Наш мир – непредсказуемый и хрупкий

 

 

*   *   *

 

Ложь, одетая в красивые одежды,
Очень нравится болванам и невеждам.
Пёстрым фантикам цена известна – грош.
Только правду затмевает нынче ложь.

 

 

Чеченский ад

 

Копоть, гарь и лязг металла.
Зарева пожаров, смрад.
Крики. Стоны из подвалов.
И отборный русский мат.

Вечер выдался морозный.
Ветер завывает злой.
Бой идёт за город Грозный,
Лютый и кровавый бой.

Монотонна, неустанна 
Автоматная пальба,
Как молитва из Корана,
Как о помощи мольба.

Словно в адской мясорубке,
Всё смешалось: кровь и грязь,
Тел истерзанных обрубки,
Злоба, ненависть и страсть.

Глаз оптический прицела,
Зло уставился в висок.
Неспеша, со знаньем дела,
Снайпер плавно взвёл курок.

Пуля нежно просвистела:
«Извини. Прости. Прощай!»
И простреленное тело 
Отпустило душу в рай.

Снайпер бьёт вторые сутки.
Сука,- здорово достал.
Бой на площади «Минутка»
Затяжным, кровавым стал.

Понесла урон пехота:
К десяти - один живой.
Не одна легла здесь рота,
За клочок земли чужой.

После яростной атаки
Груды гильз, бинтов рваньё.
Будут трупы грызть собаки
И рвать в клочья вороньё.

Сколько полегло народу,
С той и с этой стороны!...
Кто за веру и свободу,
Кто за целостность страны.

За большие деньги кто-то
Резал, вешал и стрелял,-
Убивать людей - работа,-
Смерти дьявольский оскал.

Правду люди не узнают 
Никогда о той войне,
На которой погибают
Парни русские в Чечне.

Р.S.…………………………

Смерть, ненависть, месть
И не видно конца
Пути из кромешного ада.
Отец мстит за сына,
А сын - за отца,-
Значит кому-то так надо…

 1995 г.

 

 

Рассказ старого солдата

 

Мы отступали. За рекой
Враг нас втянул в неравный бой.
Приказ был лесом отходить, но их пехота
Замкнула вскоре нас в кольцо.
Комбата ранило в лицо,
Когда по нам вели огонь из миномёта.

Не знаю, сколько длился бой,
Но тот, кто был ещё живой,
Геройски дрался до последнего патрона.
Когда стемнело, бой утих.
Остались четверо в живых:
Сержант Петров, Иван Щеглов, я и Миронов.

Потом к своим, ночь напролёт,
Мы пробирались, пулемёт
Взвалив на плечи, мы несли поочерёдно.
Не разберёшь, где фронт, где тыл…
Мы, выбиваясь, шли из сил,
Через болота, в лес густой,в туман холодный.

«Стой! Кто идёт? Буду стрелять!
Стволы на землю, вашу мать!..
А руки в гору, только глупостей не надо!»-
Возник, как призрак, за спиной,
Мужик с косматой бородой-
Дозорный партизанского отряда.

А дальше – плен был и допрос.
Нас «особист» травил, как пёс:
Вы – дезертиры, дескать, или диверсанты…
Мол, нету веры беглым, вам.
Кричал - пристрелит лично, сам
Нас – "трусов", "сволочей" и "оккупантов".

И вместо званий и наград, 
Нас всех отправили в штрафбат,
За дезертирство, чтобы кровью смыть вину.
Нам было нечего смывать.
Смертям двум точно не бывать
Коль погибать, так уж в бою, а не в плену!

И вот – мы на передовой:
Враг в двух шагах, а за спиной 
Свои - ребята из заградотряда.
Уж больно выбор невелик:
Иль пулю в грудь, иль в спину штык.
Идти на смерть хоть боязно, а надо…

Перед атакою, всем нам,
Спирт выдали – по двести грамм,
Чтобы бойцам не страшно было умирать.
Когда в бой бросили наш взвод,
Я пулю выхватил в живот.
«Ну, вот и всё!- решил - Конец , япона мать!»

«Очнулся,- слышу,- знать живой!
Как самочувствие, герой?»- 
Спросил меня мужик в халате белом.
«Воды,- шепчу,- горит живот!..»
Меня бросало в жар и пот.
Казалось, что душа прощалась с телом.

Я молод был и был силён.
И выжил – доктору поклон.
Был награждён медалью, даже, «За отвагу».
Вот так случается, сынок, 
Преподнесла мне жизнь урок…
Войну прошёл я всю: от Волги, до Рейхстагу.

<!--[if !supportLineBreakNewLine]-->
<!--[endif]-->

*   *   *

Порою, в прошлое мы смотрим сквозь года,
И нас охватывает вдруг тоска-кручина.
Там наша молодость осталась навсегда.
И в этом главная скрывается причина.

 

 

*   *   *

Не стоит возмущаться, право,
Кляня царя, вот мол - урод!
Мы получили ту державу,
Какую заслужил народ!

 

 

*   *   *

Наступит час, когда представ пред Богом,
Не сможешь ты ни откупиться, ни солгать.
Нагим ты будешь пред Судьёю Строгим,
С душой, распахнутою настежь, отвечать
За все свои поступки и проступки.
За каждый шаг земной, за все свои грехи.
Наш мир – непредсказуемый и хрупкий.
А мы в нём словно однодневки-мотыльки.

 

 

*   *   *

Он может заблуждаться жутко.
Порой нести полнейший бред.
Но быть последней проституткой,
Не должен истинный поэт!

 

 

 

Патриот

 

Патриот совсем не тот,
Кто страну без меры хвалит.
И не тот, кто только хает
И страну, и свой народ.

Патриот скорее тот,
Кто, как мать, Отчизну любит.
Тот, природу кто не губит.
Кто в стране родной живёт.

Патриот, скорее тот,
Кто в тяжёлую годину
Со страной своей единый,
За неё кто в бой пойдёт.

Патриот скорее тот,
Кто в беде страну не бросит,
Ничего взамен не просит,
Ничего взамен не ждёт…

 

 

Стоят заброшенные хаты

 

Стоят заброшенные хаты
На тихих улочках села.
Здесь жизнь счастливая когда-то,
В трудах размеренно текла.

Пустые окна, с укоризной,
Прохожим редким смотрят вслед…
Что сталось вдруг с тобой, Отчизна,
Ведь ни войны, ни мора нет?..

Поля поросшие бурьяном.
Луга не кошены стоят.
А мужики, в угаре пьяном,
Мертвецким сном забывшись спят.

Деревни гибнут, гибнут сёла…
Куда ты катишься, Страна?
Стоят пустующие школы.
Скажите: в чём людей вина?

Остались ветхие старухи
Да немощные старики.
Поразъезжались дети, внуки…
Лишь думы, как полынь, горьки.

Былое с грустью вспоминают,
Что стало, отгорев, золой.
Украдкой слёзы утирают
Сухой, морщинистой рукой…

А может люди виноваты
В том, что за колья не взялись?
И разжиревшим партократам
По толстым шеям не прошлись?...


Апрель 2004 г.

 

 

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.