Из книги "Отражение"

                                                                               Светлой памяти Стаса Бойко посвящается
Из книги стихов "Отражение"                                                               


         Поэт – есть мир, одним объятый человеком.

В.Гюго

          Творческое пространство поэтессы Светланы Остров предстает перед читателем книги «Отражение» в драматически напряженном и, в то же время, художественно-философском свете.

«Корабли любимых отражений

Мы ведем упрямо в гавань лет,

Но сжигает, сделав их мишенью,

Время, словно древний Архимед.


          Светлана Остров (Приходько) родилась в семье металлурга-прокатчика, в прошлом,  студента философского факультета Ленинградского университета, участника войны, и учительницы русского языка, профессионального филолога. Увлечения родителей сельским хозяйством, садоводством, рыбной ловлей, большая отцовская библиотека, где настольными книгами были «Божественная комедия» Данте Алигъери, труды Декарта, произведения Есенина и Маяковского, привнесли в сознание девочки склонность к образному восприятию.

         С одной стороны, внутренний мир поэтессы, оттесненный атрибутами детства – емок и сложен:

                                           Катится робко резиновый мячик,

                                            Гравием тихо шурша.

                                            Бью и пинаю мгновения – скачет 

                                                                                     душа

                                            В миг разноцветный, взлетает и виснет

                                            С крыши моей леденцом,

                                            Фантик раскрасил малиновым смыслом 

                                                                                     крыльцо.

                                            Мячик плывет по купели заката

                                            К створкам седым бытия,

                                            Нет ему дела, что небо распято,

     как я...


С другой она – в нем, неотъемлемая частица живой природы, «звук» и «вкус».

« Как прикоснуться мне к лучу?

Единственный зажат меж пальцев звук,

Я погружаюсь и… лечу

Случайным вздохом, ожиданьем рук

 Впиваюсь в сумерек супонь,

А по загривку вечера закат

Стекает, шелестя: «Не тронь

Любви червленой стынущую прядь!

                             

       Человек и природа в лирических произведениях Светланы Остров сосуществуют в духовном единстве. Она поверяет себя ею. Природное олицетворяется, является поводом для раздумий и осмысления мировоззренческих вопросов о сущности человека, взаимосвязи его с миром.

 

                                        «Дыханье пирога по дому… Мама!

                                          Идет навстречу и через порог,

                                          Обнимет , и… я стану самой-самой

                                          Вновь…»маленькой», «дочуркой», хоть чуток!

 

          Тематический диапазон поэтессы широк. Архимед,  каменные бабы, казак Голота, рыцарь, забрало, сбруя, рольганг, сляб металла, ладони в мозолях, блейзер, визажист, мундир, лодка, кеды... Предметы и реалии культурного обихода нужны поэтессе для создания невымышленного образа, создаваемого ею

 

«Узловатые руки, ладони в мозолях не в чести

Нынче в ней экстремальный…

 Playboy. Вьюге, крутого, как память посола

Расскажу о мужском идеале.

Попрошу безнадежно у ней по секрету

Поубавить свой вой заунывный

По отцовской душе:

Сляб, в печах разогретый,

И сегодня спешит непрерывно

Стать листом сортового стального металла,

На рольганге дорог – безупречным,

Как отец…»

 

         И все же, на мой взгляд, Светлана пишет в ключе «эстетического аутсайда». Романтически восторженная, она, оставаясь верной институции прекрасного, измеряет предмет описания своей системой духовных ценностей и приоритетов, используя механизмы «художественного андеграунда», сдвиги узнаваемых стилей, культурных кодов, сложную ассоциативность.

«Вверх

                      дном

                                             мир!

Снег – 

                        в ком!

Дыр

Жгуче-колючий замес

В доме моем и окрест.

 

Полисемантизм, диалог и словесный жест гармонично уживаются с романтическим содержанием, как в произведениях интимной лирики:

 

«Прости, я покидаю берег твой,

Объятья,  нежный шепот, поцелуи…

Я по тебе, конечно, затоскую,

По звону шпор и меди теплой сбруи,

И ветру звезд над головой…»

 

так и  гражданской:

 

«Почерневший барак вдов

На поверку стоит в строчку.

 – Я могу еще… дать кровь.

И конфету палач молча

Прячет…– Мам, поживем, слышь? –

Я украдкой шепчу в небо.

Там веселый кричит стриж,

Полететь бы за ним, следом.

И прощай гетто! И – в степь…

 

       Интересно, что в произведениях из цикла «Славянские мотивы» ей удалось остаться верной избранной новационной манере, несмотря на обилие славянизмов:

 

«Слышите, плачет кто-то? Горек музейный плен,

Брошенная безвинно

В темный мешок суглинный,

Ропщет душа Голоты средь омертвевших стен.

 

          Исторический факт, связанный с именем Степана Разина, и действительной традицией крещения детей в Сечи казацким атаманом, не только обыгрывается поэтессой в сюжете, но и получает свое продолжение в образе каменной бабы.

        Своеобразие поэзии Светланы Остров в том и состоит, что в одном лице она – поэтесса-филолог и поэтесса-философ, а еще – поэтесса-переводчик.

Думаю, что не случаен ее выбор стихотворений английских поэтов Р. Браунинга, А.Л. Теннисона, К.Д. Россетти, Э.А.Робинсона для перевода. Каждый по своему и в свое время отдал дань романтической традиции.

        Поэтика литераторов, живших на рубеже ХІХ-ХХ столетий, отличалась оригинальностью образов, ритмическим новаторством, умелым чередованием гармонии и диссонанса. Естественность языка, глубокий психологизм и философская насыщенность мысли, как стилевые черты, близки по характеру поэтическому перу Светланы Остров.

          Книга является своеобразным Отражением нескольких лет творческого поиска и работы поэтов Светланы Остров и Стаса Бойко. 

От души желаю автору еще много новых замечательных книг, а читателям – радости от встречи с её оригинальным поэтическим миром.

Владимир Спектор


 

«Знаешь, мы будем все делать вместе»,  –

Как-то сказал мне ты.


 

Станиславу Бойко,

поэту, переводчику, члену Межрегионального союза писателей и Конгресса литераторов Украины, более чем другу, учителю и супругу, но человеку, подарившему мне мир, берущий начало от сокровенного истока вдохновения с коротким названием «Мы».


 

Ищите, да обрящете»,

Такое случается однажды.

                          Светлана Остров

                                                                                

                                       Отражение

 

Корабли любимых отражений      

Мы ведем упрямо в гавань лет,
Но сжигает, сделав их мишенью, 
Время, словно древний    Архимед.

 Отглянцует щит судьбы  до блеска,

Отзеркалит годы  на двоих,
Только   мне с тобой в галере  тесной
Все ж проплыть под парусом любви.      

Жить … Наука, ремесло, удача? –
Не сказал мудрец из Сиракуз.
Только мне с тобою, не иначе,
Тот огонь попробовать на вкус.

Зазеркалье счастья вне законов,
Тайный скит Творца и палача.
Только б мне с тобой сгорать влюблено
Отраженьем, тающим в свечах.                                                                               

 

Весна. 6 марта 2005 г.

 

На ветру снег летит  огромными хлопьями 

и тает. Я стою на остановке такси.

  Ты должен приехать из Днепропетровска…

Я где-то в подсознании, читая  письма,   

уже нарисовала твой портрет и жду …

                                                  своего Героя.

На обратной стороне улицы останавливается 

маршрутка. Выходят пассажиры. Тебя нет. 

Такси плавно отчаливает в зиму, 

разгоняя крутые волны.           

   На остановке стоит среднего роста парень, 

в кепке и курточке нараспах. Оглядывается,  

с каждым новым порывом ветра уверенно 

превращаясь… в Адмирала серо-белого, 

клокочущего пространства. 

                                                         

                                                Последний  снег

 

Ты вышел из такси, сменив на вахте
Всех тех, кто в эту зиму шел и плыл,
Снег начал с ног, но, оценив характер,
Погоны Адмирала прилепил.
Чтоб из глубин пурги твоя ундина
Глаз не смогла отвесть, он, визажист,
Твой блейзер отработал до мундира
И нарастил усы, авангардист!
Он вылюбил кокарду, оторочку,
Напудрил аксельбанты добела,
И та, которую ты знал заочно,
 В восторге,  не робея, подошла...

                                 

                        Весенняя карусель

 
 Бедово и звонко
        в линялой кофтёнке
Весна завела карусель:
Пустила по кругу,
        звенящих  друг в  друге,
 И солнце, и птичью свирель  – 

Тебя и меня, 
        Мы сбежали от мамы
В раскрошенный вальс абрикос,
        Недолгий, беспечный,
        навстречу, навстречу,
Он кружит и вьюжит всерьез.
 Над нами, под нами,
         лукаво шаманит
Зеленой, колючей волной,
Проспавшая утро
         у теплой запруды,
 Хмельная, как счастье, любовь.

И губы, и руки
        от страха разлуки
Едины в полете. Самих
 Нас нет! Отрешенно

вторят полутоном,
Они –  безмятежности миг.
Разорванным нервом
       в последний, как в первый,
Дрожат, безрассудно нежны.
 Ах, только б по кругу

с певучею вьюгой
 Лететь от весны до весны!

 

          Соколиная любовь

 

Май – под уздцы. Чу, бубенцы - 
Взмывает сердце-кречет!
Ему не вновь – с небес – в любовь,
Затравлен в напуск  вечер.

Без долгих мук зашло  на  круг
Сердечко над полынью –
Закат до пят огнем разъят!
Что ж пахнет горькой синью?

Рубцы да путцы-ременцы
В руке зажав привычно,
Бреду весной одна домой,
 Сокольница – добыча...

 

                      Неугомонный менестрель

 

Вечер опустился, крылья смежив,
Птицей в померанцевый ковыль,
Распылив тревоги безмятежно
 В Мироздании на сотню миль.

Оглушив пространство телефона
Шумом крыльев сизых голубей,
Он воркует, нежный и влюбленный,
 День и ночь под крышею моей.

Визави, отбившийся от стаи,
Послан мне в награду, и любя,
Я шепчу беспечно: "Полетаем
 Хоть немножко рядышком…С тебя

Нарисую небо! Быстротечен 
Наш рассвет ... Я верую в свирель
С песнею, единственной и вечной,
 Мой неугомонный менестрель!"

 

Покуда расцветают в небе звезды

                              сонет

 

Бутоны звезд раскрылись в небе позднем,
Дрожа, любовью пахнут, как цветы,
Но тропы млечной полночи пусты?
И не звенят Сатурновы полозья.

Я жду весны. В дыхании морозном
Её шаги загадочно чисты:
Рассыпал март снежинки суеты,
А бусинки капели виртуозно

Он нанизал на нить былых обид,
В огонь надежды бросил и кружит...
Вещун, парящий на крылах предгрозий,

Обнимет нежно камень мокрых плит...
Пускай на счастье нас благословит,
 Покуда расцветают в небе звезды!

 

              Твои глаза

 

Твои глаза в пушистом обрамленьи – 
Два тихих омута одной реки,
Являются лукавым приведеньем,
Пугая расстоянием руки.
Толпой незнаемы и на безлюдье,
Мерцая опереньем лозняка,
Влекут к себе чудесные запруды,
 Меня... Солоноватые слегка.

 

           Мой Серебряный князь


Кто сказал, что бедна я с тобою
И в карманах у нас ни рубля?
Погляди, златом-серебром кроет
Щедро осень тебя и меня.
И червонно дождями вскипает
Под ногами надежда, даря
Вновь мечтою, с последнею стаей
Ввысь, с откосов седых октября,
Поднимается, кружит. Мой нежный,
Путь в безвременье нынче для нас.
Улетим вслед за страстью в безбрежность,
Поскорей, мой Серебряный князь!
Натяну на дорожные пяльцы
Полотняного неба абрис -
Мне, болезной, не вышить во святцах
Ни строки лет, что сотканы из
Счастья. Как же, ну как же мы жили,
Скарабеями злато копя?!
И рассвет был охоч до... и жилист.
 Только всё без тебя..., без тебя...

 

                            Снежное пророчество

 

 

Неуловимо вплетает пророчество
В тишь снег.
На перекрестке, горбатом и скорченном,
Слеп, пег.
Что он вещует двоим, заколоченным
В ночь-склеп?
Мягко вминает фонарь на обочине
Звук в креп.
Шепот, дыхание, пальцев смятение,
Губ мед,
Плоскость дороги в безумном свечении,
Страсть - влёт.
Тонкою змейкой вползает  на плечи к ним
Снег в мех
И междометьями лепится млечными
«Да…нет».
Снежится…Слюбится ль в бездне под толщею
Лет, вьюг
Первая, счастьем и бедами мощена,
 Боль рук?!

Сладко ужалит ли? До смерти? Верится:
Сын! Дочь!
И обещаньями кружит метелица
 Синь, ночь.

– Сбудется!  – слышится. Ветром расклочены
Страх, смех.
Неумолимо вплетает пророчество
 В тишь снег.

 

                         Морю

 

Прости, я покидаю берег твой,
Объятья, нежный  шепот, поцелуи...
Я по тебе, конечно, затоскую,
По звону шпор и меди теплой сбруи,
И ветру у тебя над головой,
И ночи…Рыцарь мой, какая ночь
Пришла, подняв у Вечности забрало!
Ты помнишь звезды над волною шалой?
А мне, пленённой, всё казалось мало
Тебя… Теперь не сможешь мне помочь…
Не утолишь собою из горсти...
Не целовать соленых глаз, волнуясь,
На пресноводье уличного гула...

А я тогда в тебе ведь утонула(!)
 И... покидаю берег твой. Прости...

 

Бэллатрикс*

 

Бэллатрикс -  битвы след, опаленная страсть,
На могучем плече Ориона,
В отчужденный рассвет ты ведешь, как напасть,
За собою меня вероломно!
Во плоти - режиссер... Я – одна из актрис,
Одержима несыгранной ролью,
Затаивши укор в темных фибрах кулис,
Выхожу не любить, а неволить.
Слышишь, я ведь – Лилит и грешу не со зла
На подмостках, за их многострочьем, -
Пустота...Отпусти! Не сгорело  дотла
Мое сердце, ему б кровоточить!
Синеокая смерть, ты вручаешь сейчас
Лавры мне, ухмыляясь у края, 
И не знаешь: партер озарен светом глаз,
Что меня от меня же спасают...
Амазонка, твой рок своенравней, чем жгут, 
Он -  внахлест вокруг горла! Вверяю
На распутье дорог я Любви свой маршрут,
 И шепчу ей: «Свети мне, родная!»

________________________________
*Бэллатрикс - « звезда амазонок» в созвездии Ориона,
  покровительствующая женщинам-воинам.

Комментарии 1

Редактор от 7 августа 2018 00:37
Редактору и всему Поэтическому братству
Союза писателей и Конгресса литераторов Украины
    Примите искренние слова благодарности и пожелания
Творческого вдохновения, долголетия и здоровья!
Мои любимые!
Мои самые красивые Люди!
Эта книга "Отражение" была посвящена Станиславу Ивановичу Бойко, замечательному поэту, моему супругу и удивительному человеку.
Тронута до глубины души.
  В День памяти поэта Стаса Бойко поминала одна, так уж вышло и всё казалось - в прошлом! Всё забыто! Было?  Или не было вовсе? И вдруг - помнят!
Лично низкий поклон  Владимиру Давидовичу Спектору И Наталье Владимировне Мавроди!
Тронута до слез.
Ничего, мы еще встретимся. Верю, всё станет на круги своя.
С любовью,
Светлана Остров.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.