Мы - не лакеи

Евгений Лобанов
***
А.П.
Ты ко мне подбежала, виляя хвостом,
Заглянула в глаза, ожидая.
...Та, другая, себя осенила крестом
И ушла, не скорбя, не рыдая.

Ты хотела любви. Что ж, я тоже хотел, —
Не подстилки, не хлеба, не мяса, —
Нежных рук, милых глаз и сплетения тел,
Жизни вместе — до смертного часа.

Ты немногого ждешь: чтоб тебя приласкал
И увел — от бездомья и снега.
Я холодную воду из лужи лакал, —
Я устал от безумного бега.

Впрочем, я не о том, я совсем не о том, —
Не приникнуть уже к изголовью.
...Так и бродим по свету, виляя хвостом,
Со своею собачьей любовью.
7 — 8.10.06.

***
Лакеи тушат свечи...
А. Вертинский


Тушат лакеи не свечи, но — страны.
Родина, стань же умней!
...Снова бреду, неосознанно-странный,
Прежней Россией моей.

Калики, странники и богомольцы,
Сходим с тропы — и с ума.
Дымные кольца, кандальные кольца, —
Посох, опорки, сума...

Мы — не лакеи. Без денег, без крова,
Счастья, любви и без глаз...
Так почему же отчизна сурово
Смотрит на — преданных — нас?
14.10.06.

***
Тишина, ни шороха, ни жеста.
Пустота — ни жалости, ни сил.
Отстрадав, я покидаю место,
Где когда-то бредил и бродил.

Знаю я, что не вернуть былого,
Разобьются волны о гранит.
...Образ мой, дыхание и слово
Место опустевшее хранит.
20.10.06.

***
Ухожу из города. Оставляю крест, —
Я устал нести его, мой тяжкий.
Прежняя охота к перемене мест —
Крови ток под тонкою рубашкой.

Кто-то крест подымет, кто-то понесет
По моей дороге — в запределье.
Не спасет меня он, не спасет, —
Дни мои заметно поредели.

Так бредем — я впереди и вне,
За спиною — память о расплате.
Нет меня — я растворен в вине:
Крест — за мной, и я на нем — распятый.
20.10.06.

***
Юре Пьянкову

Счастье казацкое — вольная воля,
Степи, суровый ковыль,
Батюшка Дон да походная доля,
Терпкая летняя пыль.

Счастье казацкое — шашка, погоны,
Выстрел — среди тишины.
Кони, теплушки, пурга, перегоны, —
Ветер гражданской войны.
20.10.06.

***
Нам ли оттепели верить,
Пасынкам зимы?
Суждено до дна измерить
Пустоту сумы,

Черствость хлеба, горечь водки,
Пули перелет,
Простоту луженой глотки,
Что опять поет

Нам о том, что «завтра будет
Лучше, чем вчера»...
Нас Россия не разбудит, —
Стылы вечера.

Снова вьюги да метели,
Снова — двадцать пять.
В мягкой зимней колыбели
Сладко засыпать...
29 — 30.10.06.

***
И листопадно покатились дни...
                     Георгий Чернобровкин


Не играй со мной в города —
Уезжать от меня не надо...
...Красно-желтые сны листопада
Забираешь с собой в никуда,
В никогда, оставляя мне
Белой горечи свет бессонный,
Снег былой любви, унесенный
Тихим ветром. Таинственный снег,
Что не тает... И прочь от весны
Я рванусь, улечу, одинокий,
Перепутав и чувства, и сроки, —
В позабытые влажные сны...
3.12.06.

***
Москва слезам не верит,
Провинция — Москве.
Аршином не измерить
Свободы в синеве.

В Москве стоят погоды,
В столице — благодать.
А нам — не жить полгода,
Полгода — умирать.
10.01.07.


Подражание В. Луговскому


Не существует вечности —
И не пытайся найти.
Даже и нечего речь вести —
Где-то прервутся пути,

Стих позабудут, мелодия
Может быть, станет смешна.
Жил ты когда-то, вроде бы,
Спал и лишался сна.

Даже у звездной млечности
Что может быть впереди?
...Милая, хочется вечности —
Сна у твоей груди.
10.01.07.

***
Виктору Соколову-ст.


Скажите, по ком заплакать?
Кому не отмерен срок?
Повсюду в России плахи —
С запада на восток.

А может, с востока на запад...
Дилемма, как мир, стара:
То ль пороха горький запах,
То ль сладкий — от топора.

Тираны не слаще воли —
Как прежде, свободы нет.
...Белеют в широком поле
Плечи без эполет.
11.04.07.

***
Воздух над Доном и терпкий, и синий.
Дремлет казак под ольхой.
Где упокоится ветка полыни1, —
Под Ломжей, Глубокой, Лихой2?..

От века монгольского и доныне
Донские поют соловьи.
...На острове Лемнос3, в далекой чужбине
Разбросаны кости твои...
9.05.07.


1. По обычаю, в гроб казака клали ветку полыни. Без нее прах его считался неупокоенным.
2. Ломжа — на фронте Великой войны; Глубокая, Лихая — ж/д станции недалеко от ст. Каменская, фронт гражданской войны.
3. На остров Лемнос эвакуировались казаки в 1920-м году.


***
Прадеду Петру Попову


Сегодня ты прах под копытом коня своего,
И мокрая грязь на погонах, и в сердце — металл.
Враждебные вихри... И — смерть. И за ней — ничего,
И завтра не вспомнит никто, как любил и мечтал.

Сколь взгляд ни бросай — ковыли, ковыли, ковыли...
Что было — прошло, да и в будущем жить — не резон...
Останется что от донской непокорной земли?
...Лишь пыль застилает глаза и кровав горизонт.
28.06.07.

Памяти Михаила Кононова


Актеры умирают в нищете,
Когда они свои сыграют роли.
Еще яснее стало мне — до боли:
Страна не та, и мы с тобой не те.
Актеры умирают в нищете —
Последних тихих слов не слышит зритель.
«Все это горько, но и нас поймите:
Нам не до них — в безмолвной суете...»

Поэты умирают в нищете,
Не дописав последней светлой строчки.
Кто пишет оды — попадает в точку,
Он при деньгах, пусть даже на щите.
Несыгранная роль, немой сонет...
Их засыпает снег и мочит дождик.
На паперти стоит большой художник:
От совести больной лекарства нет.

Актеры умирают в нищете...
20.07.07.

***
Д.Б.
Оставь немного жизни для меня, —
Рябиной, после заморозков сладкой,
И строчками стихов в твоих тетрадках...
Надежду и тревогу сохраня,

Прибереги свиданий тишину,
Уют руки, улыбки безмятежность,
Негромкую уверенную нежность
Прибереги — я это все верну, —

Огромным небом, ввысь тебя маня,
Теплом костра, водою родниковой
И сказанным на ушко тихим словом.
...Оставь немного жизни для меня...
10.08.07.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.