Прими всё то, что видишь

Владимир Сорочкин

Белые улицы

 

Наши встречи начертаны снегом:
Не узнать ни единой черты, -
И метель переменчивым бегом
Не спеша заметает следы.

И неведом исход поединка
За себя, и у всех на виду -
Только снег, только снежная дымка,
И слова, как костёр на ветру.

Всё ей мало, зиме, как ни прочишь,
А повсюду - нехоженый наст, -
Всё позволит - чего ни попросишь,
Да назад ничего не отдаст.

И метёт, и метёт... Тлеет утро,
И теряет остатки примет,
И стоим мы с тобою, как будто
Лишь сейчас появились на свет. -

Но я знаю, как всякий безумец,
Что среди перемётных снегов
Белый бог замороженных улиц
 Не оставит своих должников...

 

 

Визма Белшевица. Я не могу уйти

       На конкурс ТМ Гуси-Лебеди "Бюро переводов-4"
       
http://www.stihi.ru/2014/01/06/4260

 

 

Ты был сухим обломанным стволом.
Живым вьюнком я оплести тебя сумела,
Собой я затянула каждый твой излом,
И синь цветков на ветках зазвенела.

Жужжит вокруг тебя пчелиный рой,
И птицы гнёзда вьют в зелёной кроне.
И выпрямляясь, ты склонился над водой,
Любуясь на себя в речном затоне.

Но, думая о том, что ожил ты,
Объятья тонких струн моих ты рвёшь навеки.
Вьюнок дрожит от этой боли, и цветы
Льют слёзы на рассохшиеся ветки.

Но лишь плотней я стану сеть плести,
Нежней звенеть и хватку не ослаблю.
Куда теперь я от тебя смогу уйти?
Как я без шелеста листвы тебя оставлю?

Перевод с латышского


Vizma Belshevica

Es aiziet nevaru

Tu biji kails un veeju aplauzts koks.
Es lapots viitenis ar ziliem ziedu zvaniem,
Pie stumbra reetainaa, kas smalkaam stiigaam plok,
Nu pilni zari maniem ziedu zvaniem.

Nu duuc ap tevi atkal bishu spiets,
Un putni ligzdo zalju lapu eenaa.
Tu staavu razheno paar upes dzelmi liec
Un spoguljojies dzilji vilnii reenaa.

Tev liekas, ka tu salapojis pats,
Tu gribi izrauties no manu stiigu skavaam.
Dreb saapees tiitenis un zila zieda acs
Lej asaras paar zaru rokaam tavaam.

Bet cieshaak veel pie raupjaa stumbra plok,
Veel maigaak zvana visiem ziedu zvaniem,
Es aiziet nevaru no tevis, sausais koks,
 Lai kails tu nepaliec bez lapu lokiem maniem.

 

 

 

Зимние огни

 

Жгут огни на рождественских ёлках,
Пахнет хвоей в подъездах пустых...
Где-то рядом, уже на задворках,
Затаившийся праздник притих...

В новом платье, подобная звуку,
Что, тоскуя, рождает струна,
Ты на кухне на скорую руку
Соберёшь что-нибудь для стола.

Время тянется... Пёстрая штора
Приглушает звучание слов. -
Как пропеллер закрутятся скоро
Неподвижные стрелки часов.

И смешается сумрак со снегом:
Ни узнать, ни забыть, ни позвать...
Потому ли ты с вызовом неким
Разрешаешь себя целовать? -

Потому ли мне больно и колко
Быть с тобой, но и знать, что судьба
И в отпущенный срок ненадолго
Позволяет уйти от себя...

Будь со мной... Будь как крестная ноша,
Я и так получаю взаймы
Каждый час у отчаянной ночи,
Не вместившейся в стужу зимы...

И останется в памяти прежним
Этот год и огни по зиме...
Но таким - и счастливым, и грешным -
 Я не буду уже на земле...

 

 Посредине зимы

 

Остановись, бредущая к зиме
По снегу снов, простых - до немоты.
Когда б ты рай искала на земле,
     Я б знал - где ты.

Твои уста прозрачны, как вода,
И честь твоя не знает слова "честь",
Но только то, что есть не навсегда -
     Всегда и есть.

И тот твой враг, кто рядом, на штыке
Несёт любовь, и что не говори -
Метель твой след сжигает на стекле...
     Гори... Гори...

Обманчив снег. Закончены пути. -
Но по привычке вторится: "Аз есмь..."
А то, что мы пытаемся найти
     Давно не здесь.

И все же - глянуть вспять благоволи -
Туда, где смертны люди и дела...
Когда б я ведал помыслы твои,
     Я б знал, где я...

А тут - светло... Поскрипывает дверь,
Да пусто по сусекам и углам...
Когда увидишь ангела - не верь
      Его крылам...

 

 

 

Два витязя

 

Сузилось небо, как сеть.
Сжалась звенящая высь.
Там и сошлись, где не грех умереть.
Только на том и сошлись.

Накрепко сшиты копьём и мечом
Жизни и смерти края.
Первый спросил у второго: "А в чём
Верная правда твоя?"

И он услышал в ответ тетиву
Жгучую, как суховей:
"Правда моя - что пока я живу -
 Правды не будет твоей".

 

 Апокриф

 

...В полудреме он видел иные
Небеса, чем над этой землей,
Точно кони, как сталь - вороные
Поравнялись с угасшей зарёй. -

Но лишь первые ветры подули
От излучин речных и ракит,
Их сменили горячие угли
Разметавшихся грив и копыт.

И во след им, как лёгкая пена,
Заблестев, накалясь до бела,
Вырываясь из алого плена,
Бледный конь закусил удила.

И минувшего в мире не стало,
И грядущее кончилось в нём,
Лишь слепящая высь заблистала,
Разливаясь над снежным конём...

И сошлись они в яростном гуле,
Растерявши своих седоков,
И гудящую твердь отряхнули
 От усыпанных прахом подков.

 

 

Он шёл в ночи

 

   Сергею Карачакову

Он шёл в ночи, черней, чем дым
Над прахом деревень,
И тьма лежала перед ним,
Как собственная тень.

Он шёл быстрей, чем время шло,
Быстрей, чем мог идти...
Пустое, мёртвое село
Лежало на пути.

В дом постучал, но звук во тьму
Прочь унесли ветра,
И не открыли дверь ему
У этого двора.

Стучал он в дом другой, и вновь
Стучался в третий дом,
Но стук проглатывала ночь
На много верст кругом.

Холодным ветром пальцы жгло,
Но и в домах других
Они не слышали его,
И он не слышал их...

И тяжелела на плечах
Ночная круговерть,
И каждый звук, и каждый шаг
Был обречён на смерть.

...Он уходил на шум реки,
Как будто в мир иной,
И зажигались огоньки
 В окошках за спиной.

  

Разлука

 

Разлука меня измотала,
Как будто, сливаясь в огне,
Тяжёлые капли металла
Тебя выжигали во мне.

С дыханьем рвалась ты наружу,
И мне не хотелось дышать,
И можно – казалось бы – душу,
Как слиток в руке подержать.

Когда-то алхимики так же,
Иного не зная греха,
Испачкавшись в угле и саже,
Молясь, раздували меха,

И с тихой улыбкою счастья
Крестились на образ святой,
И серый свинец превращался
 В сияющий луч золотой.

  

Ангел

 

Пред собой я так близко увидел чело
Золотое, как свет, и благое, -
И одно - точно солнце - горело крыло,
И синело, как небо, другое.

И ничто не смущало саднящий покой,
Лишь лучи расходились тугие.
Я спросил у него: "Почему ты такой...
Почему твои крылья такие..."

Я тянулся к нему, словно пыль на стекло,
Можно было потрогать рукою
И одно, что горело, как солнце крыло,
И, подобное небу, другое.

Но исчез он, и меньше не стало огня,
Лишь рассыпалось ветром горячим:
"Я такой, чтобы ты не увидел меня
Меж землею и солнцем парящим..."


Выражаю искреннюю благодарность Марине Влада-Верасень
за перевод этого стихотворения на белорусский язык
http://www.stihi.ru/2014/01/14/712

Анёл

Прад сабою так блізка  ўбачыў чало,
Як лагода  святло залатое…
І адно нібы сонца гарэла крыло,
Нібы неба сінела  другое.

Не засмучваў мяне той шчымлівы спакой –
Прамяні ўрассыпную тугія…
І спытаў у Яго: " Што Ты явіш cабой?
І чаму Твае крылы такія?”

Ён прыцягваў! – І я матыльком на святло,
Дакрануцца ўжо мог рукою…
І адно нібы сонца гарэла крыло,
І падобнае  небу другое!   

Але знік… Не ставалася меней агню!
Толькі  ветрык  данёс мне імклівы:
"Я такі, каб нябачным мне быць нікаму
Між Зямлёю і Сонцам парылым!”


Пераклад на беларускую мову зроблены
 Марынай Влада-Верасень

 

 

Облака

 

1.

Смотри – по небу облака
Усталые парят.
Им плыть и плыть ещё, пока
Их различает взгляд.

Им плыть и плыть ещё во мгле,
Как в детстве, как в тот час,
Когда на этой вот земле
Уже не будет нас.

2.

Они чисты, они летят
В лазоревой глуши,
Как чувства, что не тяготят
Ни тела, ни души.

Они легки, как детский вздох,
Им горек груз земли,
Как череде былых эпох,
Растаявших вдали.

3.

Какая разница - пока
Мы вместе или врозь,
Пускай уходят облака,
Как то, что не сбылось,

Как сны, как дерзкие мечты -
По счёту раз-два-три -
Уходят облака, и ты
 Смотри им вслед... смотри...

 

 

 

Полночь

 

Посмотри из окна на дорогу,
Новый день начиная с нуля,
На стоящие неподалёку
В ночь измаранные тополя.

Разлечи, как по капле впиталась
Темь в светящиеся пятачки -
Сон земли притупляет усталость,
Углубляющуюся в зрачки,

И, теряя последние чувства,
Дышит обмороком полыньи,
Ну а если ты хочешь очнуться -
То над крышами взгляд подними:

Там, на блюдце в лиловом сияньи,
Безнадёжно сорвав тормоза,
Пролетают сейчас марсиане
 И таращат шальные глаза...

  

Капля

 

Прими всё то, что видишь: жизнь мала,
Чтоб ей успеть сложиться по-иному...
Скрипит сосна. По свежему излому
Стекает тёплой каплею смола.

Пройдёт немало времени, пока
У ног твоих взамен смолы пустячной
Из-под волны, небрежной и прозрачной,
 Сверкнет янтарь, застывший на века...

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.