Что такое счастье?

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов
Годы жизни: 07.09.1923 - 21.04.2004гг.

Биография

Эдуард Асадов – человек весьма непростой судьбы, и выдающийся советский поэт. Лишившись на войне зрения, когда ему было всего 20 лет, он не опустил руки, а получил литературное образование, начал печататься, и к шестидесятым годам прошлого века стал одним из самых популярных поэтов в СССР. Власти всячески содействовали ему – герою Советского Союза: литературные вечера поэта десятилетиями собирали крупные концертные залы, Эдуард Асадов стихи и прозу издавал огромными тиражами, которые неизменно становились бестселлерами.
   Асадов скончался в Подмосковье 21 апреля 2004 года. Итог его творческой деятельности – 47 книг, включающих сборники стихов и прозу, а также множество переводов поэтов из различных республик СССР. Стихи Эдуарда Асадова, в которых – только мотивы, не теряющие актуальности с течением времени, очень популярны и сегодня. Он – настоящий классик советской литературы.
   Эдуард Асадов родился 7 сентября 1923 года в туркменском городе Мары (который тогда ещё носил старое персидское название – Мерв). Его отец – Арташес Асадьянц, армянин из Нагорного Карабаха, мать – русская; они познакомились в Барнауле, где Арташес Григорьевич работал в ЧК следователем. Позже, в Марве, оба трудились учителями.
   Имя поэта при рождении – Эдуард Арташезович Асадьянц, впоследствии было «русифицировано» в Эдуард Аркадьевич Асадов, под которым он и стал известен.
   После смерти Арташеса Григорьевича семья перебралась в Свердловск (ныне – Екатеринбург), а спустя 10 лет – в Москву. Эдуард Асадов стихи писал с восьми лет, но до войны это было лишь увлечением, а не серьёзным творчеством. Вплоть до лета 1941 его жизнь развивалась совершенно обыденно – пионерская организация, комсомол… Школу Асадов окончил за неделю до начала войны, и сразу же ушёл на фронт добровольцем.
  Во время войны Эдуард Асадов быстро продвинулся по службе, начав с должности наводчика миномётного расчёта, и дослужился до командира батареи. Участвовал в боях на Северо-Кавказском, Ленинградском, Четвёртом Украинском фронтах. В ходе войны успел окончить Второе Омское Артминомётное училище – за полгода изучил двухгодичный курс, стал офицером.
  Трагедия произошла 3 мая 1944, во время боёв за Севастополь. Асадов повёл машину, загруженную боеприпасами, к соседней батарее, остро нуждавшейся в них для проведения артподготовки. Грузовик попал под обстрел с воздуха, и Асадов был тяжело ранен осколком в голову. Несмотря на страшное ранение, ему удалось довести боевую задачу до конца. Однако спасти зрение Асадову врачи не смогли – он лишился обоих глаз, и всю оставшуюся жизнь носил на лице специальную полумаску. 
   Список военных наград поэта впечатляет: Герой Советского Союза, кавалер орденов Отечественной Войны первой степени и Красной Звезды.
 Асадов сумел не только выжить после ранения, но и сохранить энергию, интерес к жизни. Слепота подтолкнула его к решению серьёзно заняться поэзией. Сразу после войны Асадов поступил в знаменитый Литературный институт имени Горького. Окончил его в 1951, в том же году опубликовал первый поэтический сборник, и вступил в Союз Писателей. Большой успех пришёл не сразу, но к середине 1960-х годов стихи Эдуарда Асадова знала уже вся страна. Асадов издал десятки книг, работал в «Литературной газете», «Огоньке» и других изданиях, а также издательстве «Молодая гвардия». Он женился на актрисе Галине Разумовской.
   После распада СССР Асадов продолжал заниматься литературной деятельностью. Его работа отмечена не меньшим количеством наград (включая орден «За заслуги перед Отечеством» четвёртой степени), чем военные подвиги.
 

В землянке


Огонек чадит в жестянке,
Дым махорочный столбом...
Пять бойцов сидят в землянке
И мечтают кто о чем.

В тишине да на покое
Помечтать оно не грех.
Вот один боец с тоскою,
Глаз сощуря, молвил: "Эх!"

И замолк, второй качнулся,
Подавил протяжный вздох,
Вкусно дымом затянулся
И с улыбкой молвил: "Ох!"

"Да",- ответил третий, взявшись
За починку сапога,
А четвертый, размечтавшись,
Пробасил в ответ: "Ага!"

"Не могу уснуть, нет мочи! -
Пятый вымолвил солдат. -
Ну чего вы, братцы, к ночи
Разболтались про девчат!"

 

Что такое счастье?

Что же такое счастье?
Одни говорят:- Это страсти:
Карты, вино, увлеченья -
Все острые ощущенья.

Другие верят, что счастье -
В окладе большом и власти,
В глазах секретарш плененных
И трепете подчиненных.

Третьи считают, что счастье -
Это большое участие:
Забота, тепло, внимание
И общность переживания.

По мненью четвертых, это
С милой сидеть до рассвета,
Однажды в любви признаться
И больше не расставаться.

Еще есть такое мнение,
Что счастье - это горение:
Поиск, мечта, работа
И дерзкие крылья взлета!

А счастье, по-моему, просто
Бывает разного роста:
От кочки и до Казбека,
В зависимости от человека!

Все равно я приду


Если град зашумит с дождем,
Если грохнет шрапнелью гром,
Все равно я приду на свиданье,
Будь хоть сто непогод кругом!

Если зло затрещит мороз
И завоет метель, как пес,
Все равно я приду на свиданье,
Хоть меня застуди до слез!

Если станет сердиться мать
И отец не будет пускать,
Все равно я приду на свиданье,
Что бы ни было - можешь ждать!

Если сплетня хлестнет, ну что ж,
Не швырнет меня подлость в дрожь,
Все равно я приду на свиданье,
Не поверя в навет и ложь!

Если я попаду в беду,
Если буду почти в бреду,
Все равно я приду. Ты слышишь?
Добреду, доползу... дойду!

Ну, а если пропал мой след
И пришел без меня рассвет,
Я прошу: не сердись, не надо!
Знай, что просто меня уже нет...

 

 







Баллада о друге

Когда я слышу о дружбе твердой,
О сердце мужественном и скромном,
Я представляю не профиль гордый,
Не парус бедствия в вихре шторма,-

Я просто вижу одно окошко
В узорах пыли или мороза
И рыжеватого щуплого Лешку -
Парнишку-наладчика с "Красной Розы"...

Дом два по Зубовскому проезду
Стоял без лепок и пышных фасадов,
И ради того, что студент Асадов
В нем жил, управдом не белил подъездов.

Ну что же - студент небольшая сошка,
Тут бог жилищный не ошибался.
Но вот для тщедушного рыжего Лешки
Я бы, наверное, постарался!

Под самой крышей, над всеми нами
Жил летчик с нелегкой судьбой своей,
С парализованными ногами,
Влюбленный в небо и голубей.

Они ему были дороже хлеба,
Всего вероятнее, потому,
Что были связными меж ним и небом
И синь высоты приносили ему.

А в доме напротив, окошко в окошко,
Меж теткой и кучей рыбацких снастей
Жил его друг - конопатый Лешка,
Красневший при девушках до ушей.

А те, на "Розе", народ языкатый.
Окружат в столовке его порой:
- Алешка, ты что же еще неженатый? -
Тот вспыхнет сразу алей заката
И брякнет: - Боюсь еще... молодой...

Шутки как шутки, и парень как парень,
Пройди - и не вспомнится никогда.
И все-таки как я ему благодарен
За что-то светлое навсегда!

Каждое утро перед работой
Он к другу бежал на его этаж,
Входил и шутя козырял пилоту:
- Лифт подан. Пожалте дышать на пляж!..

А лифта-то в доме как раз и не было.
Вот в этом и пряталась вся беда.
Лишь "бодрая юность" по лестницам бегала,
Легко, "как по нотам", туда-сюда...

А летчику просто была б хана:
Попробуй в скверик попасть к воротам!
Но лифт объявился. Не бойтесь. Вот он!
Плечи Алешкины и спина!

И бросьте дурацкие благодарности
И вздохи с неловкостью пополам!
Дружба не терпит сентиментальности,
А вы вот, спеша на работу, по крайности,
Лучше б не топали по цветам!

Итак, "лифт" подан! И вот, шагая
Медленно в утренней тишине,
Держась за перила, ступеньки считает:
Одна - вторая, одна - вторая,
Лешка с товарищем на спине...

Сто двадцать ступеней. Пять этажей.
Это любому из нас понятно.
Подобным маршрутом не раз, вероятно,
Вы шли и с гостями и без гостей.

Когда же с кладью любого сорта
Не больше пуда и то лишь раз
Случится подняться нам в дом подчас -
Мы чуть ли не мир посылаем к черту.

А тут - человек, а тут - ежедневно,
И в зной, и в холод: "Пошли, держись!"
Сто двадцать трудных, как бой, ступеней!
Сто двадцать - вверх и сто двадцать - вниз!

Вынесет друга, усадит в сквере,
Шутливо укутает потеплей,
Из клетки вытащит голубей:
- Ну все! Если что, присылай "курьера"!

"Курьер" - это кто-нибудь из ребят.
Чуть что, на фабрике объявляется:
- Алеша, Мохнач прилетел назад!
- Алеша, скорей! Гроза начинается!

А тот все знает и сам. Чутьем.
- Спасибо, курносый, ты просто гений!-
И туча не брызнет еще дождем,
А он во дворе: - Не замерз? Идем!-
И снова: ступени, ступени, ступени...

Пот градом... Перила скользят, как ужи...
На третьем чуть-чуть постоять, отдыхая.
- Алешка, брось ты!
- Сиди, не тужи!.. -
И снова ступени, как рубежи:
Одна - вторая, одна - вторая...

И так не день и не месяц только,
Так годы и годы: не три, не пять,
Трудно даже и сосчитать -
При мне только десять. А после сколько?!

Дружба, как видно, границ не знает,
Все так же упрямо стучат каблуки.
Ступеньки, ступеньки, шаги, шаги...
Одна - вторая, одна - вторая...

Ах, если вдруг сказочная рука
Сложила бы все их разом,
То лестница эта наверняка
Вершиной ушла бы за облака,
Почти не видная глазом.

И там, в космической вышине
(Представьте хоть на немножко),
С трассами спутников наравне
Стоял бы с товарищем на спине
Хороший парень Алешка!

Пускай не дарили ему цветов
И пусть не писали о нем в газете,
Да он и не ждет благодарных слов,
Он просто на помощь прийти готов,
Если плохо тебе на свете.

И если я слышу о дружбе твердой,
О сердце мужественном и скромном,
Я представляю не профиль гордый,
Не парус бедствия в вихре шторма,-

Я просто вижу одно окошко
В узорах пыли или мороза
И рыжеватого, щуплого Лешку,
Простого наладчика с "Красной Розы".."

 


 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.