и каше,

Слышишь? – Ангелы что-то поют.

И без всякой надежды на чудо

Даже в дни, когда тяжко и худо,

Люди Родиной землю зовут.

 

        *  *  *

Принимаю горечь дня,

Как лекарственное средство.

На закуску у меня

Карамельный привкус детства.

 

С горечью знаком сполна -

Внутривенно и наружно.

Растворились в ней война,

И любовь, и страх, и дружба...

 

             *   *   *

Это город. И в нем не хватает тепла.

И не осень прохладу с собой принесла.

Не хватает тепла в руках и душе,

В ручке мало тепла и в карандаше.

Не хватает тепла во встречных глазах.

В них смятенье и холод. А, может быть, страх.

В этом городе нищим не подают.

Им по праздникам дарят веселый салют.

В темном небе так много слепящих огней,

Но не греют они суету площадей.

Не хватает тепла, хоть работает ТЭЦ

В этом городе теплых разбитых сердец.

 

              *   *   *

Условно делимы на «право» и «лево».

Как славно незримы «король, королева,

Сапожник, портной»…

Это со мною и с целой страной,

 

Где всех поделили почти безусловно

На «любишь — не любишь», на «ровно — не ровно»,

А будто вчера -

Жизни беспечной была, как сестра,

 

Страна, где  так быстро привыкли к плохому,

Где «эныки-беныки» вышли из дому,

А следом свинец,

Хочешь — не хочешь, но сказке — конец.

 

            *   *   *

Это город моих неудач и удач,

Моих горьких потерь и находок…

Этот город больной,

                   этот город – мой врач,

Он старик, и он мой одногодок.

Этот воздух,

                   который был раньше степным –

По душе мне и с пылью Донбасса.

Ну, а дым заводской –

                   что ж Отечества дым

Сладок нам, как говаривал классик.

Здесь друзья и враги – не чужие, мои,

Да и я для них кое-что значу.

Здесь и память моя – на любви и крови,

Надо мной то хохочет, то плачет…

О Луганске своем говорю – и всегда,

Как о близком, родном человеке.

Есть на свете Париж.

                   Есть еще города…

Но Луганск в моем сердце навеки.

 

           *   *   *

Детство пахнет

                цветами – майорами,

Что росли на соседнем дворе.

И вишневым вареньем,

                которое

Розовело в саду на костре.

Детство пахнет

                листвою осеннею,

Что под ветром взлетает, шурша…

Что ж так больно глазам?

                 На мгновение

Запах детства узнала душа.

 

          *  *  *

Гроза пугает канонадой,

Взрывая сон прямой наводкой.

Как будто шлёт привет из ада –

Разрыв, то длинный, то короткий.

 

Как будто хронику Луганска

Сорвала память без стоп-крана.

Гремит. И слушаю с опаской.

Забыть... Пора? Наверно, рано...

 

               *  *  *

Кажется, что может быть там хорошего?

Стали чужими и тени, и свет.

Лишь незабытые призраки прошлого

Ждут. И конца ожиданию нет.

 

Взглядов и рук отпечатки бездомные,

Улиц пустынных сквозной небосвод...

Воздух свиданий пропах Оборонною,

Как хорошо он над нею плывёт.

 

             *  *  *

Нечасто, но снится мне город,

                  в котором был счастлив.

Нечасто был счастлив,

                   не чаще, чем был

Взволнован, расстроен... Как сыр

                   не катался там в масле,

Но не был унылым

                   житейский винил. 

 

Нечасто, но снятся совсем не стихи –

                          тепловозы,

Хоть нет их в помине, потерян

                          их след...

И я забываю, бывает,

                          все злые вопросы,

Во сне покупая обратный билет.

 

 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Памяти побратима
  • Зажимая боль в горсти
  • Владу Клёну
  • Раз, два - и готово! Маленькая пародия
  • Никола Вапцаров. Романтика


  • #1 написал: Редактор (10 сентября 2016 10:17)
    Пронизывающие до глубины стихи. Вдохновения, Владимир Давидович, и здоровья. Будем жить. Будет и на нашей улице праздник! С теплом, Светлана Остров.
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Май 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Вчера, 14:30
    Два кольори
    24 мая 2020
    Стихи

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.