Сергей Дунев: ЛАРЕЦ

Сергей Дунев


ЛАРЕЦ

 

Дунев Сергей Васильевич

Ларец: стихотворения,

Житомир: АРП «Азъ есмь»,

Библиотека журнала «Ковчег»,

2014 – 84 стр.

 

«Ларец» – книга избранной лирики,

своеобразный итог 30 лет (1982 – 2013) творчества поэта.

Составитель Лаура Зелдович

 

(продолжение 1)

 

 

 

 

 

* * *

 

И снова начинаются стихи.

Сквозь заскорузлую души скорлупку

Проклевываются птенчики строки –

Старательно и неотступно.

 

Ломается, трещит каркас.

Сквозь наслоенья горечи и боли

Слова добра и нежности запас

Потоком света просятся на волю.

 

 

* * *

 

В быту зачастую нелепы,

Лепленные из облаков,

Вносим посильную лепту

Посредством своих стихов.

 

Маясь и, стало быть, мая

Других, не желая того,

Мир на себя примеряем,

Словом врачуем его.

 

 

МЕЖСЕЗОНЬЕ

 

Не зима ещё, уже не осень.

Небо ясно, но дождит слегка:

Ветер брызги редкие доносит,

Что вдали роняют облака.

 

Холодом обдута и размыта

Межсезонья зыбкая межа.

Первая снежинка деловито

На ладонь спускается, кружа…

 

 

* * *

 

Вот и первые морозы,

Словно первая гроза.

Неожиданно, как слёзы

На счастливые глаза.

Неожиданно, как выстрел,–

Замер палец на курке.

Неожиданно, как мысли

На салфетке в уголке…

 

 

* * *

 

Уходит осень и своим уходом

Не несёт никаких новостей,

Кроме той, что разделась природа,

Упростившись до голых ветвей.

 

Обнажилась, застыв в ожидании

С неподвижно нависших небес

То ль прощения, то ль наказания

За естественный этот процесс.

 

 

Этюд

 

Снег в ноябре –

Прелюдия к зиме.

Подёнками

Снежинки гибнут в луже…

Последний лист

Без сил летит к земле –

Прикрыть её

От неизбежной

Стужи.

 

 

* * *

 

Ноябрьский лес

Раздумий полон,

И счастьем стала

Тишина сама…

Молчу.

Боюсь,

Что вслед за словом

Мороз ударит

И придёт

Зима.

 

 

НОЯБРЬ, 30

 

Вот-вот декабрь. Тридцатое число.
Зима, должно быть, где-то на подходе.
Ещё её холодное крыло
 Не изменило ничего в природе.

 

Всё та же дымка серая висит
Под выцветшей небесной синевою,
Всё так же одиноко лист дрожит,
 Пригнутый стылой каплей дождевою.

 

Всё так же важно ходят по земле
Большие белоносые вороны…
И только на берёзовом стволе
 Немного больше стало меток чёрных.

 

 

* * *

 

Выхолодив душу до основы,

Новых не навеяв впечатлений,

Откружив последний лист кленовый,

Догорел последний день осенний.

 

 

* * *

 

Мороза хочется, снежка.

Чтоб паром щекотало ноздри.

Чтоб хрупкие ложились звёзды

На жёсткий ворс воротника.

 

Мороза хочется, снежка.

Пушка искристого на ветках,

Эпитетов, сравнений метких

И зимней свежести – в стихах.

 

 

* * *

 

Ночной снежок – налётом тонким –

Пушок в полпальца толщиной.

Припорошил лишь землю только,

А как повеяло зимой!

 

 

* * *

 

Чист мой лист – как первый снег,

Выпавший в ночи нежданно.

Чист мой лист, и, как ни странно,

Нет желания во мне

Пробежать по целине –

Потревожить строчкой ранней.

 

Снег следами, лист строкою

Не решаюсь беспокоить…

 

 

* * *

 

Нет, зима не только проза,
Хоть природа и во сне.
Продыши глазок в окне,
Глянь: на зябнущих березах
Обживает птичьи гнезда
 Снег!

 

 

* * *

 

От мороза воздух розов.

Чудо, что ни говори!

В свете утренней зари

На оснеженной берёзе

Дозревают на морозе

Озорные снегири!

 

 

* * *

 

Опять бессонницей постель,
Как лист бумаги, скомкана.
Опять за окнами метель
 Из белой грусти соткана.

 

Горчит давно остывший чай
Лимонной жёлтой корочкой.
И зябко ёжится печаль,
 Присев в углу на корточки.

 

 

* * *

 

Ещё в душе моей светло –
Она не знает о печали,
Не плачет долгими ночами,
 Не смотрит в чёрное стекло.

 

Ещё в душе моей светло,
Ещё она не знает муки –
Внезапным холодом разлуки
 Лица её не обожгло.

 

Ещё в душе моей светло,
В ней теплятся любовь и радость.
Крылом колючим снегопада
 Надежд ещё не замело.

 

Ещё в душе моей светло…

 

 

* * *

 

Что со мною стало? Что со мною стало?
Сердце, как петлёю, сдавливает грусть.
Я бреду бесцельно и снежочек талый
 Под ногой рождает еле слышный хруст.

 

Я бреду бесцельно. А куда – не знаю.
Раньше знал, наверно, да теперь забыл.
В поисках дороги по снегу петляю
 И всё чаще вижу, что уже здесь был.

 

 

ЗИМНИЙ ЭТЮД

 

Стволы деревьев –

тёмными изломами.

Скрипуч и крепок

под ногами наст.

Качает лес

безлиственными кронами,

осиплым голосом

приветствует нас.

 

В нём, словно в храме,

гулко и торжественно.

В манто пушистых

хрупкой бахромы

стоят берёзы,

величаво женственны,

а ели - в муфты

прячут лапы

от зимы.

 

Звенят серёжки

у ольхи на веточке,

в колючей хвое

на седой сосне

клесты из шишек

добывают семечки

и щедро сыплют

шелуху на снег.

 

 

* * *

 

Ветер в кронах высоких свистит,
Леса зимний сон беспокоя.
Вперемешку со снегом летит
 С рыжих сосен ржавая хвоя.

 

Угодив ненароком в сугроб,
Словно лось, тяжело оступаюсь.
По наметке звериных троп
 Через дебри к жилью пробираюсь.

 

Все длиннее становится тень,
Все стремительней день угасает.
Вот уже и огни деревень
 Сквозь редеющий лес проступают.

 

Остается лишь поле пройти –
Это белое море безмолвья, -
Чтоб желанный ночлег обрести,
 С жарким треском печи в изголовье.

 

В нас, должно быть, волчье живет,
То, что в непогодь тянет извечно.
Но отпустит, отляжет, и вот –
 К очагу вновь ведёт человечье.

 

 

* * *

 

Делается волком человек,

Волком воет да на всю округу…

Инна Лиснянская

 

В белом логове зимы

Серым волком затаюсь.

Рад бы радость взять взаймы,

Да судьба ссужает грусть.

 

Нет просвета впереди.

От обиды сам не свой,

Силюсь удержать в груди

Стон, что так похож на вой.

 

Что-то деется с людьми,

Нынче всяк другому враг.

Неужели для любви

Места нет у нас в сердцах?

 

В белом логове зимы

Сберегу остаток чувств.

Принимать по-волчьи мир

Никогда не научусь!

 

 

(продолжение следует)

<span style="font-siz

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.