Мы часто верим в разные приметы

Илья Гуревич

Телефонный звонок

Телефонный звонок.  Глухо хлопают двери
 И грустит радиола про ночь и тайгу…
 Трудно жить - и не ждать, трудно жить - и не верить,
 Трудно жить просто так - вот и я не могу.

 То светло, то темно, то вершина, то пропасть.
 Жизнь не верит слезам, не прощает измен.
 Телефонный звонок, и какая-то робость
 Овладела душой, захватив её в плен.

 За окошком мелькают вагоны и лица.
 Луч прожектора тает в вокзальном дыму. 
 Телефонный звонок, словно всполох зарницы,
 Освещает на миг повседневную тьму.

 И тот час же смешно выплывает из мрака
 Чёрный кот, промелькнувший как тень по двору,
 Незнакомая комната, злая собака,
 Нет, простите, не злая, я, кажется, вру…

 Я давно Вас не видел - вина тут не Ваша.
 Отгорела любовь как звезда на лету.
 Видно, нам суждена сия горькая чаша -
 Телефонным звонком прерывать суету.

 Телефонный звонок - словно отзвук потери,
 Крик души в заколдованном болью кругу…
 Трудно жить - и не ждать, трудно жить - и не верить,
 Трудно жить просто так - вот и я не могу.

  

Проводница

 

А лето плачет горькими дождями,
 Как телеграф по зонтику стучит,
 Над кассой, над вокзальными путями,
 Над тусклой гладью тротуарных плит.

 Застыли электрички. Нет прохожих.
 Как воробьи нахохлились кусты.
 Перронов несмолкающие ложи
 Сегодня неестественно пусты.

 Ручьи стекают по вагонным крышам
 И клонят монотонностью ко сну;
 И проводница что-то быстро пишет,
 Прижавшись к запотевшему окну.

 Нависли низко тучи над путями
 Обрывками девичьего письма…
 А лето плачет горькими дождями
 И заливает серые дома.

  

В библиотеке

 

"Простите, мне Ваше лицо  знакомо,

 Мы не встречались у вокзальных касс?”
"Знать память Ваша призраком влекома.
Мой сударь, я впервые вижу Вас.”

"Ещё раз извините, Бога ради,
Я видно отрываю Вас от дел?”
"Вы правы, эти книги и тетради, 
И сессия сегодня мой удел.”

"Сударыня, я Вас прошу о встрече.
Скажите "да” - я сразу ухожу.”
"Об этом, друг, не может быть и речи -
Я с незнакомыми знакомство не вожу.”

"Сударыня, не будьте так жестоки,
Ведь доброта не ведает границ.”
"Я не забыла мамины уроки - 
Мужчины так опасны для девиц.”

"Забавные уроки и советы.
Вам о мужчинах в самый раз мечтать.”
"Оставьте, сударь, глупости всё это,
Прощайте, Вы мешаете читать.”

"Ах, дорогая, ты неотразима -
Герой библиотечного труда.”
"Я так скучаю без тебя, любимый...”
 "Жду в девять у вокзала, как всегда.”

  

Господи, какая усталость!

 

Господи, какая усталость!
 У меня с ней вечный союз.
 Отдохнуть бы самую малость,
 Сбросить с плеч опостылевший груз.

 И застыть от красок заката,
 И впитать целебность травы,
 И послать разговорчивых матом,
 Как когда-то слали на "Вы”.

 Разве эту жизнь мы догоним?
 Разве смысл жизни открыт?
 Разве смысл жизни – погоня,
 А в конце - могильный гранит?

 Как игра в вопросы-ответы.
 Но ответов нету и нет…
 Лишь вино и дым сигареты -
 Вот и весь нелёгкий ответ.

 

 

Вы знаете, у Вас красивые глаза…

 

Вы знаете,
        у Вас красивые глаза.
Мне нравятся они,
        в них что-то неземное -
Неясный блеск, нежданная слеза,
Полночный свет, подаренный луною.

Я чувствую холодный шёлк платка,
Привычным жестом сброшенного Вами,
И лёгкое дыханье у виска,
И сердца стук украденный словами.

Мгновенье - и объятья горячи.
Увы любви неведомы сомненья.
И лишь нескромный язычок свечи
Вас возвращает к грустным размышленьям…

Послушайте мой искренний совет:
Живите так, как Вам судьба подскажет.
Кто верен ей, того на склоне лет
 Она воспоминаньем не накажет.

  

Середина лета

 

Мы часто верим в разные приметы.
 Вот и сегодня  грустно на душе.
 А это просто середина лета -
 Июль уходит в прошлое уже.

 Уже краснеют вишни, как рубины.
 Уже от груш деревьям тяжело.
 И северным ветрам подставив спины,
 Дожди секут притихшее село.

 Всё вроде бы ко времени и к месту.
 Так почему ж я серым этим днём
 Прилип к сомненьям, словно муха к тесту,
 И забавляюсь ими, как огнём.

 А, может, врут на этот раз приметы -
 Нагородили всякой чепухи.
 Ведь это просто середина лета
 Дождём умыла грустные стихи.

  

Одуванчики

 

Ты дуешь нежно  
               и они летят сквозь пальчики,
 Растаяв поцелуем на устах,
 Весёлые смешные одуванчики
 И исчезают в полевых цветах.

 Как и они, ты чуточку игрива,
 Воздушна этим летним вечерком.
 То улыбаясь обнимаешь иву, 
 А то бежишь по лужам босиком.

 То прячешься за кустиком сирени,
 Нашедшего приют меж двух берёз,
 То выплываешь медленно из тени,
 Задав по-детски каверзный вопрос.

 То голубое платье, ветром скошено,
 Стремится вверх, туда где птичий гам,
 То тополиным пухом запорошено,
 Смиренно опускается к ногам…

 Ты дуешь нежно  
               и они летят сквозь пальчики,
 Растаяв поцелуем на устах,
 Весёлые смешные одуванчики
 И исчезают в полевых цветах.

 Неповторимо чудное мгновенье
 Случайно разбудившее зарю,
 Пославшее любовь и вдохновенье
 И я тебя за них благодарю.

 

 

В осенних сумерках блестят твои глаза

 

В осенних сумерках блестят твои глаза,
 А полумрак так сер и так обманчив,
 И облаков свинцовая коса
 Врезается в туман, как в море сеть рыбачья.

 Дома качаются, как в гавани суда,
 И фонари на маяки похожи.
 Мне нравятся ночные города
 С неясными фигурами прохожих.

 Мы медленно бредём по стёртой мостовой.
 Нам всё здесь с детства явственно знакомо -
 И старый сквер с дорожкою кривой,
 Резной забор и острый угол дома.

 Но влажная на редкость тишина
 Не облегчает груз воспоминаний,
 А добавляет, и притом сполна,
 Раздумий ворох и поток терзаний.

 И убивает в нас самих себя,
 И заставляет поклоняться лени...
 Ну что мне стоит "разбудить” тебя
 И стать перед тобою на колени? 

 И подарить надежду в чудеса -
 Ну разве это трудная задача?...
 В осенних сумерках блестят твои глаза
 И уплывают в ночь, как в море сеть рыбачья.

  

Огромен мир, и мир так мал

 

Огромен мир, и мир так мал.
 Разумно в нём соотношенье
 Пространства, времени, движенья,
 Обид, сомнений и похвал.

 Отмерены года и вёрсты.
 Оплачены потерь счета...
 Огромен мир - в нём всё так просто
 И всё так сложно неспроста.

  

 

Погадай на ромашке, ведь она никогда не обманет
И её лепестки вроде наших следов по судьбе.
И корабль "Надежда” словно призрак, скользивший в тумане,
Появляется вдруг, салютуя из пушек тебе.
 

Погадай на ромашке


 Погадай на ромашке,  если жизнь и покажется серой,
 Как в морской пелене неприступная с виду земля.
 И навстречу " Надежде ” "Любовь” выплывает и "Вера”
 И уже в синей дымке виднеются три корабля.

 Погадай на ромашке, будь смелее, моя дорогая.
 Пусть подуют ветра, будто в детстве, из сказочных стран.
 В путь уходит эскадра и на ней я тебе присягаю,
 Присягаю на верность, загадочный мой капитан.

  

Двадцать второе

 

Июньские грозы.
 Сырая земля.
 Склонились берёзы,
 Молчат тополя.

 Булыжники в лужах,
 И солнце, и тень.
 И словно простужен,
 Чуть ёжится день.

 Плакучие ивы
 Полны седины...
 Средь буйной крапИвы -
 Окопы войны.

 И Двадцать Второе,
 Как вечный солдат
 Пред траурным строем
 Погибших ребят.

 Июньские грозы.
 Сырая земля.
 Склонились берёзы,
 Молчат тополя...

  

Не лови мгновенья — это слишком

 

Не лови мгновенья — это слишком,
А лови счастливые глаза,
Для любви открытые, как книжка
Где страницы словно паруса,

Унесут тебя, обезоружат,
И захватят в добровольный плен,
И из сердца вырвутся наружу,
 Не страшась грядущих перемен.

  

И после смерти жизнь дарует человек

 

И после смерти жизнь дарует человек
 И прорастает колосом пшеничным,
 Берёзой молодой, травой обычной,
 Струится в родниках началом рек.

 Бесценен дар его, и ты, живущий ныне,
 Прими тепло земли, прими тепло веков.
 Пускай твоя душа в дороге не остынет,
 Не испытает ледяных оков.

 Будь счастлив тем, что путь твой многотруден,
 Осуществляй заветные мечты,
 Спеши творить добро, иди навстречу людям
 И не жалей душевной теплоты.

 В тот вечный мир, откуда нет возврата,
 И ты уйдёшь рассветною порой,
 Прошелестев векам цветеньем сада,
 Пшеничным полем и густой травой

  

Листья осени

 

Вновь мелькают в небесной просини,
 Тихо падая на асфальт,
 Листья жёлтые, листья осени,
 Словно годы былых утрат.

 Словно годы, что нам завещаны,
 Только прожиты впопыхах,
 Словно слёзы любимой женщины
 На красивых ее руках…

 Счастье прячется, горе кружится,
 Все забудется и пройдёт.
 Листья жёлтые в синих лужицах
 Вьюга белая заметёт.

 И печали твои глубокие,
 И сомнения, и мечты,
 Всё забудется за дорогами...
 Не забудешься только ты.

 Не растаешь в небесной просини,
 Словно годы былых утрат,
 Словно жёлтые листья осени,
 Те, что падают на асфальт.

  

Весна 1990-го года 

  

Над могилами предков мы понуро стоим.
 Что же это такое - нами созданный «Рим»?

 Что же это такое - мыслей путанных ход?
 Может счастья людского долгожданный приход?

 Или это с прозреньем отошла пелена -
 И Христово ученье вспоминает страна?

 Или это устои подрывает нам враг?
 Или это застоя непролазный овраг?

 Или может свободы столь желанная  весть?
 Гнев и воля народа, разум, совесть и честь?

 Кто же это предвидел - я тому поклонюсь.
 Я совсем не в обиде на уставшую Русь…

 Над могилами предков мы понуро стоим.
 Что же это такое - нами созданный «Рим»?

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.