Петербургские акварели.

Виктория Федоровская

Петербургские акварели

 

1

В осеннем саду карусель.
Лошадки цветные по кругу
Догнать прошлогодний апрель
Стремятся, толкая друг друга.

Решеток причудливых вязь
Назло повседневной рутине
Являет волшебную связь
С мишенью живой паутины.

В манере «а-ля импресьон»
Нелепый чудак и бродяга
Картину рисует дождем ,
Винцо попивая из фляги.

Я купленный в поезд билет
С горбатого брошу моста…
Взамен горсти медных монет
В ладонях моих пустота.

Я Клодта взнуздаю коней,
Грифонов с цепей отпущу,
Спущусь по ступеням к Неве,
Со Сфинксами пошепчу…

А города странный мираж
Возникнет из мрака болот,
И крепости старой игла
Насквозь мое сердце прошьет.

Комочком сожмется оно,
В колодец двора упадет,
И кто-то поднимет его,
К груди, как котенка , прижмет.

И там, в темноте и тепле,
Вновь сердце мое оживет,
Фиалковым синим цветком
Под сенью колонн расцветет.

 

А в Зимнем – торжественный бал:

Шампанское, смех и галдеж.
Но смолкнет испуганно зал,
Когда ты неслышно войдешь.

И лица случайной толпы
Размашисто смоет волной.
На дне золотой тишины
Один на один мы с тобой.

На голые плечи мои
Ты белых ночей соболя
Накинешь объятьем своим,
В капкан вожделенья маня.

Хочу отвечать тебе «да»,
Дыханьем касаясь щеки…
Где родинка навсегда,
Как знак окончанья строки.


2

Пробили часы…
Над Невой
Мосты развели, словно руки…
Теперь хочешь – плачь,
Хочешь – пой…
Рассыплются бисером звуки.
Так малая стрелка с большой
В любовном экстазе сольются…
Мгновенье безумья, постой!
Лишь – ах!
И они разойдутся…
Не быть?
Или все-таки быть?
Петля? Пистолет?
Слишком просто…
Ведь как мне оставить навек
Подсвечник – Васильевский остров!?
Башни, арки, дворцы и мосты…
Триста лет день и ночь карнавал.
Ангел Божий венцом красоты
Этот город короновал.
 ВТаврическом старый овраг
Засыпан листвою до верха.
То осень, таинственный маг,
Проводит деревьев проверку.
Расписанный множеством легких кистей,
Украшенный пеной лепнины
Весь Питер, как-будто парит над землей,
Коней управляя квадригой.
Над площадью –
С римским собратом своим
По духу Близнец и по знаку –
Ведет золотую ладью
Сквозь небо Святой Исаакий.
Звучит во дворце клавесин,
Воздушно взлетают аккорды…
Поймав золотой апельсин,
Лев лапой зажал его гордо.
Начистит заря якоря,
И, китель надев офицерский,
Направит свой кортик в моря
Отточенным лезвием
Невский.
Ах, город,
Таинственный эльф…
Танцует по кромке цветка…
Поэзии юной свирель
Здесь в каждом движеньи слышна.
В колоннах скрижалях храня
Далеких копыт перестуки
Казанский перевернул
Кофейную чашечку купол.
Здесь «тройки», «тузы» и «семерки»
Имеют особый закон:
За все отвечают «шестерки»
И ставятся судьбы на кон.
Здесь время – жонглер в темноте
И тайный затейник игры,
Где смерть – самый старший крупье,
Но жизни все фишки даны.
Михайловский замок себе
Судья, адвокат и свидетель.
Вновь падает разум во тьму
И вяжутся шарфы для петель.
Мешается с сажей и кровью
Взорвавшийся мартовский снег…
Цветы куполов к изголовью
Ложатся Спасителю вслед…
Но кто-то их грубо два раза
Крест-накрест перечеркнет…
И Русь в одеянии скорбном
На Лобное место взойдет.

3

Я будто бы сплю…
И опять
Серебряный голубь взлетел
И к ангелу с царским лицом
На хрупкие плечи присел.
И где-то играющий горн,
Как некая тонкая грань,
На «после» разделит и «до»
Плаксиво капризную рань.
А питерский воздух дрожит,
Иссеченный мелким дождем…
Природа слегка ворожит,
И все изменяет объем.
Эвклида законы забыв,
Сплошной бесконечностью арок
Чугунных оград серпантин,
Гранитные рамы каналов.
Вдоль Зимней канавки иду,
Шумит под мостами река…
Но где? На каком берегу?
К твоей прикоснется рука?
И все, о чем Бога молю,
Вдруг вспыхнет игрой фейерверка.
Двум главным словам – «Я люблю»
Души покорятся кронверки…

4
Апостолы Петр и Павел…
Российской державности посох
Грозящим перстом указал
На маленький Заячий остров.
Судьбе покорилась Нева,
Уняв свой бушующий норов,
Когда её лапа орла
Сдавила в кольце бастионов.
Белесую голову грустно склонил,
Влюбленно любуясь дворцами,
Позволил связать себя Финский залив
Упругим канатом фонтанов.
Училась с трудом менуэт танцевать,
Пить кофе и бриться училась…
Ударом петровского сапога
Россия в Европу вломилась!


5

Сенатская…
Сабельный взмах и резкая дробь барабанов…
Объявленный в партии шах
Катится по площади матом.

Ездок –укротитель жесток:
Разорвана конская морда…
Отхаркнулся кровью урок
Желанного утра свободы.

Голодные?
Будете жрать!
Каша заварена круто!
И бьют друг о друге в набат
 Повешенные все утро.

Ветра приглашают на вальс
Суровую невскую зиму…
Тюремный гремит тарантас,
И сгорблены стройные спины.

Музыка тихо звучит
Над необъятной Сибирью…
Толь колокольчик звенит,
Толи слезу обронили…

6

Свистит отголоском зимы
В карманах налетчица осень
И прячутся тайные сны
В коробочку улицы Росси.

Под светлой вуалью таит
Лебяжья канавка глаза…
Прибежищем станет любви
Игрушечный домик Петра.

В Агатовой комнате,
В Царском селе,
Под взглядами строгих фигур
Фривольный сюжетец чертит на стене
Кудрявый мальчишка Амур.

Люблю тебя…
Будто нескладный сонет
Нечаянно я написала…
Ни слова вранья,
Но и правды в нем нет…
Роман без конца и начала.

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.